vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Раскулачивание в документах: записка Фейгина

В конце 20-х годов Сталин и его единомышленники в рамках коммунистической идеологии начали разрушать частное сельскохозяйственное производство и массово загонять крестьян в колхозы, фактически возродив в России крепостной строй. Наиболее производительный слой крестьян, имевших сильные хозяйства и производивших 9 млн. тонн зерна в год, объявили "кулаками", грабили и отправляли в ссылку с минимальным набором имущества. Эти процессы были регламентированы Постановлением Политбюро ЦК ВКП(б) "О мероприятиях по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации" от 30 января1930 г. (Исторический архив. 1994. номер 4, С. 147-152). Во исполнение данного постановления был издан Приказ ОГПУ "О мероприятиях по ликвидации кулачества как класса" от 2 февраля 1930, номер 44/21 г. Москва. Всего за 1930—1931 годы, как указано в справке Отдела по спецпереселенцам ГУЛАГа ОГПУ, было отправлено на спецпоселение 381 026 семей общей численностью 1 803 392 человека. За 1932—1940 годы в спецпоселения прибыло ещё 489 822 раскулаченных. Согласно секретной справке, подготовленной в 1934 году оперативно-учетным отделом ОГПУ, около 90 тысяч кулаков погибли в пути следования и ещё 300 тысяч умерли от недоедания и болезней в местах ссылки.



Записка члена ЦКК ВКП(б) В. Фейгина председателю комиссии Политбюро ЦК ВКП(б) по спецпереселенцам А.А. Андрееву о результатах обследования поселков спецпереселенцев на Урале. 8 августа 1931 г. ЦКК ВКП(б) тов. Андрееву Копия: тов. Шкирятову.

За период от 30 июля по 6 августа мною было обследовано на Урале 4 поселка спецпереселенцев, из которых 3 лесных и 1 промышленный (шахты). При чем лесные поселки выбраны наиболее типичные, т.е. такие, которые находятся вдалеке от железной дороги и вообще от каких бы то ни было дорог, так что добраться туда можно лишь верхом на лошади, и то по горным тропинкам. В этих поселках за весь период их существования не было не только никого из представителей области, но даже района. А один из этих поселков Громовой уже существует год и 2 месяца.

Расположение поселков.
Эти 3 лесные поселка расположены в Кизиловском районе по реке Усьва. Построены на каменистой почве и поэтому для того, чтобы весной 1932 года начать вести сельское хозяйство, требуется огромная работа - во-первых, по очистке почвы от камней, а во-вторых, по раскорчевке. Между тем в 10-ти км от поселка Громового имеется долина, удобная для ведения сельского хозяйства. Переносить поселок туда уже нет смысла, так как в поселке Громовом стоят уже около 40 домиков и строительство продолжается.

Жилищное строительство.
Жилищное строительство проходит чрезвычайно медленно. Это объясняется, главным образом, чрезвычайно скверной организацией людей. Вместо того, чтобы учесть наличный состав среди спецпереселенцев плотников, столяров и их бросить на строительство, хозяйственные организации (в данном случае, леспромхоз Кизиловского района, но это характерно для всей линии Ураллеса) этого не сделали... В эти отдельные поселки, куда абсолютно никто не выезжает, умудрились все же прислать проект крестьянских домиков. По этому проекту нужно строить печи и крыши таким образом, как спецпереселенцы строить не могут, и в силу этого происходит чрезвычайный тормоз строительства. Строят дома, оставляя посередине помещения место (дыры) для будущей печи в ожидании дальнейших «инструкций и директив», возведут постройку, а крышу возводить не решаются. Строительство идет почти при отсутствии гвоздей и благодаря наличию нескольких исключительно хороших столяров и плотников, этот факт работы не приостанавливает - делаются деревянные гвозди, винты и различного рода заклепки. Инструменты, как правило, у новых партий переселенцев имеются (пилы, топоры, рубанки) и поэтому отсутствие в кооперации инструментов не является тормозом строительства. Крупным препятствием строительству является отсутствие стекла и железа. Надо сказать, что строительство много выигрывает от инициативы самих спецпереселенцев. В поселке Громовом спецпереселенцы создали маленький кирпичный заводик и из вырабатываемого кирпича складывают печки. Силами же спецпереселенцев построено водяное колесо, и как только вода в реке Усьве подымется, они поставят нечто вроде лесопильного завода.

Зарплата.
В поселке Громовом, где живут 1 год 2 месяца 163 семьи, зарплата не выплачивается в течение всего этого периода, т.е. за год с лишним. Некоторым спецпереселенцам выдавался аванс по 20 руб., но и то не всем. Невыплата зарплаты объясняется тем, что зарплата расходуется на совершенно другие цели. В Усьве я выяснил, что зарплата в размере 87 тыс. руб., отпущенная для спецпереселенцев, израсходована на погашение долгов кооперации, на борьбу с пожарами и пр. Работники на местах относятся к выплате зарплаты для спецпереселенцев таким образом, что и без зарплаты, дескать, проживут, а деньги целесообразнее использовать на иные цели.

Продовольственное положение.
Продовольственное положение исключительно тяжелое. Доступ к главной массе лесных поселков возможен никаким иным путем, кроме как верхом на лошадях по лесным дорожкам. Это одно создает исключительно тяжелое условие для продовольственного снабжения людей. Между тем в период зимы и в период, когда можно было доставить продовольствие водным путем, - этого сделано не было. Вследствие этих причин продовольственное положение исключительно тяжелое. Доставляется продовольствие крайне нерегулярно и в совершенно недостаточном количестве и лишь возможность ловить рыбу, собирать в лесу малину и грибы поддерживает жизнь спецпереселенцев. Кроме того, все продовольственные фонды, направляемые для спецпереселенцев и даже в фонд, предназначенный для членов семей переселенцев, - обезличиваются.
Медицинское обслуживание.
Медицинское обслуживание и медикаменты совершенно отсутствуют. Это влечет за собой не только повышенную смертность и заболеваемость, не только серьезнейшую угрозу эпидемий, но и создает возможность для спецпереселенцев симулирования. В поселке Громовом из 163 человек не работало в день моего приезда 47 человек, мотивируя болезнями. Проверить действительность этого, при отсутствии врачей или хотя бы фельдшера - совершенно невозможно.

Школьное обслуживание.
Из трех лесных поселков в одном только Громовом имеется школа для детей. Учительница-комсомолка сумела организовать не только обучение детей, но и общежитие в школе для всех без исключения школьников, а также питание. В силу этого дети живут отдельно от родителей в своем общежитии, воспитываются под руководством комсомолки и из бесед с детьми можно заключить, что в гораздо большей мере на них распространено наше влияние, чем влияние их родителей. Для меня лично было новостью видеть кулацких детей, организованных наподобие пионерских отрядов, имеющих свой клуб с плакатами, картинами и лозунгами революционного содержания - детей, которые силами одной комсомолки-учительницы воспитываются по такому же принципу, как и дети рабочих. Нужно было бы во всех без исключения поселках поставить дело именно таким образом. В двух остальных поселках ни школы, ни учителей нет.
Детей до 2-х-лет в поселках почти не имеется, так как все перемерли в силу отсутствия молока. Новые партии спецпереселенцев приезжают также с маленькими детьми, и я видел такие партии кулаков, уже направляющихся в леса, находящиеся на лесных стоянках, по пути к поселкам. Малолетние дети этих новых партий спецпереселенцев также совершенно неизбежно перемрут в том случае, если не будет брошено хотя бы несколько коров или коз на поселок.

Одежда.
Новые партии кулаков прибывают сравнительно обеспеченные одеждой, но старые партии находятся почти совершенно без одежды, едва покрыты рубищами. Зимой станет совершенно невозможным производственное использование этих людей, не имеющих одежды, и поэтому необходимо провести учет нуждающихся в одежде и той части спецпереселенцев, которые ее не имеют (как правило первые партии), и снабдить своевременно необходимой одеждой: в первую очередь валенками или сапогами и рукавицами.

Хозяйственное использование рабочей силы.
Невыплата зарплаты, отсутствие одежды у значительной части спецпереселенцев, отсутствие медицинской помощи, в результате чего невозможно бороться с симуляцией, система издевательств, о чем ниже, все это является главнейшими причинами слабого хозяйственного использования спецпереселенцев. Но наиболее иглавная причина, по моему мнению, заключается в неправильном размещении людей; это выражается в том, что отправление спецпереселенцев в лесные, а также промышленные районы производится совершенно механически. До того как определяется направление партий спецпереселенцев в тот или иной район, не производится никакого учета квалификации отдельных переселенцев, их физической годности и их семейности. В итоге в лесные поселки направляются степные жители Украины, направляются пожилые люди, уже неспособные к тяжелой физической работе, направляются многосемейные при тех условиях, когда продовольственное снабжение лесных работников чрезвычайно затруднено. Казалось бы, что наиболее целесообразным явилось бы отправление спецпереселенцев лесных районов в лесные районы. Однако я видел многочисленные примеры, когда спецпереселенцы из Сарапульского района, хорошо знающие лесное дело, работали в шахтах, а степные жители Украины работали на лесозаготовках.

Использование труда членов семей спецпереселенцев.
Исключительно скверно организовано использование труда членов семей спецпереселенцев; правильнее даже сказать, что труд членов семей совершенно не используется. Между тем даже в лесу можно 6ыло-бы использовать труд семейств спецпереселенцев на плетение корзин, лаптей, сбор грибов, ягод, лекарственных трав и проч., в том случае, если бы лесная кооперация объявила, что она закупает все это. В настоящее время за лапти, которые посылаются спецпереселенцам, платится 1 р. 50 к. Нетрудоспособные переселенцы сами могли бы плести лапти и обслуживать не только самих себя, но и весь район, в том случае, если бы они имели возможность продавать, хотя бы, по 50 к. за пару. Таким образом, хозяйственное использование труда семейств спецпереселенцев привело бы к огромному эффекту. Кроме того члены семейств спецпереселенцев могли бы быть использованы на проведение для самих себя огородных работ, с.х. работ, построек жилищ и т.д. Всему этому не уделяется абсолютно никакого внимания. Чрезвычайно затрудняет целесообразное использование труда семейств спецпереселенцев тот факт, что они не имеют права передвигаться.

Жалобы спецпереселенцев.
Главнейшие жалобы спецпереселенцев относятся к их чрезвычайно скверному продовольственному положению, отсутствию одежды, невозможности работать в условиях слабого продовольственного обеспечения и обеспечения одеждой, затем просьбы об отпуске, о возможности поездки к родственникам, о переводе с лесных на другие работы и об отправлении детей к своим родственникам в колхозы. Просят о лечебной помощи, о разрешении передвижения и возможности заняться сельским хозяйством в пределах лесозаготовок и, в связи с этим, об обеспечении семенами и орудиями. Из всей суммы полученных мной заявлений (не менее 150), лишь 4 заявления были о неправильном раскулачивании. Из них 2 красноармейца, бывшие в армии в период гражданской войны и имеющие ранения. Другого рода жалобы давались стариками, старухами и сиротами, имеющими в колхозах родственников, которые просили об отправлении их на родину с тем, что они будут жить у родных. В моей беседе в бараке спецпереселенцев эти жалобы были главнейшими. При моей беседе с задержанными беглецами были выставлены мотивы бегства - те, что прошлая тяжелая зима заставляет их куда-нибудь скрыться до наступления зимы, так как в таких условиях, как в прошлом году, они работать на сумеют. Бегут преимущественно с лесных работ. Бегут целыми семьями по 6-7 чел., с маленькими детьми, стариками и старухами. Бегство из районов промышленных носит незначительный характер. Жалобы, кроме того, указывают на факты чрезвычайного издевательства, что и в действительности имеет место.

Об издевательствах.
В тех поселках, где я был, имел место такой факт. Милиционер Пермяков застрелил спецпереселенца за то, что тот, не выполнив требующейся нормы, отказался продолжать работу, в силу чрезвычайной изнуренности. Этот же милиционер Пермяков сажал людей в холодную баню вплоть до 30 суток в 30-ти градусный мороз, подвергая этим самым штрафу спецпереселенца, не выполнившего производственную норму. В итоге спецпереселенцы показывали мне отмороженные руки и ноги, покрытые язвами и гнойниками. Один из спецпереселенцев лишился зрения. Система штрафов была такова, что днем заставлял работать, а на ночь сажал в холодную баню. До нашего приезда милиционер Пермяков не только не был арестован, но был переведен на такую же работу в другой район. Эта система издевательства дополняется специальным издевательством хозяйственных организаций; так, например, Кизелевский Леспромхоз дает распоряжение по всем поселкам о том, чтобы в случае, если спецпереселенцы не выполнят норму выработки - отбирать у них имеющийся хлеб, лишать выходных дней и переводить на паек нетрудоспособных. Эта директива дается за подписью Районного Уполномоченного леспромхоза Третьякова и зав. участком Трухниным.

Использование на шахтах.
На копях в поселке Усьве работает около полторы тыс. спецпереселенцев. Положение на копях значительно лучше, чем в лесных районах. Это выражается в том, что заработная плата выплачивается сравнительно аккуратно и что спецпереселенцы получают также сравнительно аккуратно полтора пуда муки, а члены семей по 18-ти фунтов. Кроме того имеется возможность покупать продовольствие на рынке. Но исключительно скверно обстоит дело с жилищным строительством. Строят огромные бараки, вместимостью в 420 ч. каждый. В каждой комнате барака живут по 22 чел. Невероятная скученность и грязь. Бараки строятся по проекту районного отделения Уралугля. По этому проекту бараки, вместимостью в 420 чел. обеспечиваются двумя печами и 4 уборными. Каждая печь должна обслужить 210 чел. Для того, чтобы согреть котелок воды, необходимо стоять в очереди по много часов. И вообще такая система лишает спецпереселенцев элементарных условий, необходимых для жизни. Директор копей заявил мне, что этот проект послан, как твердая директива, разработан специальным инженером, но видя нецелесообразность такого строительства, он, тем не менее, не счел нужным поднять вопрос о негодности такого проекта, или же самостоятельно прекратить такое исключительно нецелесообразное строительство. К тому же строительство таких бараков на 420 чел. совершенно лишает возможности заниматься спецпереселенцу подсобным сел. хозяйством и огородничеством, а также содержать скот и птицу. Но такое строительство бараков специально и предпринято для того, чтобы спецпереселенцы не имели возможности заниматься ничем иным, кроме как своей непосредственной производственной работой...

В заключение надо сказать, что в лесных поселках не только никто не бывает из области, но даже из района, не только по линии Партийных Комитетов и Контрольных Комиссий, но даже по линии лесных организаций. Председатель Ураллеса тов. СОВЕТНИКОВ за все лето ни разу не был ни в одном из поселков. Точно также никто не бывает в поселках из руководящих работников местных леспромхозов.

В. Фейгин 8.VІІІ.1931 г.

Источник: Политбюро и крестьянство: Высылка, спецпоселение. 1930—1940 гг. Книга I. Москва. РОССПЭН 2005 стр. 351-360
Архив: АП РФ. Ф. 3. Оп. 30. Д. 195. Л. 37-49. Машинописный подлинник, подпись - автограф.
http://istmat.info/node/46677
Tags: архив, раскулачивание
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments