vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Лето 1941. Тихий ужас в танковых войсках

В жаркие дни конца июня 1941 погибли краса и гордость Страны Советов - знаменитые мехкорпуса РККА. Именно на них возлагалась главная надежда в случае большой войны. 22 июня 1941г. тов.Жуков бодро написал в директиве НКО о контрударе войск Юго-Западного фронта: "...Концентрическими ударами... окружить и уничтожить группировку противника, наступающую на фронте Владимир-Волынский, Крыстынополь, и к исходу 26 июня овладеть районом Люблин". То есть, малой кровью на чужой территории, как и договаривались перед войной. Здесь собраны цитаты советских танковых командиров - непосредственных участников боев летом 1941, а также выдержки из различных архивных документов, относящихся к ходу боевых действий советских мехкорпусов в указанный период. В скупых строчках типа такой: "Танков КВ выведено из строя противником - 5, подорвано экипажами - 12, отправлено в ремонт - 5...", - вырисовывается чудовищный бардак в советских танковых войсках, которыми так гордился весь народ перед войной...



Командир 9-го мехкорпуса К.К. Рокоссовский: «...С информацией войск о положении на фронте дело обстояло из рук вон плохо. Информацию приходилось добывать самим. И если о событиях на нашем направлении удавалось более менее узнавать и догадываться, то о происшедшем или происходящем на участке других армий Юго-западного фронта мы ничего не знали. По-видимому, и штаб 5-й армии тоже ничего не знал, ибо он нас не информировал. Связь корпуса со штабом 5-й армии чаще всего отсутствовала, а с соседями периодически прекращалась.»

Он же: «Войска этого округа (КОВО) с первого же дня войны оказались совершенно неподготовленными к встрече врага. Их дислокация не соответствовала создавшемуся у нашей границы положению явной угрозы возможного нападения. Многие соединения не имели положенного комплекта боеприпасов и артиллерии, последнюю вывезли на полигоны, расположенные у самой границы, да там и оставили. То, что произошло 22 июня, не предусматривалось никакими планами, поэтому войска были захвачены врасплох в полном смысле этого слова. Потеря связи штаба округа с войсками усугубила тяжелое положение… Погибали в неравном бою хорошие танкистские кадры, самоотверженно исполняя в боях роль пехоты. Даже тогда, когда совершенно ясно были установлены направления главных ударов, наносимых германскими войсками, а также их группировка и силы, командование округа оказалось неспособным взять на себя ответственность и принять кардинальное решение для спасения положения, сохранить от полного разгрома большую часть войск, оттянув их в старый укрепленный район.»

Из описания боевых действий 40-й ТД 19-го МК:
"К 22 июня 1941 г. дивизия была укомплектована танками на 8-9% и те - не табельные. Состояние матчасти для боя не соответствовало (машины Т-37, Т-38, Т-26 главным образом прошедшие средний ремонт, предназначенные для учебно-боевого парка). Табельные танки отсутствуют совершенно. Вооружение: танковые полки имели винтовки для несения караульной службы. Начсостав личным оружием был укомплектован на 35%..."

Из доклада о боевых действиях 43-й ТД 19-го МК за период с 22 по 29 июня 1941 г.:
"Штаб дивизии был укомплектован почти полностью вполне подготовленным начсоставом... Старший и средний начсостав подготовлен также вполне удовлетворительно, большинство имело боевой опыт в боях с Финляндией. Специалистами дивизия была укомплектована как по количеству, так и по качеству вполне удовлетворительно... Младший начсостав, особенно мотострелкового полка, имелся не в комплекте на 70%, подготовлен недостаточно, так как прибыл из других частей и выдвинут из красноармейцев. Остался необученным личный состав первых батальонов танковых полков как только прибывший на укомплектование, ввиду отсутствия материальной части, пройдя только курс молодого бойца.
Боевые машины были к бою полностью готовы, укомплектованы экипажами, но технически сильно изношены. Из наличного количества автомашин около 150 были неисправны... Запчастей для боевых машин на складах дивизии имелось лишь на 40-45%.
Снарядов для 37-мм зенитных пушек в части не было совершенно. Для орудий 122 и 152-мм имелся всего лишь один боекомплект. МП автоматическим оружием и минометами был укомплектован на 15-20% против положенного по табелю...
В полдень 22 июня дивизии была поставлена задача сосредоточится в 20 км юго-западнее Ровно и быть готовой к наступлению в направлении Дубно... Марш своим ходом занял три дня под непрерывными ударами с воздуха при постоянном дефиците ГСМ и запчастей, которые буквально приходилось разыскивать по маршруту движения, удаляясь от части на 150-200 км. За все это время штаб дивизии не получал никакой информации о положении на фронте, разведданных и оперативных сводок, оставаясь в неведении даже о соседях с флангов и противнике. Так, считалось что основные силы Красной Армии уже успешно ведут бои западнее и задачей дивизии является ликвидация прорвавшихся танковых групп немцев. При этом полутора тысячам человек пришлось из-за нехватки транспорта двигаться пешком. Утром 36 июня танковая группа дивизии, включавшая 2 КВ, 2 Т-34 и 75 Т-26, двинувшись на Дубно, встретила отступавшие советские части. Их удалось остановить и, подчинив себе, включить в оборону. Однако дивизия осталась без артиллерии, безнадежно отставшей на марше, и не имела какого-либо прикрытия с воздуха, по прежнему не имея толком данных разведки. Тем не менее в результате танковой атаки удалось достичь цели и выйти к окраинам Дубно, отбросив противника на 15 км. Танковый бой продолжался 4 часа и его результатом стали 21 уничтоженный танк немцев, две батареи ПТО и 50 автомашин, причем из-за недостатка бронебойных снарядов КВ и Т-34 пришлось вести огонь осколочными снарядами и своей массой давить ПТО противника. Ценой этого стали 2 сгоревших КВ и 15 Т-26. Достигнутый успех развить не удалось из-за слабого взаимодействия с соседями, под фланговым контрударом немцев отошедшими назад. За ними под огнем ночью отступила и 43-я ТД..."

Командир разведывательного батальона 43-й танковой дивизии 19-го МК В.С.Архипов: «...Связь была самым слабым нашим звеном. И не только связь между двумя группами мехкорпусов, наносившими удар с юга (8-й и 15-й МК) и с севера (9-й и 19-й МК), но и связь высших штабов с этими группировками - штаба ЮЗФ... и штаба 5-й армии. Слабая, с длительными перерывами радиосвязь была причиной опозданий информации, направляемой с линии фронта в высшие штабы. Поэтому и решения, которые принимались в штабах, и, в свою очередь, передавались на фронт, часто не соответствовали изменившейся боевой обстановке. К примеру, вечером 26 июня, когда, смяв правый фланг 11-й немецкой ТД и разгромив один из ее танковых полков, наша дивизия вышла к Дубно, никто из нас не знал, что с юга, нанеся огромные потери другим соединениям 48-го немецкого моторизованного корпуса, успешно продвигается нам на встречу 8-й мехкорпус генерала Д.И.Рябышева... подобная ситуация повторилась и на следующий день, когда все три корпуса - 36-й стрелковый, 8-й и 19-й механизированные - опять наступали на дубненском направлении. Опять мы и наши соседи, стрелки 36-го корпуса, вышли на подступы к Дубно, но не знали, что в город уже ворвалась 34-я танковая дивизия п-ка И.В.Васильева из 8-го мехкорпуса. Таким образом, 26 и 27 июня советские танковые клинья дважды и очень глубоко - до 30 км врезались в оба фланга немецкого 48-го МК. Однако отсутствие связи между этими клиньями и взаимная неосведомленность не позволили довести дело до логического конца - до окружения 48-го МК между Бродами и Дубно»

П.П.Полубояров, командующий АБТВ СЗФ: «В большинстве своем контрудары наносились нашими войсками фронтально, зачастую разрознено, не сосредотачивая основных усилий на решающих направлениях, по не расстроенным и сильным группировкам противника. У врага хорошо действовала воздушная разведка. Гитлеровские летчики быстро вскрывали перегруппировки и сосредоточения наших войск, особенно они следили за перемещения ми танковых соединений.»

Генерал-майор танковых войск А.В.Борзиков (доклад начальнику ГАБТУ РККА): “Корпуса (5-й и 7-й) дерутся хорошо, плохо только то, что штабы малооперативны и неповоротливы, и еще плохо, что много машин достается противнику из-за неисправности пустяшной. Организовать ремонт, эвакуацию не умеют ни дивизия, ни мехкорпус, ни армия, ни фронт. Нет запчастей, нет резины, снабжают плохо. У мехкорпусов нет авиации, а отсюда они слепы, подчас бьют по пустому месту и отсутствует связь между ними. Потери у 5-го и 7-го большие. Сейчас 5-й Орши и 7-й Витебска и юго-западнее, будут действовать во взаимодействии с пехотой. Противник применяет поливку зажигательной смеси... танки горят. Самые большие потери от авиации. Потеряно 50% матчасти и большая часть танков требует ремонта."

Из обзора действий мехкорпусов за период с 22.06 по 01.08.1941 г.: “22 июня 1941 г., не дав корпусу выполнить приказ 26-й армии, командующий фронтом назначает новый район сосредоточения и подчиняет корпус 6-й армии. Командующий 6-й армией, не учитывая, что корпус совершает марш, выполняя приказ командующего ЮЗФ, дает новый район сосредоточения. В силу этого приказа командир должен был поворачивать совершающие марш части в новом направлении. 24 июня командующий 6-й армией перебрасывает корпус в новый район. 26 июня приказом командующего фронтом корпус перебрасывается в новый район. Таким образом, не участвуя в боевых действиях, а совершая “сверхфорсированные” марши по замкнутому кругу, выполняя последовательно приказы командующих 26-й, 6-й армиями и фронтом корпус прошел в среднем 495 км, оставив на дорогах за время маршей 50% имевшейся в наличии боевой материальной части, изнуряя оставшуюся материальную часть и водительский состав... 26 июня, выполняя приказы фронта №0015 и 0016, командир МК, не сосредоточив все части, вводит в бой свой корпус по частям без разведки противника, не выяснив его расположения и силы. В результате этого части нарываются на сильную ПТО и болота, и несут немалые потери, не выполнив поставленной задачи. Действия корпуса с воздуха не прикрывались, взаимодействие в масштабе фронта организовано не было...”

Генерал-майор танковых войск Вольский (доклад заместителю НКО СССР ген.-лейтенанту Федоренко от 5 августа 1941 г. о действиях мехкорпусов ЮЗФ):
"...Все боевые действия мехкорпусов происходили без тщательной разведки, некоторые части совершенно не знали, что происходит в непосредственной близости. Авиационной разведки в интересах МК совершенно не велось. Управление мехкорпусами со стороны общевойсковых командиров было поставлено плохо, соединения были разбросаны (8 МК) и к моменту наступления были оторваны друг от друга. Штабы армий совершенно не были подготовлены к управлению такими крупными механизированными соединениями, как мехкорпус...
...Штабы армий совершенно забыли, что материальная часть имеет определенные моточасы, что она требует просмотра, мелкого ремонта, дополнительного пополнения горючим и боеприпасами...
...Информация сверху вниз, а также с соседями была поставлена из рук вон плохо. Война с первого дня приняла маневренный характер, противник оказался подвижнее...
...Крупнейшим недостатком было то, что приказы очень часто наслаивались, в них подчас конкретные задачи не ставились, а частая смена обстановки подчас приводила к тому, что штабы армий совершенно теряли управление...
...Управление, начиная от командира взвода до больших командиров было плохое, радио использовалось плохо, скрытое управление войсками поставлено плохо...
...Исключительно плохо поставлена подготовка экипажей в вопросах сохранения материальной части. Имели место случаи, когда экипажи оставляли машины, имеющие боеприпасы, были отдельные случаи, когда экипажи оставляли машины и сами уходили.
...Личный состав новой техники не освоил, особенно КВ и Т-34, и совершенно не научен производству ремонта в полевых условиях...
...В высших учебных заведениях (академии) таких видов боя, с которыми пришлось встретиться, никогда не прорабатывалось, а это явилось большим недостатком в оперативно-тактическом кругозоре большинства командного начсостава...

Из боевых донесений:
- В 8-й ТД 4-го МК ЮЗФ экипажами было уничтожено 107 танков, в том числе 25 КВ, 31 Т-34. 18 Т-34 вообще пропало по неизвестной причине.
- в 10-й ТД 15-го МК ЮЗФ было брошено при отходе 140 танков, из них 34 КВ и 9 Т-34. 6 машин пропало без вести.
- 7-я ТД 6-го МК ЗФ только 22 июня от ударов авиации потеряла 63 танка.
- 12-я ТД 8-го МК ЮЗФ за первые три дня войны прошла более 500 км, подчиняясь разноречивым приказам, потеряв при этом по техническим причинам 50% матчасти. 26 июня введена в бой с ходу, по частям, без достаточной подготовки.
- 13-я ТД 5-го МК ЗФ в разгар контрудара встала из-за отсутствия горючего. В таком же положении оказались ТД 6-го, 11-го, 12-го и других МК.
- 5-й и 7-й МК ЗФ в июле наносили контрудар на местности, совершенно не приспособленной для действий танков, что привело к большим потерям..."

Из политдонесения управления пропаганды ЮЗФ от 8 июля 1941 г.: “В 22-м мехкорпусе за это же время (22.06 - 6.07.1941 г.) потеряно 46 автомашин, 119 танков, из них 58 подорвано нашими частями во время отхода из-за невозможности отремонтировать в пути. Исключительно велики потери танков КВ в 41-й танковой дивизии. Из 31 танка, имевшихся в дивизии, на 6 июня осталось 9. Выведено из строя противником - 5, подорвано экипажами - 12, отправлено в ремонт - 5... Большие потери танков КВ объясняется в первую очередь слабой технической подготовкой экипажей, низким знанием ими матчасти танков, а также отсутствием запасных частей. Были случаи, когда экипажи не могли устранить неисправности остановившихся танков КВ и подрывали их."


Источник:
И.Дроговоз «Железный кулак РККА» http://textarchive.ru/c-1140822-pall.html
Tags: #танки, 1941, танки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments