vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Хроники Сталинградского тракторного завода

В августе 1925 г. постановлением Главметалла было признано рациональным возведение нового тракторного завода в Нижнем Поволжье, а 12 июля 1926 года на северной окраине Сталинграда в торжественной обстановке заложили 1 й камень, на котором написано: «Здесь будет мощный индустриальный центр, здесь мы начнем догонять заграницу».

Справка: СХТЗ 15/30 — марка колёсного трактора, выпускавшегося Сталинградским тракторным и Харьковским тракторным заводами. Всего было выпущено 390500 тракторов, их производство было свёрнуто в 1937 году. Трактор был разработан на основе конструкции одного из лучших тракторов того времени «Интернешнл Мак-Кормик Диринг 15/30», выпускавшегося американской компанией «International Harvester». Керосиновый карбюраторный двигатель мощностью 31,5 л.с. позволял трактору работать с нагрузкой в диапазоне рабочих скоростей от 3,5 до 7,4 км/ч.


6 декабря 1928 года Политбюро ЦК ВКП(б) приняло решение "О Ростовском сельмашстрое и Сталинградском тракторном заводе": "Исходя из решения ЦК о форсировании темпа строительства колхозов и совхозов установить тип трактора "Интернационал" в 15/30 сил, вместо ранее предусмотренного 10/20 сильного, как наиболее целесообразного и экономически выгодного для работы в обобществленном секторе сельского хозяйства... Поручить ВСНХ СССР вести строительство Сталинградского завода с расчетом окончания постройки завода в конце 1931 года..."

8 мая 1929 г. торговый представитель СССР в Америке Саул Брон и американский промышленный архитектор Альберт Кан подписали контракт на проектирование и сопровождение строительства 3-х основных производственных цехов Сталинградского тракторного завода. Вспомогательные цеха были отданы для проектирования другим специалистам и фирмам: проект кузницы был поручен инженеру Смиту, литейную проектировала фирма «Франк Чейс», проект холодной штамповки осуществляли две фирмы: «Ниагара» и «Блисс», а первой и второй термических мастерских – фирма «Роквелл».

В решении Политбюро от 8 июля 1929 года в связи с «выявившимися техническими возможностями» на полгода уменьшался срок пуска завода и ставилась цель провести пуск к концу 1930 года. «Выявившиеся возможности» включали в себя заказ металлоконструкций в Америке и возможности монтировать фундамент с анкерными болтами загодя, до прибытия металлических ферм.

Сначала был забор...


Столь сжатыми сроками строительства были удивлены даже американцы. Госпромстрой (на базе которого в июне 1930-го будет сформирован Госпроектстрой под руководством «архитектора сталинской индустриализации» Альберта Кана) в заявлении, опубликованном в «Торгово-промышленной газете» 2 июня 1929 года, раскритиковал высокие темпы строительства, фактически объявив их неразумными. Заявлять такое со стороны советской строительной организации было очень опрометчивым поступком, и вскоре руководство Госпромстроя подверглось чистке, документация на основные цеха СТЗ была изъята у Госпромстроя и отдана Тракторострою. Документацию эту разрабатывала фирма Альберта Кана в Детройте. В середине июля 1929 г. первый директор завода В.И.Иванов издает приказ: "Американского специалиста мистера Джона Калдера назначить главным производителем работ по строительству завода. Его помощником утвердить мистера Сваджана"

Несмотря на наличие сильной команды американских специалистов, сложностей хватало. Проблемы были, в основном, кадровые. На 1 июля 1929 года на строительстве работало около 2800 человек. Но не хватало энтузиастов, ударников. Никто из старых рабочих, артельщиков не хотел работать бесплатно и сверхурочно. Нужно было найти выход – привлечь такой рабочий ресурс, который бы работал за идею, которому нужны не столько деньги, а больше почести и похвалы. И решение было найдено. В. И. Иванов встретился с генеральным секретарем ЦК ВЛКСМ Александром Косаревым: «Нужны люди. Нужны сейчас. Дайте нам отряд в семь тысяч. Сперва они будут строить, потом станут хозяевами умнейших станков».

Отряд комсомольцев в 7000 дали. Дали также 1000 квалифицированных рабочих и 1000 – по мобилизации ВЛКСМ. Работали и в жару и в холод. Техники в общем, и экскаваторов в частности, не хватало, котлованы копали вручную. Американец Калдер наблюдая это, позже сказал: "Я сначала огорчился, не увидев механизации. Но теперь понял, что с этими людьми можно работать - все будет ол райт!". Оптимизм американца не разделяли множество советских работников, которые спешно покидали гиблое место. На 1 апреля 1930 года из тех 7000 осталось лишь 1900 человек, из 1000 рабочих – 142, а мобилизованных комсомольцев – 216. Впрочем, на их место приезжали новые.

В общей сложности в строительстве и работе СТЗ принимали участие несколько сотен американцев. Кого-то они раздражали, а других приводили в восхищение. Американская деловитость не вязалась с революционным энтузиазмом некоторых идейных строителей СТЗ. Руководство пыталось искать пути примирения двух конфликтующих идеологий и приобщить молодежь к американскому опыту и стилю работы. На комсомольской конференции в августе 1929 г., В.И. Иванов говорил: «Еще недавно среди нас ценился тот, кто копал землю и таскал мешки вдвое быстрее других, кто на глазах у изумленных товарищей мог сломать руками подкову, но кто уже пять лет не брал книгу в руки... Все это выдавалось за революционную романтику. Но настоящий революционный романтик именно тот, кто, как наш слесарь Загряжский, чтобы лучше овладеть заграничным станком, изучает английский язык, и хочет сам разобраться в премудростях технической литературы... Новым нашим заводам нужны именно такие люди, как слесарь Загряжский!»



Как писал журнал Техника-Молодежи №10 от 1938 года: «Американцы вникали в мелочи, сами залезали в котлованы и на конструкции, показывали рабочим, как надо взять клещи, молоток, как подойти к машине. Они приходили на работу в широкой удобной спецовке со множеством карманов, всегда спокойные, бритые. Во всем, что они делали, был общий стиль простоты, точности, спокойной деловитости…»

Планы по запуску завода были уже давно сорваны, наступило время лихорадочной спешки. Для срочного монтажа были созданы 44 ударные бригады с общей численностью до 3000 человек, в основном комсомольцев. Некоторые бригады занимались тем, что ездили по СССР и пытались ускорить поставку оборудования на завод. Например, в Новороссийске приехавшие комсомольцы застали оборудование в порту в длительной очереди на разгрузку. Ударная бригада самостоятельно организовала сверхплановую разгрузку нужного оборудования и его погрузку на железнодорожные платформы.

Несмотря на всемерные усилия, на 1 мая 1930 г. на СТЗ имелось только 25 % необходимого оборудования. Наконец, большой конвейер был смонтирован. Во дворе завода еще валялись леса, значительная часть оборудования еще не поступила на завод, фактически, за исключением нескольких единиц оборудования, в рабочем состоянии был один лишь конвейер. Решили, что первое время сборка будет идти из машинокомплектов, пришедших из Америки. Но все же по плану часть деталей должна быть изготовлена на месте, фактически полукустарным способом подгонкой напильником. Раму делали в ремонтно-механическом практически вручную.

И все-таки завод был объявлен готовым. 9 июня 1930 г. М. И. Калинин посетил строительство СТЗ. Выступая на 6-тысячном митинге в чугунолитейном цехе, он сказал: "Огромный завод мы построили для того, чтобы вывести деревню из нищих, чтобы русский крестьянин производил на базе машинной техники столько же, сколько производят передовые в техническом отношении страны».

Первый и пока единственный на конвейере трактор загодя уже собирали и разбирали несколько раз, готовясь к торжественному пуску. Все детали были заранее подогнаны, каждый сборщик уже десятки раз отрепетировал свою роль. Выехав из цеха, трактор заглох. Совместными усилиями двигатель был запущен, трактор доехал до места проведения митинга, но после митинга трактору снова потребовался ремонт. Времени было недостаточно, т.к. день спустя трактор, предназначенный в подарок XVI съезду партии, уже был погружен в железнодорожный товарный вагон, идущий в Москву. Поэтому вместе с трактором в Москву отправились и ремонтники. За время пути прямо в вагоне, успев несколько раз перебирать двигатель, трактор все-таки привели в рабочее состояние, что позволило ему без проблем проехать по Москве в сопровождении ликующей толпы.

Доктор Свенфон-Мюллер написал в „Фоссише Цейтунг“ статью, в которой в пух и прах разнес все тщания наладить поточное производство на СТЗ: „Хватаешься за голову! Верховные комиссары всерьез полагают, что 7 200 необученных подростков, среди них 35 процентов девушек, смогут сегодня-завтра скопировать методы Форда, основанные на опыте целого поколения, на высококвалифицированной, дисциплинированной и хорошо оплачиваемой “рабочей силе“, на курсе первоклассных инженеров и мастеров, и в первую очередь на „лучшем в мире материале“...

