vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Category:

Союз советских бракодельных республик


Те, кто жил в СССР, прекрасно помнят, как все гонялись за любыми импортными товарами, даже польскими и югославскими. Дело было в том, что советские предприятия массово производили продукцию чрезвычайно низкого качества. Особенно плачевно дело обстояло с качеством так называемых товаров народного потребления. Чуть получше продукцию выпускала только оборонная промышленность, где был более жесткий контроль.

Советские руководители и потребители столкнулись с массовым бракодельством после начала индустриализации страны. Особенно обидным оказалось то, что еще совсем недавно, во времена новой экономической политики (НЭП), допускавшей частную инициативу в промышленности и торговле, качество товаров было существенно выше. Тогда, несмотря на процветавшие на государственных и частных предприятиях махинации и фальсификации, частная торговля, боясь потерять покупателя, не приобретала у производителей некачественные товары. Исключения случались, однако они лишь подтверждали общее правило. Но, как только НЭП начали сворачивать, проблемы с качеством товаров встали в полный рост. В июне 1929 года, например, на конференции в Бумсиндикате (синдикат бумажной промышленности) полиграфисты жаловались на качество бумаги и картона, произведенных на советских фабриках:
"В полученной, например, фабрикой «Светоч» партии английской папки не было ни одного листа без брака. Эта же фабрика получила с Балахны 3 вагона картона, который был весь в пузырях и слоился. В стопах бумаги, приобретенных Печатным двором (Ленинград), оказались гвозди, куски дерева и т. п… Стоимость всей вырабатываемой бумаги определяется в настоящее время в 165 млн рублей, причем не менее 10% падает в общем на брак. Таким образом, 16 миллионов рублей выбрасывается на ветер."

Большевикам, поднаторевшим за послереволюционные годы в проведении своей политики методами пропаганды и принуждения, показалось, что решение проблемы лежит на поверхности. Надо усилить агитацию, ввести наказание за выпуск некачественной продукции — и массовое производство бракованных товаров прекратится само собой. Именно поэтому 23 ноября 1929 года высший законодательный орган страны — Центральный исполнительный комитет (ЦИК СССР) и Совет народных комиссаров СССР приняли постановление «Об уголовной ответственности за выпуск недоброкачественной продукции и за несоблюдение стандартов», предписывавшее ЦИКам союзных республик внести в уголовное законодательство статьи, предусматривающие наказание за систематический выпуск недоброкачественных изделий — до пяти лет заключения или до года исправительных работ. А за несоблюдение стандартов — заключение до двух лет или исправительные работы до года.

Однако ни агитация, ни наказания не приносили результата. В декабре того же 1929 года «Правда» сообщала о промышленности Ростова-на-Дону: "Усилился выпуск на рынок бракованных изделий. В некоторых отраслях брак превышает 25 проц., доходя до 50 проц."

А на XVII съезде ВКП (б), открывшемся 26 января 1934 года, практически все выступавшие руководители говорили о проблемах с качеством строительства, техники и товаров. К примеру, Сталин в своем докладе среди главных недостатков в работе упомянул «совершенно недопустимое отношение к вопросу об улучшении качества продукции». О том же в отношении производства товаров говорил и председатель Совнаркома СССР В. М. Молотов:
"Если ко всем отраслям промышленности относится требование партии решительного улучшения качества продукции, то, пожалуй, в особенности это относится к производству товаров потребления. Перед легкой промышленностью стоят такие задачи, как значительное улучшение качества хлопчатобумажных тканей, улучшение окраски и рисунка, увеличение доли тонкосуконных и камвольных групп шерстяной промышленности, увеличение прочности обуви, переход к лучшим сортам тканей. Перед пищевой промышленностью особенно остро стоят задачи в деле улучшения качества продукции… Необходимо по всей легкой и пищевой промышленности пересмотреть ассортимент, запретить ухудшенные стандарты продукции и обеспечить твердое выполнение заданий партии и правительства по улучшению качества всей продукции."


Эти слова в своем выступлении на съезде подтвердил нарком снабжения А. И. Микоян:
"Некоторое время тому назад в беседе со мной торгпред СССР в Германии тов. Вейцер рассказал мне, что советские конфеты являются одними из самых лучших и продаются вне всякой конкуренции, а кое-где даже введены специальные повышенные пошлины на такой сорт наших конфет, как «раковые шейки», так как они побивают все местные конфеты своим первоклассным качеством. Итак, лучшие конфеты делаем мы, в СССР, а пойдите их купить — всюду ли их найдете? Вы увидите немало плохого качества конфет, изготовленных нашими фабриками и пущенных в продажу. Как это может быть, что наши фабрики могут делать и делают прекрасные конфеты для экспорта, а для себя делают часто дрянь?"


Из выступлений наркома Рабоче-крестьянской инспекции Я. Э. Рудзутака:
"Из-за того, что спичечные коробки паковали в сырые ящики, рядовым потребителям нечем было разжечь огонь."

"Зачастую качество продукции легкой промышленности таково, что она просто непригодна для потребления. При этом нет абсолютно никаких объективных причин для того, чтобы выпускать такую низкопробную продукцию. Я думаю, что очень многие из вас видели такой шедевр, как чайный стакан весом в четверть килограмма, который более пригоден в качестве ударного смертоносного орудия, чем для питья из него чая."

"Брак на отдельных заводах достигает огромного процента. Нужно прямо сказать, что брак является бедствием для нашей промышленности… Каковы общие размеры потерь от брака? Этого никто не подсчитал. Во всяком случае, речь идет о сотнях миллионов рублей. По грубой прикидке получается, что только в одном машиностроении, если брать выпуск 1934 г., мы теряем на каждом проценте брака почти столько, сколько стоит московский завод «Шарикоподшипник», сколько стоит «Уралхиммашстрой», в три раза больше стоимости Московского завода револьверных станков, почти в три раза больше, чем стоит завод «Калибр». Подчеркиваю, что это потери от брака по машиностроению, которое работает значительно лучше других отраслей. Каков же вывод? Вывод тот, что по всему народному хозяйству наши потери от брака очень велики."

Советский сатирический журнал «Крокодил» нещадно клеймил позором бракоделов, но ситуация не улучшалась



Еще печальнее выглядело то, что тяжелая индустрия, которая опекалась руководством страны, выпускала продукцию, по уровню качества не отличающуюся от товаров для народа. Нарком тяжелой промышленности Г. К. Орджоникидзе докладывал съезду:
"Качество нашей продукции заставляет желать очень многого. И это происходит очень часто не потому, что мы не умеем делать и не могли бы сделать, а очень часто это происходит благодаря невероятной небрежности, неаккуратности… Наши заводы построили прекрасный портальный кран для Магнитки, поставили его. Кран не работает — не работает уже в течение полугода. Те, кто установил этот кран, не позаботились, не посмотрели, не подумали о том, почему кран не работает… Я видел в Свердловске, на Верх-Исетском заводе, электрическую печь, изготовленную Электрозаводом, неплохо построенную. Но механизм не работает, шестерни на таком расстоянии друг от друга, что зубцы шестеренки не зацепляют друг за друга. И никто не позаботился, не удосужился поехать посмотреть, почему это так. У нас, у наших хозяйственников, до сих пор нет уважения к своей продукции, к своему труду. Любой захудалый заграничный капиталист, фабрикант, заводчик, когда он выпускает свою продукцию, накладывает на нее свою марку и следит, чтобы эта марка не была опозорена. А мы — партия поручила нам это огромное количество заводов, поручила нам такие гиганты, — мы о своей марке, о своей «фирме» по линии качества заботимся мало."


Не мог не удивлять тот факт, что некачественная продукция изготовлялась даже для нужд Красной армии. Нарком по военным и морским делам СССР К. Е. Ворошилов жаловался делегатам съезда:
"Прежде всего о качестве продукции. Оно, качество, надо признаться, не всегда еще соответствует требованиям сегодняшнего дня. Взять хотя бы работу моторостроительной промышленности… Почему до сих пор еще некоторые из лучших заграничных моторов полегче наших, более экономны в расходовании горючего, более мощные и работают без переборки дольше наших? Конечно, качество работы и в этой области колоссально улучшилось, если сравнивать с тем, что было два года назад, но мы совсем не желаем равняться по плохому, мы требуем равнения по самым передовым образцам мировой промышленной продукции, по лучшим образцам наших достижений. Говоря кратко, качество продукции оставляет желать много лучшего. На многих заводах часты случаи грубой работы, снижающей боевую ценность наших заказов, все еще велик брак. Комплектность выполнения заказов, на что указывал уже съезду и в первую очередь нашим производственникам т. Сталин, сплошь и рядом не выдерживается. Взять хотя бы запасные части. Выполнить заказ на танк, трактор, автомобиль, самолет и прочее — все стараются. За невыполнение этих заказов греют, за выполнение хвалят. А запасные части, которые также должны быть поданы промышленностью, — это в последнюю очередь."


На подобном фоне ужесточение наказания за выпуск некачественной продукции напрашивалось само собой. Поэтому за полтора месяца до начала съезда, 8 декабря 1933 года, ЦИК и СНК СССР приняли постановление «Об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции», в котором говорилось:
"Выпуск недоброкачественных или неукомплектованных машин, а также выпуск недоброкачественных деталей и материалов со стороны смежных заводов наносит существенный ущерб государству. Особенно нетерпим и преступен выпуск недоброкачественных и некомплектных изделий предприятиями, работающими на нужды обороны страны."

И вводились новые меры наказания:
"1. Установить, что управляющие трестов, директора предприятий и лица административно-технического персонала, виновные в выпуске недоброкачественной или некомплектной продукции, привлекаются к уголовной ответственности с применением меры судебной репрессии — лишение свободы на срок не ниже 5 лет.
2. Поручить Прокуратуре Союза ССР обеспечить неуклонное проведение в жизнь настоящего Постановления."


Прокуратура рьяно взялась за дело. 12 февраля 1934 года состоялась радиоперекличка — проходившее по радио совещание прокурорских и судебных работников. Выступавший первым прокурор СССР И. А. Акулов требовал от подчиненных возбуждать больше дел и добиваться максимальных наказаний:
"Каковы же основные минусы и недостатки в работе наших прокуроров мы имеем до сих пор в борьбе за декрет от 8 декабря? Прежде всего надо подчеркнуть крайнюю медлительность в расследовании и судебном рассмотрении дел. Из тех 150 дел, которые возбуждены по всему Союзу, через суды прошло, рассмотрено и вынесены приговоры только по 26 делам. Это свидетельствует о том, что судебное разбирательство двигается очень медленно. Прокуратура Украины, несмотря на наши неоднократные требования, до сих пор не могла получить сведения от своих областных прокуратур по вопросу о реализации закона от 8 декабря. Недавно приезжавший к нам прокурор Верховного суда Украины Бенедиктов привез данные о приговорах по 15 делам о качестве продукции. По этим делам осуждено 45 человек, из них только 4 осуждены на сроки от 5 лет и выше, к остальным применены более слабые меры социальной защиты. Непонятно, почему это произошло."

В ходе проверок и расследований всплывали удивительные факты. Один из ленинградских заводов выпустил большую партию ламповых стекол для железной дороги — 18 тыс. штук. Однако диаметр нижнего отреза стекол не соответствовал стандарту, поэтому они не могли быть использованы по назначению. Еще более интересная история стала известна в апреле 1934 года: Ленинградская прокуратура переслала Прокуратуре СССР дело о выпуске недоброкачественной продукции ф-кой «Красный фарфорист», так как дирекцией фабрики было заявлено, что выпускаемый фабрикой брак не противоречит техническим условиям, присланным главным управлением стеклофарфоровой промышленности.
Проводимое в настоящее время расследование подтвердило это заявление. Действительно, временные технические правила, которыми регулируется качество продукции стеклофарфоровых фабрик, составлены настолько халатно, что потребитель на законном основании получает совершенно негодные вещи.

Например, для товара сорт IV этими правилами допускается "деформация и кривизна, не лишающая возможности использования изделия по назначению", или «несплошные рваные края, глубиной свыше 5 мм, не мешающие использовать посуду по назначению». Образцы тарелок, фигурирующие в качестве вещественного доказательства по данному делу, подходящие под требование упомянутых правил, представляют собой настоящее издевательство над директивами партии и правительства о качестве продукции. По имеющимся сведениям, и в других областях промышленности, например кожевенной, действуют крайне несовершенные технические правила. На основании этих материалов Прокуратура CCCP поставила вопрос об обследовании всех действующих ОСТ (отраслевых стандартов.— «Деньги») и технических правил по всей промышленности".

Подгоняемые Прокуратурой СССР прокуроры на местах начали активизироваться, и в апреле 1934 года старший помощник прокурора Союза Г. К. Рогинский отмечал в докладе:
"За последнее время, особенно за март, мы имеем довольно значительный рост количества дел, возбужденных по закону 8 декабря. Однако анализ этих дел и качества проведенного следствия показывают, что в ряде случаев мы имеем погоню за количеством дел в ущерб качеству расследования и общей правильности возбуждения этих дел."

Недовольство Рогинского вызывало то, что среди подсудимых и осужденных слишком мало руководителей предприятий:
"По рассмотренным в суде 102 делам осуждено 143 человека, из них… директоров и руководителей предприятий всего 18%. Привлечение не тех лиц, которые должны были быть привлечены, приводит к необходимости затем, уже после вынесения приговора, дополнительно привлекать обвиняемых, что, естественно, смазывает весь тот эффект, который должен быть получен от каждого судебного процесса по закону 8 декабря."

Особенно возмущала старшего помощника прокурора СССР мягкость приговоров, вынесенных обвинявшимся в выпуске брака руководителям:
"Сталинградский крайсуд по делу выпуска хлебозаводом недоброкачественного хлеба осудил пом. директора завода к исправительно-трудовым работам, технического руководителя завода — к 5 годам лишения свободы условно, а мастера завода — к 6 годам лишения свободы.
Североосетинский облсуд за выпуск швейной фабрикой недоброкачественной продукции осудил директора завода к 1 году исправительно-трудовых работ, а начальников цехов к 6 годам лишения свободы.
Горьковский крайсуд по делу Арзамасской войлочной фабрики за выпуск недоброкачественной продукции специального назначения приговорил технического директора завода к 2 годам лишения свободы."


Напомним, что жены так называемых "врагов народа", осуждаемых по "политической" 58-й статье, "автоматически" получали по сталинскому закону 5−8 лет лагерей.

«Мягкотелость» судов объяснялась тем, что они плохо представляли себе, как именно применять постановление «Об ответственности за выпуск недоброкачественной продукции». Возникали трудности с толкованием понятия «выпуск продукции». Плохой ремонт тракторов для своего совхоза — это выпуск или не выпуск? Высшие судебные инстанции отменяли решения нижестоящих, но ясность не наступала. Не меньше споров возникало и вокруг понятия о том, что считать случайностью, а что преднамеренным выпуском некачественной продукции и в каких объемах. В прокурорском обзоре судебной практики об этом говорилось:
"Ленинградский облсуд рассмотрел дело по обвинению заведующего пекарней N2 в Детском селе, его заместителя и трех пекарей по закону 8 декабря. По преступной небрежности обвиняемых в хлеб попадали «посторонние предметы», как-то: крысы, мыши, гвозди, окурки и пр. Ленинградский облсуд приговорил заведующего пекарней по закону 8 декабря к 6 годам лишения свободы, а остальных по ст. 111 к исправительно-трудовым работам. СКК (судебная кассационная комиссия.— «Деньги») Верхсуда РСФСР (дело N22822) изменила квалификацию на ст. 111 УК на том основании, что имевшее место с января этого года двукратное нахождение в хлебе запеченных крыс и мышей не дает оснований для применения закона 8 декабря. Остается пожалеть, что кассколлегия для руководства судам не указала, в скольких выпечках нужно находить крыс и мышей для того, чтобы иметь основание применить закон 8 декабря."


Ко всему прочему кампания по борьбе с бракоделами, как обычно, быстро начала сходить на нет. Исполнители устали, руководителей страны озаботили новые проблемы, и в постановлении оперативного совещания при прокуроре Союза ССР от 3/VIII 1934 г. по докладам прокуроров Московской, Воронежской, Ленинградской, Иваново-Промышленной области и г. Москвы констатировалось:
"Представленные прокурорами указанных выше областей доклады о работе по закону от 8 декабря, как равно и материалы, имеющиеся в распоряжении Прокуратуры Союза по всем остальным краевым и областным прокуратурам, свидетельствуют о том, что работа органов прокуратуры по реализации закона от 8 декабря за последние 3 месяца (май-июль) оказалась свернутой."

Но самое главное заключалось в том, что прокуроры и судьи видели: аресты и приговоры, если и ведут в отдельных случаях к уменьшению брака, дают только краткосрочный эффект. Как только через месяц-другой воспоминания о показательном процессе начинают тускнеть, все возвращается на круги своя.

Именно поэтому в 1940 году к вопросу вернулись, и 10 июля появился указ Президиума Верховного Совета СССР «Об ответственности за выпуск недоброкачественной или некомплектной продукции и за несоблюдение обязательных стандартов предприятиями» с новым уточнением и усилением мер воздействия:
"1. Установить, что выпуск недоброкачественной или некомплектной промышленной продукции и выпуск продукции с нарушением обязательных стандартов является противогосударственным преступлением, равносильным вредительству.
2. За выпуск недоброкачественной или некомплектной продукции и за выпуск продукции с нарушением обязательных стандартов директоров, главных инженеров и начальников отделов технического контроля промышленных предприятий предавать суду и по приговору суда подвергать тюремному заключению сроком от 5 до 8 лет."


Прокуратура вновь провела кампанию с громкими арестами. В сообщении ТАСС от 26 июля 1940 года говорилось:
"В Горьковской области возбуждено дело в отношении руководителей завода «Красная Этна». Этот завод с 14 по 23 июля систематически выпускал недоброкачественные детали. Расследуется дело о выпуске недоброкачественных авточастей заводом «Автоприбор» (Московская область)."

В декабре 1940 года прокуратура Союза докладывала в Совнарком СССР о достигнутых успехах:
"Со дня издания Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР от 10 июля с. г. органами прокуратуры было закончено следствием и направлено в суд 363 дела о преступлениях, предусмотренных Указом."


Ннесмотря на аресты и вроде бы суровые приговоры, на советских заводах продолжали выпускать негодные танки и некачественные самолеты.

1941. Генерал-майор танковых войск А.В.Борзиков (доклад начальнику ГАБТУ РККА): "Корпуса (5-й и 7-й) дерутся хорошо, плохо только то, что штабы малооперативны и неповоротливы, и еще плохо, что много машин достается противнику из-за неисправности пустяшной. Организовать ремонт, эвакуацию не умеют ни дивизия, ни мехкорпус, ни армия, ни фронт. Нет запчастей, нет резины, снабжают плохо."

В книге Игоря Небольсина «Любимая Сталиным. 2-я гвардейская танковая армия в бою», приводятся данные об участии 2-й танковой армии в Севской наступательной операции. Имея на 1 февраля 408 танков, армия начала наступление 27-го февраля с 187 исправными танками. То есть больше половины танков вышли из строя до участия в боях.

Летом 1942 года, когда немецкие танки рвались к Волге, сам Сталин, как Верховный Главнокомандующий, подписал следующий приказ:
"Наши танковые войска часто несут потери больше из-за механических поломок, чем в бою. Например, на Сталинградском фронте за шесть дней, двенадцать наших танковых бригад потеряли 326 из 400 танков. Из них около 260 потеряно из-за механических поломок. Многие танки были брошены на поле боя. Подобные случаи можно наблюдать и на других фронтах. Такой высокий уровень механических поломок неправдоподобен и Верховный штаб видит в нем скрытый саботаж и вредительство со стороны определенных элементов в танковых экипажах, которые пытаются использовать небольшие механические проблемы, чтобы избежать битвы."

Как видим, «великий вождь» по привычке хотел кого-то расстрелять, но реальная системная проблема, разумеется, при этом никак не решалась. Танк Т-34, который до сих пор некоторыми превозносится как «лучший танк Второй Мировой», имел ужасную коробку передач, отвратительные по качеству оптические приборы, негодные фильтры масляных воздухоочистителей, конструкция которых признавалась неудовлетворительной еще в начале 1941 г.
В 1943—1944 гг. инженеры опытного завода НКТП провели специальные исследования по изучению влияния загрязненного пылью воздуха на дизель В-2 и установили следующее: "Засасываемая с воздухом пыль, состоящая частично из острых кварцевых частиц, стоящих по твердости выше нормального перлитового чугуна, в смеси с маслом дает идеальный абразивный материал, служащий причиной быстрого износа поршневых колец, цилиндра поршня и всасывающих клапанов, что приводит к падению мощности, увеличению расхода топлива и смазки и преждевременному выходу из строя и ремонту двигателя". В ходе летних боев 1942 г. некоторые дизели после первых же 10 — 15 часов работы на запыленном воздухе требовали ремонта, а после 30 — 50 часов — выходили из строя."


Ничего по сути не менялось и в послесталинском СССР. В 1976 году в ЦК КПСС рассматривали письмо И. М. Колесникова из Ставропольского края:
"Наш колхоз «Родина» получил в этом году 18 комбайнов «Нива» завода «Ростсельмаш». В двенадцати комбайнах сразу заклинили тормозные колодки. В одном комбайне топливный бак оказался со сквозными разрезами, в другом смят кожух колосового шнека. На всех восемнадцати отсутствуют редукторы барабана. В топливной и масляной системах полно стружки. Многие болты крепления просто забиты молотком, а не закручены, как положено… А ведь «Ниве» присвоен Знак качества."

Для тех, кто забыл или не знает, знак качества и означал: «Советское — значит, отличное».

Советский значок "Отличник качества" (непонятно только, кого и за что им награждали)



Источники:

Жирнов Евгений «Дело о товарах 4-го сорта»
https://www.kommersant.ru/doc/2320450

Вся правда о Т-34 https://newsland.com/community/8494/content/vsia-pravda-o-t-34-pozor-na-gusenitsakh-ili-zhe-khudshii-tank-vmv/7027625
Tags: 2021мп, 2021пф, дурдом, экон_индустрия, экон_совок, экономика
Subscribe

  • Почему Сталин ненавидел Троцкого

    Почему Сталин так ненавидел Троцкого? Ответ очень прост: потому что Сталин стырил и воплотил в жизнь абсолютно все идеи Троцкого. А зачем тогда ему…

  • «Ласт» – латышский стрелок...

    Началось с большевицко-уголовных подпольных кличек. Продолжилось "звездинами", в противоположность Святому Крещению, и наречением детей…

  • Из практики казней при Сталине. Москва.

    Массовые казни людей в Москве во время Большого террора и позже (вплоть до смерти Сталина) проходили на подмосковных так называемых «полигонах НКВД»…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 16 comments

  • Почему Сталин ненавидел Троцкого

    Почему Сталин так ненавидел Троцкого? Ответ очень прост: потому что Сталин стырил и воплотил в жизнь абсолютно все идеи Троцкого. А зачем тогда ему…

  • «Ласт» – латышский стрелок...

    Началось с большевицко-уголовных подпольных кличек. Продолжилось "звездинами", в противоположность Святому Крещению, и наречением детей…

  • Из практики казней при Сталине. Москва.

    Массовые казни людей в Москве во время Большого террора и позже (вплоть до смерти Сталина) проходили на подмосковных так называемых «полигонах НКВД»…