vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

1941. Броня крепка, с мозгами только туго

При Сталине страна практически постоянно находилась в процессе напряженной подготовки к войне. В 1933, когда у Германии не было ни 1 танка, в СССР их имелось около 4 тысяч. К 1 декабря 1940 года в РККА было девять мехкорпусов и сорок пять танковых бригад. В феврале-марте 1941 года началось формирование еще двадцати одного мехкорпуса.


Общая численность советских танков к началу войны достигла примерно 20 тыс. - это больше, чем у всех остальных армий мира, вместе взятых. Для сравнения: накануне войны США и Великобритания имели по 1,5 тыс.танков, Франция - 3,5 тыс., Германия к моменту нападения на СССР - 7 тысяч. 22 июня 1941г. пришло время проверки многолетней активной подготовки Красной Армии к большой войне...

Из отчетов о действиях советских мехкорпусов летом 1941г.:
В 8-й ТД 4-го МК ЮЗФ экипажами было уничтожено 107 танков, в том числе 25 КВ, 31 Т-34. 18 Т-34 вообще пропало по неизвестной причине.
в 10-й ТД 15-го МК ЮЗФ было брошено при отходе 140 танков, из них 34 КВ и 9 Т-34. 6 машин пропало без вести.
7-я ТД 6-го МК ЗФ только 22 июня от ударов авиации потеряла 63 танка.
12-я ТД 8-го МК ЮЗФ за первые три дня войны прошла более 500 км, подчиняясь разноречивым приказам, потеряв при этом по техническим причинам 50% матчасти. 26 июня введена в бой с ходу, по частям, без достаточной подготовки.
13-я ТД 5-го МК ЗФ в разгар контрудара встала из-за отсутствия горючего. В таком же положении оказались ТД 6-го, 11-го, 12-го и других МК.
5-й и 7-й МК ЗФ в июле наносили контрудар на местности, совершенно не приспособленной для действий танков, что привело к большим потерям.
22-я ТД 14-го МК ЗФ, дислоцировавшаяся в Бресте, уже утром 22 июня в результате артобстрела потеряла большую часть танков и артиллерии. Были уничтожены склады ГСМ и боеприпасов.
23-я и 28-я ТД 12-го МК СЗФ, участвуя в контрударе по тильзитской группировке, вступали в бой в разное время, координация действий отсутствовала. 28-я танковая дивизия к тому же оказалась без ГСМ и вынуждена была полдня бездействовать...

Подбитые советские тяжелые танки КВ-1

Всего в 1940 году было построено 139 КВ-1 с 76мм пушкой и 104 КВ-2 с 152мм пушкой, в первом полугодии 1941 года — 293 КВ-1 и 100 КВ-2. Это были лучшие тяжелые танки в мире на тот момент по основным тактико-техническим характеристикам: лобовое бронирование 60-90 мм, скорость 34 км/ч, запас хода до 250 км, вес 47 тонн. Очень неприятным сюрпризом для немцев оказался танк Т-34-76. Несмотря на отдельные недостатки (плохой обзор, некачественную трансмиссию) он имел отличное для среднего танка бронирование - 45 мм со всех сторон; надежную пушку калибра 76 мм, которая уверенно пробивала все немецкие танки; высокую скорость 38 км/ч и значительный запас хода - до 400 км. Т-34 к началу войны в боевом составе было около 900. Однако все эти новые танки были слабо освоены экипажами, были очень плохо обеспечены средствами связи, ремонта и подвоза горючего/боеприпасов. Трудно в это даже поверить, но в 3-м, 4-м, 6-м мехкорпусах, которым полагалось иметь по штату около 18 тысяч бронебойных снарядов, в наличии на начало войны имелось - ноль. Ненамного лучше была ситуация с бронебойными снарядами и в других танковых частях.

Самый мощный в мире 6-й мехкорпус РККА, имевший на вооружении больше тысячи танков, в том числе 450 новейших Т-34 и КВ был уничтожен в районе Гродно за несколько дней действиями 3-х пехотных дивизий вермахта и авиацией. Еще большая катастрофа произошла на Украине: там в самом крупном танковом сражении Второй Мировой войны в районе Дубно-Луцк-Броды сошлись 5 советских мехкорпусов и 4 немецких танковых дивизии (примерно 3000 советских танков против 800 немецких). Советские части атаковали отчаянно, но без разведки, несогласованно, в результате понесли огромные потери и вынуждены были отступить. В боях на территории Западной Украины только за 2 недели июня-июля 1941 был потерян советский 4381 танк, среднесуточные потери составили 292 танка.



Весь этот чудовищный бардак говорит об одном: катастрофической неумелости, необученности кадров. Причем всех: от Верховного Главнокомандующего до механика-водителя. Верховное командование, которое перед войной многократно обещало народу "войну на чужой территории и малой кровью", бросало войска в бой бездумно, не учитывая реальную обстановку. Командиры всех уровней не имели опыта управления войсками в полевых условиях, некоторые виды боевых действий не отрабатывались совершенно перед войной (например, действия при отступлении и в окружении); части не проходили боевое слаживание. В декабре 1940 г., выступая на совещании высшего комсостава РККА, начальник АБТУ Я.Н.Федоренко отметил: "В этом году корпуса и дивизии отрабатывали вопросы вхождения в прорыв и наступления, но это только ознакомление, никакого боевого взаимодействия и сплоченности в этих вопросах еще нет".

Механики-водители, как и многие другие военные специалисты, массово имели навык вождения всего по несколько часов.
Вспоминает ветеран В.П. Брюхов, закончивший перед войной советское танковое училище:
"...Надо сказать, учебная база была очень слабой. Я после войны посмотрел немецкий учебный комплекс в Австрии. Конечно, он был намного лучше. Например, у нас мишени для стрельбы из орудий были неподвижные, мишени для стрельбы из пулеметов - появляющиеся. Что значит появляющиеся? В окоп, в котором сидит солдатик, проведен телефон, по которому ему командуют: "Показать! Опустить!" Положено, чтобы мишень появлялась на 5-6 секунд, а один дольше продержит, другой - меньше. У немцев на полигоне была установлена система блоков, управляемая одним большим колесом, оперирующая и орудийными, и пулеметными мишенями. Колесо крутили руками, причем от скорости вращения этого колеса зависела продолжительность появления мишени. Немецкие танкисты были подготовлены лучше, и с ними в бою встречаться было очень опасно. Ведь я, закончив училище, выпустил три снаряда и пулеметный диск. Разве это подготовка? Учили нас немного вождению на БТ-5. Давали азы - с места трогаться, по прямой водить. Были занятия по тактике, но в основном в пешем порядке."
Согласно приказу наркома обороны СССР №0283 от 24 октября 1940 г. "О порядке эксплуатации боевой техники и боевой подготовке на 1940/1941 учебный год" на подготовку в линейных частях башенного стрелка легкого танка было предусмотрено 2 моточаса, механика-водителя - 4,5 моточаса; на отработку стрельбы из тяжелого или среднего танка выделялся 1 м/ч; отработку вождения мехвода - 3 м/ч. В учебных частях нормы были значительно выше, однако на практике требуемые нормы снабжения горючим часто не соблюдались и обучаемые получали значительно меньше моточасов, чем требовали приказы. Имелся огромный некомплект комсостава. Данные по некоторым соединениям на июнь 1941 г.: в 35-й тд 9-го мк КОВО вместо 8 командиров танковых батальонов имелось 3 (укомплектованность 37%), командиров рот — 13 вместо 24 (54,2%), командиров взводов — 6 вместо 74 (8%). В 215-й мд 22-го мк КОВО не хватало 5 командиров батальонов, 13 командиров рот, укомплектованность младшим командным составом — 31%, техническим — 27%. 11-й мехкорпус ЗапВО был обеспечен командными кадрами на 36%.

Мехкорпуса не были обеспечены по штату средствами связи, транспорта, ремонта и эвакуации техники, укомплектованность к середине июня 1941 г. составляла: по автомобилям — 39%, тракторам — 44%, ремонтным средствам — 29%. Пример: мотострелковый полк 37-й ТД на 12 122-мм орудий и 4 152-мм орудий имел всего 5 тракторов. В докладе начальника ГАБТУ указывались цифры некомплекта тракторов в РККА: не хватало "всего-то" 51653 шт. Вот цифры некомплекта техники в 13 мехкорпусе ЗапОВО: грузовых автомобилей отсутствовало 1875, автомастерских - 155, автоцистерн - 313. Аналогичная картина в 19-м МК КОВО: нет грузовиков - 1130, автомастерских - 146, прочего спецавтотранспорта - 754. Таким образом, советских механизированные соединения фактически были обездвижены, ведь невозможно передвигаться, совершать маневр, вести бои без подвоза горючего, боеприпасов; без средств эвакуации и ремонта; без поддержки артиллерии и т.д.

Рассмотрим ситуацию с обеспечением танков РККА боеприпасами. В 6-м мехкорпусе ЗапОВО, имеющем самое большое количество новейших КВ и Т-34, не было НИ ОДНОГО бронебойного снаряда к ним. Такая же ситуация в 3-м МК ПрибВО: бронебойных 76-мм снарядов имеется в наличии - 0. 4-й МК КОВО – 0. На начало июня 1941 самым обеспеченным снарядами к 76-мм орудиям для танков КВ и Т-34 оказался 8-й мехкорпус: из положенных по штату 8 163 бронебойных снарядов имелось аж 2 350 штук, то есть почти треть от потребности. Интересно, что почти не было и осколочных 76-мм снарядов, и на складах тоже их не было. Их просто не выпустила промышленность.

Самым "продвинутым" танком вермахта в 1941 считался средний PzKpfw IV с 75-мм короткоствольной пушкой и 30-мм лобовой броней. Причем их было в боевом составе к началу войны с СССР всего чуть более 400 штук.

Основным танком в 1941 был PzKpfw III, в зависимости от модификации он имел лобовую броню 15 или 30 мм, пушку 37 или 50 мм. В боевом составе их было около 1000. Остальные танки вермахта были легкими и значительно устаревшими. Все немецкие танки имели, мягко говоря, большие проблемы с пробитием в лоб новейших советских танков Т-34 и КВ.

Германия, имея 7000 танков, держала наготове 20 танковых дивизий (в 3 раза меньше по численности танков, чем СССР), но полностью укомплектованных, сбалансированных по составу, с хорошо обученным личным составом и опытными командирами. Система подготовки немецких танкистов была гораздо более серьёзной. Особый упор делали на подготовку водителя танка. Если инструкторы не видели у курсанта прогресса после первых же практических занятий, то его сразу переводили в заряжающие или стрелки-радисты. Экипаж обучался движению в составе смешанных колонн вместе с артиллерийскими, инженерными и разведывательными подразделениями танковой дивизии. Такие колонны посылались в многокилометровые походы на 2-3 дня по специальным маршрутам. За соблюдением курсантами точности заданному курсу следили специально прикомандированные навигаторы. Наводчики и заряжающие танковых орудий в бесконечных тренировках стремились уложиться в жесткие нормативы - каждая их операция была регламентирована по секундам. Отдельно тренировали наводчиков, добиваясь от них максимальной точности, при этом боеприпасов не жалели, так что их обучение в основном состояло из практических занятий. Водитель был обязан хорошо разбираться в двигателе танка и вообще в устройстве многочисленных механизмов. Все свободное от занятий время курсанты посвящали уходу за танком. Помимо боевой подготовки будущие танкисты усиленно занимались физической, часто бегая кроссы, повышавшие общую выносливость. По окончании учебы худшие курсанты безжалостно отсеивались. Такие принципы подготовки сохранились в немецких учебных танковых подразделениях почти до самого конца второй мировой войны.

Интересно, что на темном фоне катастрофических поражений 1941 года редкими, но яркими пятнами выделялись образцы умелых действий советских танкистов. Так, отлично действовали танкисты Катукова под Орлом, танки 1-й Московской мотострелковой дивизии под командованием полковника Крейзера умелыми контратаками и действиями из засад сдерживали продвижение гитлеровцев между Борисовом и Оршей, нанося им значительные потери. Широкую известность получил подвиг экипажа танка КВ по командованием З.Колобанова, уничтоживший из засады 22 немецких танка всего за полчаса боя. Выходит, могли успешно сражаться советские танкисты и в 1941, просто нужно было грамотно ими управлять.


Итоговая статистика потерь в танках в 1941г. Потери советской бронетехники с 22 июня по 31 декабря 1941 года (по данным http://tankfront.ru/ussr/losses.html): 20500. Потери немецкой бронетехники с 22 июня по 31 декабря 1941 года (по данным https://www.anaga.ru/poteri-nemeckih-tankov.htm): 2851. Таким образом, на 1 немецкий танк в 1941 году было потеряно 7,19 советских танков.

Главным оружием вермахта стали не танки, а высокая организованность. Военачальники вермахта, как это ни прискорбно признавать, значительно превосходили по уровню профессионализма советских командующих. Ответственность за поражения и низкую боеспособность войск, разумеется, прежде всего несет высшее командование РККА. Значительную долю ответственности несет и Сталин, который лично контролировал ситуацию в армии и расставлял людей на ключевые посты; именно в Кремле принимались важнейшие решения, касающиеся обороноспособности страны. Огромную цену пришлось заплатить советскому народу за ошибки военного командования и политического руководства, учиться военному делу пришлось не на полигонах, а в кровавых боях.

Источники:
Дроговоз И. "ЖЕЛЕЗНЫЙ КУЛАК РККА.Танковые и механизированное корпуса Красной Армии 1932-41 гг."
Кравченко А. "1941. Тихий ужас в танковых войсках" https://topwar.ru/9316-1941-god-tihiy-u​zhas-v-tankovyh-voyskah.html
Сайт "Боевые действия Красной Армии в Великой Отечественной войне." Раздел "Боевые донесения".
Брюхов В.П. "Бронебойным, огонь!" М.: Эксмо; Яуза, 2009.
"Потери советской бронетехники в годы Великой Отечественной войны" http://www.tankfront.ru/ussr/losses.html
Tags: 1941, 2мировая_война, бардак, ркка, танки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 28 comments