Увы, голоса скептиков звучали в унисон с реальностью. В июне 1930 г. завод выпустил всего 2 трактора, в июле — 5, в августе — 15, сентябре — 14, а всего до конца года, то есть за 6 с половиной месяцев,— 1002.

Настоящие трудности только начинались. Серго Орджоникидзе вспоминал: «Мы взяли лучшие станки и машины для тракторостроения; но как же теперь получить трактор? Мы долгое время ходили вокруг этих станков, вероятно, многие из вас читали в газетах и помнят, сколько мы мучились, чтобы освоить эту новую технику. Помню, когда открыли этот завод, – летом выпустили трактор, затем прошло 4–5 месяцев – ни одного трактора никак не могли выдать… Весь следующий год мы также возились, кое-как довели количество тракторов в день до 10, затем до 25 и очень обрадовались…»

Привычка брать нахрапом и ставить рекорды производительности, выработанная на строительстве, здесь не срабатывала. Напротив, на производстве важно было уметь выдерживать заданный неспешный и монотонный темп день за днем, неделя за неделей, год за годом. Еще одна твердая привычка со времен строительства обращаться с примитивными механизмами с помощью грубой силы на производстве приводила к серьезным поломкам. Организацией производства и анализом недостатков никто не занимался. Напротив, директор завода Иванов, проходя по рабочим местам, всегда приказывал увеличивать темп. Насчет брака он говорил: "Ничего, брак для нас в первый период – вещь неизбежная, и отчаиваться по этому поводу не следует. Чем больше брака вначале, тем лучше и скорее будем работать потом…"

В октябре 30-го снимают с должности директора Иванова, перед этим награжденного Орденом Ленина. Вместо него назначают Мозглова, бывшего замдиректора АМО, продержавшегося на этой должности тоже недолго - до января 1931-го. Пришедший ему на смену Грачев из Ленинграда просидел в кресле директора всего до июля 1931-го.

Один из американских специалистов вспоминал о работе на СТЗ: "Производство тракторов постоянно лихорадит, а конвейер, самый смысл существования которого в непрерывном движении, в Сталинграде гораздо больше стоит, чем движется. В общей сложности время его движения составляло лишь около одной трети всего рабочего времени. Потоки деталей каждый день прерывались то тут, то там, то из-за особенно высокого процента брака, то из-за поломки станков, то из-за отсутствия воздуха в литейной и десятков других причин,почти всегда неожиданных, внезапных, замечаемых лишь тогда, когда уже поздно предотвратить прорыв потока, тем более, что завод живёт без минимально необходимых резервов деталей, станков, инструментов, штампов, моделей и т.д. Причём в случае возникновения отдельных прорывов все бросаются к узкому месту, забывая об остальном производстве..."

Напряженность в отношениях всегда чувствовалась между иностранными и русскими рабочими. Порядка 300-400 американцев (а были и иностранцы других национальностей) работало на СТЗ в 30-х годах. Жили они в отдельном поселке, в благоустроенных меблированных домиках из расчета 12 кв. м. площади на человека. Их дети ходили в отдельную иностранную школу, был свой магазин, медпункт, баня. Все это резко контрастировало с положением пролетария советского, влачившего полуголодное существование, жившего с семьей в бараке, где на человека приходилось по 2 кв. м. жилой площади. Баня, одна на огромный рабочий поселок, явно не справлялась. Маленькой амбулатории тоже было недостаточно. Бюро заводского комитета ВКП(б) констатировало: "…Не совсем благоприятная обстановка с жилищами и питанием, рваческие настроения, пьянство, дебоши и паникёрство, разлагающе действующие на остальную здоровую часть рабочих..."

Плохой водопровод был наиболее узким местом рабочего поселка. Отсутствие фильтрации приводило к развитию желудочных заболеваний весной и летом, а в ноябре 1930 года в результате попадания в водопровод сточных вод началась эпидемия тифа. Смертельное заболевание унесло жизни множества советских рабочих и нескольких иностранцев.

Из Спецсводки № 23 ИНФО ОГПУ о перебоях в продснабжении промрайонов и городов. 3 сентября 1930 г. НИЖНЕ-ВОЛЖСКИЙ КРАЙ На 15 августа 1930 г. "…В закрытом распределителе ЦРК, предназначенном для обслуживания 400 американских рабочих Сталинградского тракторного завода, до 7 августа продукты питания отсутствовали. После попытки забастовки со стороны американских рабочих, Правление ЦРК отпустило 1300 кг сливочного масла и другие продукты …На Судоверфи (Сталинград) отмечены случаи, когда в лавках отсутствует хлеб по 2-3 дня …Тракторный завод (Сталинград). Чинить обувь негде, многим рабочим приходится ходить без обуви …При введении выдачи белого хлеба в Сталинграде очереди у распределителей доходили до 1000 человек …В закрытом распределителе Сталинградского Тракторостроя, снабжающем американских рабочих, 1000 кг сливочного масла хранится под открытым небом, подвергаясь порче. Постановка общественного питания в столовых ЦРК Астрахани и Сталинграда продолжает ухудшаться …Тракторострой. Обеды, доставляемые на строительство, грязно приготовлены, особенно гороховый суп, который бывает почти ежедневно." http://istmat.info/node/26922

После посещения завода влиятельной комиссией во главе с С.Орджоникидзе руководство вновь сменилось - на этот раз директором стал начальник Всесоюзного авто-тракторного объединения Михайлов-Иванов. Стали приниматься меры по улучшению быта рабочих. Постепенно началось строительство жилья, улучшилось снабжение, однако проблемы быта решались крайне медленно.

И так же медленно повышалось качество сталинградских тракторов. Срывались поставки тракторов для сельского хозяйства. 23 апреля 1934 года нарком земледелия СССР М. А. Чернов докладывал Сталину: "По данным на 21 апреля, Сталинградский и Харьковский тракторные заводы из причитающихся Наркомзему до 1 мая 23 050 тракторов отгрузили 18 745 штук. Остается догрузить 4305 тракторов. Тракторные заводы, снимая с конвейера трактора, задерживают их отгрузку из-за некомплектности. На Сталинградском тракторном заводе количество некомплектных тракторов в последних числах марта и в первой половине апреля доходило до 1600 штук. Трактора снимаются с конвейера и ставятся на заводскую площадку вместо отправки их в МТС и совхозы на полевую работу."

Помимо тракторов СТЗ в своих спеццехах выпускал танки Т-26. Это дело двигалось еще хуже: в 1933 году предприятие произвело только 5 танков, в 1934 - 23, в 1935 году - 115 машин, в 1936 - менее 70, 1937 - 0 танков, 1938 году - около 30 Т-26. К маю 1941 удалось произвести всего 130 Т-34-76. Во время войны производство Т-34 довели до 200-300 в месяц, однако после освобождения Сталинграда в 1943г. их производство не возобновляли.


31 марта 1935 года начальник экономического управления Главного управления госбезопасности НКВД СССР Л. Г. Миронов сообщал Сталину: " Управление по Сталинградскому краю установило выпуск недоброкачественных тракторов Сталинградским тракторным заводом. Целый ряд ответственнейших деталей тракторов выпускается с производства на сборку с заведомым браком, не соответствуя техническим условиям и вопреки установленным правилам, при прямом попустительстве руководящего персонала завода, что приводит к быстрому выходу из строя тракторов во время работы в поле. Вот факты: рама (деталь N1) систематически изготавливается и выпускается с большими перекосами отверстий под полуосевые рукава и промежуточную передачу, что приводит к неправильному соединению шестеренок венца дифференциала (детали N98 и N112), зубья которых, находясь в неполном зацеплении, вызывают ускоренный износ шестеренок. Бракованной рамы за время с октября 1934 года по март 1935 года выпущено 11 000 штук... Из указанных лиц — Белохвостов, Сазонов и другие являются активными троцкистами и эта контрреволюционная троцкистская группировка сомкнулась во вредительских целях с частью к/р специалистов, в состав которой также входили бывш. троцкисты, направив свою к/р работу на подрыв качества тракторов."

Как видим, руководство партии нашло способ бороться с выпуском некачественной продукции, объявляя бракоделов "троцкистами" и "контрреволюционерами". Вместо делового решения проблем началась охота на ведьм. В 1936г. на заводе арестована группа специалистов немецкого происхождения из 11 человек, почти все они были расстреляны по обвинению в "шпионской деятельности". Cписок осужденных советских граждан на Сталинградском тракторном заводе в 1937-1938гг.:

Фокин - директор завода,

Кардунер - директор завод (после Фокина)

Чарнко - главный инженер завода

Бурсак - начальник управления строительства завода

Куско - зам.главного инженера по производству

Станкевич - начальник технического отдела, главный конструктор

Лев - начальник проектного отдела

Артюшин - помощник нач. техн. отдела

Кукса - начальник технологического бюро

Литвак - ведущий технолог моторного производства

Котляр - начальник обьединенного конструкторского бюро

Жабин - начальник станкостроительного бюро

Зарицкий - начальник механосборочного цеха №1

Симонов - начальник механосборочного цеха №2

Чешев - начальник кузнечно-прессового цеха

Рыбаков - начальник чугунолитейного цеха

Зыбин - начальник сталелитейного цеха

Вержинский - главный металлург завода

Кузьмин - начальник центральной лаборатории завода

Машевский - главный энергетик завода

Каган - зам.главного энергетика завода

Чункин - зам. начальника производственного отдела

Лознер - начальник инструментального цеха

Руэ - начальник ремонтно-механического цеха

Ингельман - зам. главного механика завода

Сучев - зам. начальника кузнечного цеха

Пирогов - нач. конструкторского бюро главного механика

Белохвостов - начальник отдела испытания тракторов

Удалов - зам. начальника ремонтно-механического цеха

Яротенко - главный бухгалтер завода

Резник - инженер, организатор сквозных бригад

Селянинов - директор ФЗУ и учебного комбината завода

Динес - глав.врач медицинского диспансера завода

Сазонов - главный инспектор завода и многие другие. Был расстрелян и первый директор завода В.И. Иванов.

С 11 июля 1937 года завод перешёл на выпуск гусеничных тракторов АСХТЗ-НАТИ (СТЗ-3) с керосиновым двигателем мощностью 52 л. с. К концу 1937 года был освоен выпуск транспортного трактора (артиллерийского тягача) СТЗ-5 "Сталинец" с двигателем мощностью 52-56 л.с. Всего было выпущено 9944 СТЗ-5, который стал основным тягачом Красной Армии.

Артиллерийский тягач СТЗ-5 "Сталинец" на Красной площади


В годы Великой Отечественной войны завод осуществлял выпуск и ремонт танков Т-34-76, танковых двигателей (в том числе карбюраторных моторов М-17) и артиллерийских тягачей СТЗ-5-НАТИ, оставаясь одним из основных поставщиков военной техники на фронт, несмотря на разрыв кооперации с другими эвакуированными предприятиями отрасли. Из-за этого СТЗ был вынужден делать все комплектующие самостоятельно. Выпуск продукции осуществлялся даже в период после прорыва вермахта к Сталинграду 23 августа 1942 года, причем попытка захвата города «сходу» ударом вдоль реки с севера была отбита с участием отряда рабочего ополчения Сталинградского тракторного завода под командованием инженера-технолога Николая Леонтьевича Вычугова. Производство было окончательно остановлено только 13 сентября 1942 года, когда бои шли уже непосредственно на территории завода.

В 1944 завод снова начал выпуск продукции


25 ноября 1949 года без остановки производства был осуществлён переход на выпуск трактора ДТ-54 впервые в СССР оснащённого дизельным двигателем мощностью 54 л.с.

30 декабря 1963 года после проведённой реконструкции завод приступил к выпуску гусеничных тракторов ДТ-75 мощностью 90 л.с. ДТ-75 стал базой для целого семейства тракторов, которые выпускались весь советский период.

В постсоветский период завод был приватизирован, в 2005 прошел процедуру банкротства, затем разделен на несколько предприятий. Производство тракторов фактически прекратилось, не выдержав конкуренции. Военную продукцию (БМД-4 и на ее базе самоходную противотанковую пушку "Спрут-СД") выпускает предприятие, вошедшее в государственную оборонную корпорацию "Ростех". БМД-4 имеет новый мощный двигатель 450 л.с., при массе машины 13,6 т это позволяет иметь высокие показатели проходимости по резко пересеченной местности.




Источники:
Хроники СТЗ http://www.leanok.ru/2016/06/stalingradskiy-traktorniy-zavod-hronika.html
СТЗ. Немного истории. https://vi-lagarto.livejournal.com/7613.html
Спеццеха на СТЗ https://su-industria.livejournal.com/22402.html
Журавлев С.В. "Иностранцы в Советской России в 1920-1930-е годы" (диссертация) http://ebookiriran.ru/index.php?id=41§ion=8&view=article
Tags: гиганты_индустрии, оборонка, танки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments