vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Жуков против Моделя: Ржевская "мясорубка" 1941-1943



Я убит подо Ржевом,
В безымянном болоте,
В пятой роте,
На левом,
При жестоком налете...
А.Твардовский

Ржев был занят немецкими войсками 24 октября 1941 года. Сражения подо Ржевом были одними из самых ожесточенных во всей Второй Мировой войне, потери были огромными. Ржевская битва делилась на 4 крупных операции советского командования, главной их задачей было уничтожить основные силы немецкой группировки на ржевско-вяземском выступе в 150 км от Москвы. Бои шли не только в районе самого Ржева, но и в Московской, Тульской, Калининской, Смоленской областях.

Перечень и даты советских операциий по ликвидации Ржевского выступа:

1. Ржевско-Вяземская операция (8 января — 20 апреля 1942 года) — наступательная операция войск Калининского (командующий — генерал-полковник И. С. Конев) и Западного (командующий — генерал армии Г. К. Жуков) фронтов.

2. Первая Ржевско-Сычёвская операция, или Второе сражение за Ржев (30 июля — 1 октября 1942 года) — боевые действия Калининского (командующий — И. С. Конев) и Западного (командующий и руководитель всей операцией — Г. К. Жуков).

3. Вторая Ржевско-Сычёвская операция, или операция «Марс» (25 ноября — 20 декабря 1942 года) — новая операция Калининского (командующий — М. А. Пуркаев) и Западного (командующий — И. С. Конев) фронтов с целью разгрома немецкой 9-й армии. Руководил операцией генерал армии Г. К. Жуков.

4. Ржевско-Вяземская наступательная операция войск Западного (командующий — В. Д. Соколовский) и Калининского (командующий — М. А. Пуркаев) фронтов (2 марта — 31 марта 1943 года). Город Ржев был освобождён 3 марта 1943 года войсками 30-й армии Западного фронта.

Георгий Жуков командовал войсками в трех операциях по ликвидации Ржевского выступа


Ветеран и историк Петр Михин считает эту битву главной неудачей советского командования: “Если бы не поспешность и нетерпение Сталина да если бы вместо шести необеспеченных наступательных операций, в каждой из которых для победы не хватало всего-то чуть-чуть, были бы проведены одна-две сокрушительные операции, не было бы ржевской трагедии”.

В начале января 1942 года Красная Армия, разгромив немцев под Москвой и освободив Калинин (Тверь), подошла к Ржеву. 5 января в Ставке Верховного Главнокомандования обсудили проект плана общего наступления Красной Армии зимой 1942 года. Сталин считал, что надо переходить в общее наступление на всех основных направлениях — от Ладожского озера до Черного моря. Был отдан приказ командующему Калининским фронтом: “Ни в коем случае не позднее 12 января овладеть Ржевом. … Получение подтвердить, исполнение донести. И. Сталин”.

8 января 1942 года Калининский фронт начал Ржевско-Вяземскую операцию. Тогда не только удалось прервать немецкую оборону в 15–20 км западнее Ржева, но и освободить жителей нескольких деревень. Но затем бои затянулись: немцы ожесточенно сопротивлялись, советская армия несла огромные потери, сплошная линия фронта была разорвана. Вражеская авиация почти беспрерывно бомбила и обстреливала наши части, а в конце января немцы начали окружение: их преимущество в танках и авиации было велико.

Писатель Вячеслав Кондратьев, участвовавший в боях: "Наша артиллерия практически молчала. Артиллеристы имели в запасе три-четыре снаряда и берегли их на случай вражеской танковой атаки. А мы наступали. Поле, по которому мы шли вперед, простреливалось с трех сторон. Танки, которые нас поддерживали, тут же выводились из строя вражеской артиллерией. Пехота оставалась одна под пулеметным огнем. В первом же бою мы оставили убитыми на поле боя треть роты. От безуспешных, кровопролитных атак, каждодневных минометных обстрелов, бомбежек подразделения быстро таяли. У нас не было даже окопов. Винить в том кого-либо трудно. Из-за весенней распутицы с продовольствием у нас было плохо, начался голод, он быстро истощил людей, изможденный солдат уже не мог рыть мерзлую землю. Для солдат все тогда происходившее было трудными, очень трудными, но все-таки буднями. Они не знали, что это был подвиг".

О трудных боях в начале 1942 года рассказывал и писатель Константин Симонов: "Вторая половина зимы и начало весны оказались нечеловечески трудными для нашего дальнейшего наступления. И многократные неудачные попытки взять Ржев стали в нашей памяти чуть ли не символом всех пережитых тогда драматических событий".

Из воспоминаний участника боев за Ржев Михаила Бурлакова: "Долгое время нам вместо хлеба выдавали сухари. Делили их следующим образом — раскладывали их равными кучками. Один из солдат оборачивался и его спрашивали кому, указывая на ту или иную кучку. Немцы это знали и, чтобы поострить утром, бывало, по громкоговорителю кричат нам: "Рус, кончай делить сухари, будем воевать".

Для немцев удержать Ржев было очень важно: отсюда они планировали совершить решающий рывок на Москву. Однако, удерживая Ржевский плацдарм, остальные войска они могли перебросить на Сталинград и Кавказ. Поэтому нужно было блокировать как можно больше немецких войск к западу от Москвы, изматывая их. Решения по большинству операций принимал лично Сталин.

Хорошая техническая оснащенность давала немцам многократное преимущество. Пехоту поддерживали танки и БТР, с которыми во время боя была связь. По рации можно было вызывать и наводить авиацию, корректировать прямо с поля боя огонь артиллерии. У Красной Армии недоставало ни средств связи, ни уровня подготовки к боевым действиям, ни профессионализма полководцев. "Ржевскую академию" прошли многие известные военачальники: Конев, Пуркаев, Соколовский, Жуков. Но Ржевская битва стала одной из самых бесславных страниц в их биографиях.

Следующей попыткой захватить Ржев стала Ржевско-Сычевская наступательная операция, проведенная летом 1942г. Оборона немцев на Ржевском выступе была организована практически идеально: каждый населенный пункт был превращен в самостоятельный узел обороны с дотами и железными колпаками, траншеями и ходами сообщения. Перед передним краем в 20–10 метрах устанавливались сплошные проволочные заграждения в несколько рядов. Обустройство немцев можно было назвать относительно комфортным: березы служили перилами лестниц и переходов, почти каждое отделение имело блиндаж с электропроводкой и двухъярусными нарами. В некоторых блиндажах были кровати, мебель, посуда, самовары, коврики.

Советские войска находились в куда более тяжелых условиях. Участник боев на Ржевском выступе А. Шумилин вспоминал в мемуарах: "Мы несли большие потери и тут же получали новое пополнение. Каждую неделю в роте появлялись новые лица. Среди вновь прибывающих красноармейцев были в основном деревенские жители. Попадались среди них и городские служащие, самые мелкие чины. Военному делу прибывающие красноармейцы не были обучены. Солдатские навыки им приходилось приобретать в ходе боев. К линии фронта их вели и торопили. … Для нас, окопников, война велась не по правилам и не по совести. Противник, вооруженный "до зубов", имел все, а мы ничего. Это была не война, а побоище. Но мы лезли вперед. Немец не выдерживал нашего тупого упорства. Он бросал деревни и бежал на новые рубежи. Каждый шаг вперед, каждый вершок земли стоил нам, окопникам, многих жизней".

Участник летних боев под Ржевом писатель А. Цветков в фронтовых записках вспоминает, что, когда танковую бригаду, в которой он сражался, перебросили в ближний тыл, он пришел в ужас: вся местность была покрыта трупами солдат: "Кругом зловоние и смрад. Многих тошнит, многих рвет. Так невыносим для организма запах от тлеющих человеческих тел. Жуткая картина, отродясь такой не видывал..."



"Мы наступали на Ржев по трупным полям" — описывает летние бои Петр Михин. Он рассказывает в книге воспоминаний: "Впереди — "долина смерти". Ни миновать, ни обойти ее нет возможности: по ней проложен телефонный кабель — он перебит, и его во что бы то ни стало надо быстро соединить. Ползешь по трупам, а они навалены в три слоя, распухли, кишат червями, испускают тошнотворный сладковатый запах разложения человеческих тел. Разрыв снаряда загоняет тебя под трупы, почва содрогается, трупы сваливаются на тебя, осыпая червями, в лицо бьет фонтан тлетворной вони… Идут дожди, в окопах воды по колено. … Если ты уцелел, снова смотри в оба, бей, стреляй, маневрируй, топчись на лежащих под водой трупах. А они мягкие, скользкие, наступать на них противно и прискорбно".

Из воспоминаний ветерана Бориса Горбачевского "Ржевская мясорубка": "Не считаясь с потерями — а были они огромны! — командование 30-й армии продолжало посылать все новые батальоны на бойню, только так и можно назвать то, что я увидел на поле. И командиры, и солдаты все яснее понимали бессмысленность происходящего: взяты или не взяты деревни, за которые они клали головы, это нисколько не помогало решить задачу взятия Ржева. Все чаще солдата охватывало равнодушие, но ему объясняли, что он не прав в своих слишком простых окопных рассуждениях…"

Больших результатов наступление не принесло: удалось захватить лишь небольшие плацдармы на западных берегах рек. Командующий Западным фронтом Жуков писал: "Вообще должен сказать, Верховный понял, что неблагоприятная обстановка, сложившаяся летом 1942 года, является следствием и его личной ошибки, допущенной при утверждении плана действий наших войск в летней кампании этого года". Летне-осеннее наступление 1942г. завершилось уличными боями в середине октября на окраинах Ржева 1942 года. Немцам удалось удержать город, но он уже не мог быть использован как база снабжения и железнодорожный узел, так как постоянно находился под огнем советской артиллерии.

Гитлеровцы тоже несли большие потери



Свыше года войсками вермахта на данном направлении командовал генерал-полковник Вальтер Модель - один из самых опытных и талантливых военачальников фюрера. Лишь весной 1943 года в связи с общим ухудшением обстановки на советско-германском фронте и угрозой окружения Модель вывел свои войска из Ржевского выступа, отразив попытки советского командования разгромить отходившую 9-ю армию. Операция по отводу войск на заранее подготовленные позиции называлась «Буйвол» (нем. Bϋffel). Перейдя в наступление, войска Красной армии обнаружили пустой город, в котором оставался лишь арьергард 9-й армии, создававший видимость присутствия немецких войск.

Вальтер Модель


Писатель Илья Эренбург в книге воспоминаний "Годы, люди, жизнь» писал: «Ржева я не забуду. Неделями шли бои за пять-шесть обломанных деревьев, за стенку разбитого дома, да крохотный бугорок".

Из книги воспоминаний Петра Михина: "Спросите любого из трех встреченных фронтовиков, и вы убедитесь, что один из них воевал подо Ржевом. Сколько же побывало там наших войск! … Стыдливо умалчивали о ржевских боях воевавшие там полководцы. А то, что это замалчивание перечеркнуло героические усилия, нечеловеческие испытания, мужество и самопожертвование миллионов советских солдат, то, что это явилось надругательством над памятью почти миллиона погибших — это, выходит, не так уж и важно".

Согласно статистическому исследованию историка Г. Ф. Кривошеева «Россия и СССР в войнах XX века», безвозвратные потери (убитые, умершие от ран и пропавшие без вести, в том числе попавшие в плен) в 1942—1943 годы в операциях на западном направлении составили 433 037 человек, из них:

Ржевско-Вяземская стратегическая наступательная операция (8 января — 20 апреля 1942 года) — 272 320 человек.

Первая Ржевско-Сычевская наступательная операция (30 июля — 23 августа 1942 года) — 51 482 человека.

Вторая Ржевско-Сычевская наступательная операция (25 ноября — 20 декабря 1942 года) — 70 373 человека.

Ржевско-Вяземская наступательная операция (2 — 31 марта 1943 года) — 38 862 человека.

Впрочем, есть и другое мнение. «Как бывший начальник Генерального штаба я с полной ответственностью заявляю, что роль и место Ржева в истории войны освещается плохо, неверно. Одна из причин в том, что здесь были крайне неудачные операции, хотя ими и руководили выдающиеся полководцы — Жуков, Конев, а на подступах к Ржеву — и Рокоссовский. Другая причина в том, что институт военной истории во главе с Волкогоновым долгие годы искажал подлинные события войны. А проще говоря, Волкогонов не знал по-настоящему военной истории. И, наконец, третья причина, на мой взгляд, в том, что нынешнее руководство института военной истории пассивно по отношению к Ржеву, не желает пересматривать прежних позиций. Я разделяю точку зрения, что на Ржевском плацдарме погибло более миллиона наших воинов. Используя свое служебное положение, буду решительно настаивать на пересмотре оценки значения Ржевской битвы, как одного из величайших сражений Второй мировой войны…»
Маршал Советского Союза В.Г.Куликов, участник боев подо Ржевом летом 1942г.
Источник: http://rzhevnews.ru/?p=1333


В августе 1943 года Сталин единственный раз за время войны выехал из столицы в сторону фронта и посетил освобожденный Ржев. Любопытно также, что звание Маршала Советского Союза Сталину было присвоено 6 марта 1943 года, через 3 дня после освобождения Ржева.



Источники:
1. Убиты подо Ржевом: 75 лет одной из самых кровопролитных битв человечества
http://tass.ru/obschestvo/3916485
2. Михин П. А. «Артиллеристы, Сталин дал приказ!». — М.: Яуза, Эксмо, 2006.
3. Горбачевский Б. С. Ржевская мясорубка. Время отваги. Задача — выжить! — М.: Яуза, Эксмо, 2007.
4. https://ru.wikipedia.org/wiki/Ржевская_битва
Tags: 1942, 2мировая_война, полководцы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments