vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Директор донёс на собственную мать и еще на 50 человек

В позапрошлом году решением Верховной рады Украины были открыты все архивы КГБ УССР. Белорусский писатель Владислав Ахроменко, который уже полтора года системно изучает дела репрессированных в архивах СБУ, рассказал корреспонденту TUT.BY об обнаруженных им документах.

Сталин и Ежов на одной из строек ГУЛАГа


Эпохой сталинских репрессий Владислав Ахроменко по-настоящему заинтересовался два года назад. Режиссер Николай Пинигин собирался ставить в Купаловском театре в Минске спектакль «Две души» по одноименному прозаическому произведению Максима Горецкого. Поскольку сам Горецкий был расстрелян, тема репрессий была представлена и в спектакле. Ахроменко заинтересовался, не осталось ли сведений о Горецком в украинских архивах, и обратился в архивно-учетную службу управления Службы безопасности Украины по Чернигову и Черниговской области.

- Меня очень доброжелательно выслушали - рассказывает Ахроменко, - и предложили поработать с документами. Работа в архивах спецслужб захватила невероятно. Вот уже больше года на «Радыё Рацыя» выходит моя авторская передача «На ўліку ў КДБ», в которой я знакомлю слушателей с судьбами репрессированных белорусов.

Попалась мне как-то на глаза «расстрельная папка» 1941 года Черниговского УНКВД с зафиксированными актами расстрелов, притом большая часть — первой половины 1941 года, то есть именно довоенные. Документы, скажу честно, просто жуткие. Полтора килограмма бумаг «как расстреливали», «где расстреливали» и «в чьем присутствии расстреливали», все очень аккуратно и по-советски бюрократически зафиксировано. Есть фамилия «исполнителя» по Чернигову — младший лейтенант НКВД Ананий Горфиенко, и фамилии людей, которых он расстрелял. Скажем, только за первые семь месяцев 1941 года товарищ Горфиенко собственноручно расстрелял более тысячи человек. То есть 143 человека в месяц, или 4,7 человека в день

Сталинская охранка ничем не отличались от нацистов: стволами наганов выбивали золотые зубы у подследственных, снимали с расстрелянных ценные вещи, которые их жены потом продавали на толкучке, а пытали так, что гестаповцы бы обзавидовались.



СССР было плановым государством, где планировалось абсолютно все: количество выплавленного чугуна, количество прочитанных лекций по марксизму-ленинизму и, естественно, количество завербованных, арестованных и осужденных к высшей мере наказания. В 1937-38гг - во время так называемого Большого террора - планы по тем же расстрелам спускались из Москвы. Например, в Минске ответственные товарищи брали повышенные социалистические обязательства по тем же расстрелам — чтобы не заподозрили в сочувствии к "врагам народа". Далее планы спускались в областные отделы НКВД, где тоже брали повышенные обязательства, и так далее. Между территориальными структурами НКВД шло социалистическое соревнование: кто больше арестует и расстреляет, кто действительно стахановец, а кто только прикидывается сторонником советской власти. К чекистам, которые имели худшие показатели, тоже могли применить и применяли ВМСЗ ("высшую меру социальной защиты").

Ахроменко цитирует документы из дела лейтенанта НКВД Юрия Есилевича, бывшего начальника РО НКВД Сосницы, что на Черниговщине. «В работе неинициативен. За период с 1.01.1938. в Сосницком районе под руководством Есилевича выявлено только 57 врагов Советской власти. Самовольно прекратил перспективные агентурные разработки „Гниль“ и „Гнус“». Судя по материалам дела, «в мае сего года Есилевич, будучи пьяным, залез в заразный барак Сосницкой больницы и стал приставать к находившимся в бараке больным женщинам», в том же месяце он, «будучи пьяным, ночью влез в окно к жене сотрудника НКВД, находящегося на курсах, и устроил дебош». Есилевич «понуждал к сожительству» сотрудницу, «и она от него забеременела». Однако за все эти безобразия Есилевич получил всего год.

Удивительная история из тех страшных времен: мужа Марии Машуковой - учительницы из-под Орши – расстреляли. Машукова была не согласна с приговором, о чем по секрету рассказала лучшей подруге. Та на следующий день написала донос в НКВД — «злобная клевета на советский суд». На допросах в НКВД Машукова ни в чем не призналась и ни на кого не показала, что было в те времена большой редкостью. А на суде и вовсе устроила беспрецедентный фурор: прокляла прилюдно всех чекистов, а заодно советский суд и советскую прокуратуру. Сколько дали? Всего пять лет. И проклятие подействовало: вскоре наркома НКВД СССР Ежова, а также местных следователя и прокурора расстреляли как троцкистов и заговорщиков. А Маша Машукова пережила их всех.

Другой пример - противоположный: 1938 год, директор Нежинского сельскохозяйственного техникума, этнический белорус из Гродненской области еще до первого допроса написал письмо начальнику УНКВД с благодарностью за то, что его арестовали и не дали встать на путь вооруженной борьбы против советской власти. После чего сам назвал более пятидесяти фамилий «участников правотроцкистской антисоветской организации» (включая сослуживцев, родственников, жену и ее родственников, и даже свою родную мать, которая жила в тогдашней Польше, под Гродно). Подчеркиваю: его не пытали, не били, и даже ни о чем еще не просили. Доносчик был расстрелян через два месяца после ареста. Так же, как и большинство из тех, кого он оклеветал.

Владислав Ахроменко уверен: архивы действительно не горят, и рано или поздно со всех документов будет снят гриф секретности, как теперь в Украине. Если товарищи стукачи думают, что их донесения оперативному куратору, пусть даже и устные, «за столиком в кафе», останутся якобы «по дружбе только между вами», они очень сильно заблуждаются. Все это аккуратно фиксируется и подшивается в «дела-формуляры», «агентурные дела», а также попадает в иные документы. КГБ всегда отличался чудовищной бюрократией. Рано или поздно с этих дел будет снят гриф секретности, эти донесения, пусть даже сделанные под оперативным псевдонимом, будут опубликованы, а реального обладателя псевдонима установить не сложно.

Сталин, Калинин и Молотов с "передовиками" НКВД


Источник: https://news.tut.by/culture/552203.html
Автор интервью – Денис Мартинович
Tags: 1937, белоруссия, сталин_террор, чсир
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 42 comments