vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

1941. Танковый погром на Украине


Битва за Дубно—Луцк—Броды (известна также под названиями битва за Броды, танковое сражение под Дубно—Луцком—Ровно, контрудар мехкорпусов Юго-Западного фронта и т. п.) — крупнейшее танковое сражение в мировой истории. Общее количество танков, принявших участие в сражении с обеих сторон: более 3,5 тысяч.

Соотношение танковых сил: в 5-ти советских мехкорпусах было 169 КВ-1 и КВ-2, 171 Т-34, 2648 разных легких танков. Всего почти 3000 советских танков. Против советских сил действовала 1-я танковая группа Клейста, в составе которой было 5 танковых дивизий. Количество танков: 694 танка, из них 100 Pz.IV, 375 Pz.III и 219 легких танков. Таким образом, превосходство советских войск в тяжелых танках было полным – 169 шт., у немцев – 0. В средних: 171 Т-34 против 475 Pz-IV и Pz-III. У немцев получается в 2,7 раза больше, хотя немецкая "троечка" балансирует на грани легкого и среднего танка. В легких танках: 2648 советских против 219 немецких (у немцев в 12 раз меньше).

22 июня 1941 г. 1-я танковая группа Клейста выдвинулась в направлении на Радехов и Берестечко. 4-й мехкорпус, поднятый по тревоге в ночь на 22 июня, подвергся бомбежке на марше к границе. В наиболее сильной 32-й тд (полковник Е. Г. Пушкин) было 325 танков, из них 49 - КВ, 173 - Т-34, остальные 162 - легкие БТ, Т-26 и Т-27. В первом бою 32-я тд отбросила 125-ю немецкую пехотную дивизию, пытавшуюся с ходу прорваться к Львову, нанеся ей значительные потери. Однако немецкие войска продолжали движение вглубь советской территории, создав угрозу охвата основных сил Юго-Западного фронта. К 24 июня немецкие танки вышли к реке Стырь. Оборону на реке занимала 131-я моторизованная дивизия 9-го мехкорпуса генерала Рокоссовского. На рассвете 27 июня 24-й танковый полк 20-й танковой дивизии полковника Катукова из состава 9-го мехкорпуса с ходу атаковал части 13-й немецкой танковой дивизии, захватив около 300 пленных. В течение дня дивизия Катукова потеряла 33 танка БТ. Немцы в случае массированных атак советских танков быстро переходили к упорной обороне, а затем бросали свои танковые части в обход, угрожая перехватом коммуникаций.

Советские танки выдвигаются к рубежу атаки


Основная масса советских танков была сосредоточена именно на Украине, так как считалось, что немцы нанесут именно там главный удар. Для организации сокрушительного удара по вермахту из Москвы вылетел Г.К.Жуков. Советским командованием было принято решение нанести контрудар по немецкой группировке силами пяти мехкорпусов и трёх стрелковых корпусов фронтового подчинения. По немецким войскам (1-й ТГ Клейста и 6-й армии) наносили удары советские 22-й, 9-й и 19-й мехкорпуса с севера, 8-й и 15-й мехкорпуса с юга, вступив во встречное танковое сражение с немецкими 11-й, 13-й, 14-й, 16-й и 9-й танковыми дивизиями. При удачном раскладе советское командование планировало устроить немцам грандиозный "котел". В директиве НКО СССР от 22.06.1941 № 3, завизированной Жуковым, указывалось: "Армиям Юго-Западного фронта, прочно удерживая границу с Венгрией, концентрическими ударами в общем направлении на Люблин силами 5А и 6А, не менее пяти мехкорпусов и всей авиации фронта, окружить и уничтожить группировку противника, наступающую на фронте Владимир-Волынский, Крыстынополь, и к исходу 26 июня овладеть районом Люблин..."

Поначалу дела шли неплохо. К 25 июня в район Ровно вышли передовые части 9-го и 19-го мехкорпусов. 9-й мехкорпус Рокоссовского с ходу, не ожидая подхода всех полков, отбросил части 3-го немецкого моторизованного корпуса от Клевани. 20-я ТД прорвалась к Дубно и находилась в 10 км от города, 131-я мотодивизия вышла в район Луцка. 19-й мехкорпус Фекленко ударил по немецкому клину в южном направлении, смял танки и мотопехоту противника и прорвался на 25 км южнее Ровно.

19-я танковая и 215-я мотострелковая дивизии 22-го мехкорпуса тоже перешли в наступление. Однако их атаки оказались неудачными, лёгкие танки напоролись на выдвинутые немцами противотанковые засады. 19-я ТД потеряла более 50 % танков и начала отходить. Немецкая 13-я ТД с утра 26.06 прорвалась в тыл советских войск и вышла в тылы 40-й ТД. Этот прорыв привёл к беспорядочному отходу 40-й советской ТД. 11-я ТД вермахта встречает юго-восточнее Липы походные колонны 140-й сд, которые не выдерживают внезапного столкновения и в беспорядке отходят к югу. Соединения 15-го МК подверглись очередному массированному налёту немецкой авиации, во время которого был тяжело ранен командир корпуса генерал-майор Карпезо.

8-й МК генерала Рябышева совершил 500-километровый марш, в ходе которого понес большие потери от ударов авиации. Сосредоточившись в районе юго-западнее Броды, мехкорпус атаковал противника двумя танковыми дивизиями - 34-й полковника Васильева и 12-й генерал-майора Мишанина. Комкор управлял боем из танка КВ. 34-я ТД полностью разгромила танковую колонну противника и вышла в район Редкое -Теслучев, где натолкнулась на организованую противотанковую оборону. 12-я тд захватила Лешнев, уничтожила при этом 12 немецких танков, 3 батареи ПТО, до батальона пехоты; разгромила тылы немецкой дивизии. 7-я тд полковника Герасимова захватила плацдарм на р. Стырь и начала отражать контратаки немцев, нанося им значительные потери.

Благодаря отлично налаженной авиаразведке немцы точно определяли состав атакующих сил РККА и направления их ударов. Они создают объединенные противотанковые группы, которые наносят большие потери атакующим советским танкам. В небе свирепствует немецкая авиация, "Юнкерсы" наносят сокрушающие удары по группировкам советских войск. С виду плюгавенькие немецкие панцеры Pz-II из своей 20-мм автоматической пушки выпускали 4,6 бронебойных снаряда в секунду, и изрешетить любой советский легкий танк для них не составляло труда.

Наступление 9-го МК захлебнулось после того, как 299 пд атакует открытый западный фланг 35-й ТД у Малина, и советская танковая дивизия отходит. Это отступление поставило под угрозу окружения 20-ю советскую ТД. С боями 20-я ТД прорывается на Клевань. Наша 228 СД после двух суток боёв оказалась без боеприпасов и отступила, бросив всю артиллерию. Под Луцком начала наступление 298-я ПД немцев при поддержке танков 14-й ТД.

Лучший танк панцерваффе на июнь 1941г. Pz-IV c 75-мм короткоствольной пушкой KwK 37, которая не пробивала лобовую броню КВ и Т-34 из-за низкой начальной скорости снаряда. Позже немцы стали устанавливать длинноствольную KwK-40.


34-я ТД под командованием бригадного комиссара Н.К.Попеля неожиданным для немцев броском прорвалась к Дубно, захватив тыловые запасы и несколько десятков неповрежденных немецких танков. За ночь немцы перебросили к месту прорыва части 16-й, 75-й и 111-й дивизий, закрыв брешь. Попытки подошедших частей 8-го мехкорпуса пробить новую брешь в обороне не удались, под ударами авиации, артиллерии и превосходящих сил противника мехкорпусу пришлось перейти к обороне. Наступление 15-го советского МК оказалось неудачным. Понеся большие потери от огня противотанковых орудий, он вынужден был отойти. Вопреки приказу, отход начался без смены частями 37-го СК и без уведомления командира 8-го МК Рябышева, в связи с чем немецкие войска беспрепятственно обошли фланг 8-го МК. 29 июня немцы заняли Броды. Оказавшийся в окружении у противника 8-й МК сумел, тем не менее, организованно отойти на рубеж Золочевских высот, прорвав немецкие заслоны. Это безусловная заслуга командования 8-го мехкорпуса.

Отряд Попеля остался отрезанным в глубоком тылу противника, заняв круговую оборону в районе Дубно. Оборона продолжалась до 2 июля, и лишь когда к концу подошли боеприпасы и топливо, отряд, уничтожив оставшуюся технику, начал пробиваться из окружения. Пройдя по тылам более 200 км, группа Попеля и присоединившиеся к ней части 124-й стрелковой дивизии 5-й армии вышли в расположение 15-го стрелкового корпуса 5-й армии. Всего из окружения вышло свыше тысячи человек, потери 34-й дивизии и приданных ей частей составили 5363 человека пропавшими без вести и около тысячи убитыми, погиб командир дивизии полковник И. В. Васильев.

Лучший танк РККА летом 1941 Т-34. Его 76-мм пушка легко пробивала броню любого немецкого танка. Лобовую 45-мм броню Т-34 не могли пробить большинство танковых пушек и противотанковой артиллерии вермахта.


О потрясающей неорганизованности, царившей в советских частях, говорят скупые строчки архивных документов: «В 10-й ТД 15-го МК ЮЗФ было брошено при отходе 140 танков, из них 34 КВ и 9 Т-34...»

"...июль 1941 в мехкорпусах ЮФ имелось: во 2-м механизированном корпусе (МК) боеспособных: 1 шт.- КВ, 18 шт.- Т-34, 68 шт.- БТ, 26 шт.- Т-26, 7 шт.- огнеметных, 27 шт.- Т-37 (всего танков - 147, было на 22.06.41 - 489 шт.); 18 МК: 15 БТ и Т-26, 5 Т-28, 2 огнеметных (всего танков - 22, было на 22.06.41 - 280 шт.); 16 МК: 5 Т-28 (на 22.06.41 было 608 танков); 24 МК: 10 БТ, 64 Т-26, 2 огнеметных (всего танков - 76, было на 22.06.41 - 222 шт.)"

Из политдонесения управления пропаганды ЮЗФ от 8 июля 1941 г.: "В 22-м мехкорпусе за это же время (22.06 — 6.07.1941 г.) потеряно 46 автомашин, 119 танков, из них 58 подорвано нашими частями во время отхода из-за невозможности отремонтировать в пути. Исключительно велики потери танков KB в 41-й танковой дивизии. Из 31 танка, имевшегося в дивизии, на 6 июня осталось 9. Выведено из строя противником — 5, подорвано экипажами — 12, отправлено в ремонт — 5... Большие потери танков KB объясняются в первую очередь слабой технической подготовкой экипажей, низким знанием ими мат-части танков, а также отсутствием запасных частей. Были случаи, когда экипажи не могли устранить неисправности остановившихся танков KB и подрывали их".

Из впечатлений советских командиров - непосредственных участников событий. Командир 9-го мехкорпуса К.К. Рокоссовский: «...С информацией войск о положении на фронте дело обстояло из рук вон плохо. Информацию приходилось добывать самим. И если о событиях на нашем направлении удавалось более менее узнавать и догадываться, то о происшедшем или происходящем на участке других армий Юго-западного фронта мы ничего не знали. По-видимому, и штаб 5-й армии тоже ничего не знал, ибо он нас не информировал. Связь корпуса со штабом 5-й армии чаще всего отсутствовала, а с соседями периодически прекращалась.»

Командир разведывательного батальона 43-й танковой дивизии 19-го МК В.С.Архипов: «...Связь была самым слабым нашим звеном. И не только связь между двумя группами мехкорпусов, наносившими удар с юга (8-й и 15-й МК) и с севера (9-й и 19-й МК), но и связь высших штабов с этими группировками - штаба ЮЗФ... и штаба 5-й армии. Слабая, с длительными перерывами радиосвязь была причиной опозданий информации, направляемой с линии фронта в высшие штабы. Поэтому и решения, которые принимались в штабах, и, в свою очередь, передавались на фронт, часто не соответствовали изменившейся боевой обстановке. К примеру, вечером 26 июня, когда, смяв правый фланг 11-й немецкой ТД и разгромив один из ее танковых полков, наша дивизия вышла к Дубно, никто из нас не знал, что с юга, нанеся огромные потери другим соединениям 48-го немецкого моторизованного корпуса, успешно продвигается нам на встречу 8-й мехкорпус генерала Д.И.Рябышева... подобная ситуация повторилась и на следующий день, когда все три корпуса - 36-й стрелковый, 8-й и 19-й механизированные - опять наступали на дубненском направлении. Опять мы и наши соседи, стрелки 36-го корпуса, вышли на подступы к Дубно, но не знали, что в город уже ворвалась 34-я танковая дивизия п-ка И.В.Васильева из 8-го мехкорпуса. Таким образом, 26 и 27 июня советские танковые клинья дважды и очень глубоко - до 30 км врезались в оба фланга немецкого 48-го МК. Однако отсутствие связи между этими клиньями и взаимная неосведомленность не позволили довести дело до логического конца - до окружения 48-го МК между Бродами и Дубно»

В сравнении с немецкими "панцерниками" советские танкисты проходили крайне ограниченную практическую подготовку. Механики-водители массово имели не более 2-3 часов вождения, не лучше картина была со стрельбой. Немцы в своё время даже в Казанской танковой школе имели порядка 50 часов практики вождения. В танковых частях катастрофически не хватало тягачей, автозаправщиков, ремонтных "летучек" и обычных грузовиков. К новым танкам КВ и Т-34 повсеместно отсутствовали бронебойные снаряды. В общем, трудно даже сказать, чем именно советские мехкорпуса были обеспечены полностью. Проблем как с техникой, так и с кадрами было, как говорится, выше крыши.

Общие итоги. Юго-Западный фронт провести эффективный контрудар не смог и понес огромные потери. Четкого взаимодействия не было, соединения находились в процессе выдвижения и вступали в бой по мере прибытия без взаимной координации. Колонны советских войск на марше несли значительные потери от налетов немецкой авиации. Атаки проводились без предварительной разведки, что приводило к попаданию в хорошо организованные противотанковые засады. К 1 июля советские мехкорпуса Юго-Западного фронта были практически разгромлены. В 22-м осталось около 10% танков, в 8-м и 15-м — 10-15%, в 9-м и 19-м — около 30%. В несколько лучшем положении оказался 4-й мехкорпус под командованием генерала А.А.Власова (того самого) — он сумел сохранить примерно 40% танков.

Положительным результатом контрудара советских войск стала задержка на неделю наступления 1-й танковой группы, срыв планов противника быстро прорваться к Киеву, окружить советские войска Юго-Западного фронта во Львовском выступе. Немецкое командование путём более грамотного управления своими войсками, которые значительно уступали советским по численности, сумело отразить контрудар мощной танковой группировки Красной Армии и, в основном, разгромить ее. Главной причиной катастрофы стала крайне неумелая организация операции командованием фронта и представителем Верховного командования Г.К.Жуковым.

Подбитые советские Т-26


Источники:
Былинин С. «Танковое сражение под Бродами-Ровно» https://profilib.net/chtenie/30339/sergey-bylinin-tankovoe-srazhenie-pod-brodami-rovno-1941-g.php

Дроговоз И. «Железный кулак РККА» http://textarchive.ru/c-1140822-pall.html
Tags: #танки, 1941, 2мировая_война, танки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments