vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Categories:

1954. Постановление о прекращении УД профессора Вишневского Л.А.


Профессор Вишневский Лев Александрович продолжает список крупнейших ученых СССР (академиков, профессоров, докторов наук и т.п.) - которые погибли в ходе сталинского террора. Всего по стандартным обвинениям в "контрреволюционной деятельности" были физически уничтожены сотни ученых, подавляющее большинство - в 1937-1938гг.


ПОСТАНОВЛЕНИЕ Прокуратуры Томской области о прекращении уголовного дела профессора Л. А. Вишневского
14 июля 1954 г.
УТВЕРЖДАЮ
Начальник УКГБ Томской обл. Прокурор Томской области полковник Подпись (Великанов)
ст. советник юстиции Подпись (Выпряжкин)

ПОСТАНОВЛЕНИЕ 1954 года июня 26 дня нарследователь прокуратуры Куйбышевского р-на г. Томска юрист I класса ВОРОНИНА, рассмотрев архивно-следственное дело УМГБ Томской области № 558 по обв. гр. ВИШНЕВСКОГО Льва Александровича по ст. 58-6-9-11 РСФСР -
НАШЕЛ:
Гр. ВИШНЕВСКОМУ Льву Александровичу, с 1887 г. рождения, уроженцу г. Москвы, из дворян, б/п, работавшему в должности директора и профессора научно-исследовательского института математики и механики Томского Государственного Университета, 28. XII. 1937 г. предъявлено обвинение в том, что он являлся участником разведывательно-диверсионной организации в РККА, куда завербован в 1933 г. агентом иностранной разведки, бывш. начальником научно-технического отдела Главного артиллерийского Управления РККА ЖЕЛЯЗНЯКОВЫМ, по заданиям которого ВИШНЕВСКИЙ, якобы, и проводил активную разведывательную и диверсионную работу. Сам создал и возглавил в г. Томске шпионско-диверсионную группу, в которую сам завербовал профессоров ТГУ - МОЛИНА, РОМАНОВА, МАЛЕЕВА, ИВАНОВА и др. Лично сам и через участников созданной им группы собирал и передавал иностранной разведке, через агента иностранной разведки, баллиста, офицера Рейхсвера, германского подданного НЕТЕР Фрица Максимилиановича, который с осени 1933 года являлся профессором Томского научно-исследовательского института, специалистом баллистики, будучи приглашен на работу через Всесоюзное общество культурной связи с заграницей в СССР и общество помощи немецким ученым в Цюрихе, где он состоял членом, после освобождения его от работы, как не арийца, с приходом к власти Гитлера.

Кроме того, ВИШНЕВСКИЙ и созданная им группа, якобы, проводили подрывную диверсионную работу, направленную на ослабление обороноспособности Советского Союза, что выражалось в том, что они производили неправильные расчеты при составлении стрелковых таблиц для ультрамощной винтовки и минированного пулемета, которые представлялись Наркому Обороны, давали заведомо неверные расчеты для изготовления заводами недоброкачественных снарядов на вооружение армии и передавали германской разведке данные об ультраскоростях и сверхдальней стрельбе, данные о меткости стрельбы с современных аэропланов-истребителей.

Предъявленное ВИШНЕВСКОМУ обвинение построено на его объяснениях, что видно из протокола допроса его от 28. XII/ 1937 года, копия которого в отпечатанном на машинке виде находится в деле на л. № 15-29 с письменной подписью от имени ВИШНЕВСКОГО и показаниях НЕТЕР от 30. XII. 1937 г., имеющихся в копии, им не подписанной на л. д. № 30-41, где он говорит, что сектор баллистики, организованный в Томском научно-исследовательском институте, представлял из себя особый интерес, так как он вел изыскания в области применения новейших образцов оружия для армии.
Кроме того, в деле есть протокол очной ставки между НЕТЕР и ВИШНЕВСКИМ от 7.И. 1938 года, где в точных выражениях, как это содержится в копиях их допроса, указанных выше, записано в показаниях НЕТЕР:
"Данные мною показания о моей разведывательно-диверсионной работе я подтверждаю полностью. Вишневский являлся таким же агентом Германской разведки, как и я. Он говорил мне, что к этой работе его привлек бывший начальник научно-технического отдела Главного Артиллерийского управления РККА ЖЕЛЕЗНЯКОВ, от которого ВИШНЕВСКИЙ имел указания в части контактирования разведывательной и диверсионной работы со мной, т. к. задачи, поставленные Германской разведкой перед ЖЕЛЯЗНЯКОВЫМ и мною, были совершенно тождественны.
В беседе со мной в 1935 г. ВИШНЕВСКИЙ сообщил мне о наличии в подведомственном ему учебном заведении разведывательно-диверсионной организации. Получая задания от Главного Артиллерийского управления РККА по разработке различных тем вооружения армии, ВИШНЕВСКИЙ ставил меня в известность, отводил мне место работы по этой тематике и, кроме того, привлекал меня, как специалиста по баллистике, к различным консультациям, что давало мне возможность быть в курсе разработки тем и позволяло мне давать неправильные направления по этой линии, в ущерб обороны СССР".

В показаниях гр. ВИШНЕВСКОГО записано, что он к разведывательно-диверсионной работе действительно был привлечен ЖЕЛЯЗНЯКОВЫМ и по предложению последнего установил связь с НЕТЕРОМ.
"Данные мною показания от 28. XII. 1937 года о моей разведывательной диверсионной работе и о контактировании ее с НЕТЕР подтверждаю" (л. д. 66-67).
Таким образом, как показания НЕТЕР, так и показания ВИШНЕВСКОГО, если их даже считать достоверными, не содержат в себе конкретных фактов контрреволюционной разведывательно-диверсионной их деятельности, и никем из специалистов не дана оценка их практической деятельности по разработке как тем по изысканию и испытанию оружия, находящегося или предназначаемого на вооружении армии, так неизвестно и то, какие расчеты и данные они представляли в наркомат обороны и что именно и когда передано ими иностранной разведке.
В деле имеются показания ст. лаборантки научно-исследовательского института - МАТВЕЕВОЙ Марии Андреевны, которая объяснила, что ВИШНЕВСКИЙ открыто хранит в кабинете образцы оружия, экспонаты, различные документы, крупнокалиберный пулемет, счетчики, обработанные темы дает для ознакомления студентам, допускает в кабинет германского артиллерийского офицера НЕТЕР, которого допустил до ведения семинаров с научными работниками сектора по повышению квалификации в области математики. Приобретен без надобности пулемет ДК-12,7, имеются револьверы, тогда как нет опытных тем по ним, без надобности приобретена скорострельная пушка 37 м/м.

Показания МАТВЕЕВОЙ и правильность ее суждений не проверены, неизвестно какое у нее имеется образование, что важно для оценки ее суждений, кроме того, показания ею даны 17.IX.37 года после того, как 14.IX. в ее присутствии было проверено состояние и хранение оружия и огнеприпасов, находящихся в кабинете директора ВИШНЕВСКОГО, где отмечено, что кабинет его не имеет должного устройства, обеспечивающего секретную сохранность, имеющихся в ней ценностей, что лаборатория и механическая мастерская не обеспечивают засекречивания работы, что учета артиллерийского имущества института до 1.1.1936 года не велось, а с 1.1.1936 года учет и хранение его был возложен на лаборантку МАТВЕЕВУ, но эта работа ею не обеспечена и к моменту проверки выдача и прием оружия и огнеприпасов производилась без оформления документации. В свете этих выводов проверки, показания МАТВЕЕВОЙ не могут быть признаны объективными.
324

Допрошенный по делу 9/V 1938 года научный работник института ГОРОХОВ заявил, что для него деятельность ВИШНЕВСКОГО "представлялась вредительской", что он подкреплял тем, что работники института не знали баллистики, а ВИШНЕВСКИЙ не занимался поднятием их квалификации, а его - ГОРОХОВА - "как более или менее знающего эту работу аспиранта, уговаривал уйти с аспирантуры и добился этого через партийный комитет, обещал послать в 6 - месячную командировку, а дал только 2 м-ца. Особенно бросалась в глаза вредительская деятельность ВИШНЕВСКОГО - это ослабление штата научных сотрудников за счет раздутия управленческого аппарата - при наличии 3 сотрудников в институте были: директор, его заместитель, зав. лабораторией и двое зав. группами. Вредительски был построен полигон-блиндаж развалился, вышка угрожает падением, расположен он далеко от института, за рекой, чем затруднено его использование".

Ничего существенного, подтверждающего контрреволюционную деятельность ВИШНЕВСКОГО эти показания не содержат, так как в некоторых частях, например, о полигоне оно ничем не подтверждено, а в остальной части они не могут быть признаны объективными, поскольку сам ГОРОХОВ высказывал недовольство поведением ВИШНЕВСКОГО в части его личной работы.
Научный работник СВИРИДОВ при допросе 9.V. 1938 года показал: "По моему глубокому убеждению руководство институтом было вредительское, ВИШНЕВСКИЙ старался тормозить выполнению тематического плана, молодые научные работники загружались сверхнормально, руководство работой не осуществлялось, построенный полигон был использован только по одной теме, и не оправдал затрат, в аппарате имел зав. группой внешней баллистики КАСТРОВА' И зав. лабораторией ГЛОБУС2, впоследствии осужденных за контрреволюционную деятельность и был связан с германским профессором НЕТЕР".

Таким образом, кроме "глубокого убеждения" свидетель не дал конкретных показаний, свидетельствующих о контрреволюционной деятельности ВИШНЕВСКОГО.
Других доказательств виновности гр. ВИШНЕВСКОГО материалы дела не содержат. 14.11.1938 года следствие по делу окончено 3 отделом УГБ по Новосибирской области и обвинительное заключение утверждено зам. начальника УНКВД по Новосибирской области, а 14.11.1938 года приостановлено следствие, вследствии болезни гр. ВИШНЕВСКОГО, что удостоверено справкой ст. санитарного инспектора НКВД от 14.VI.38 г. (л. д. № 3).
В деле, л. д. № 11, имеется постановление о выделении следственного материала в отношении лиц, занимающихся контрреволюционной деятельностью, названных ВИШНЕВСКИМ в количестве 27 человек, состоящих из работников Артиллерийского управления армии,
1 В. Г. Кастров, научный сотрудник НИИ ММ при ТГУ.арестован в 1937 г. Расстрелян.
2 М. Н. Глобус, профессор ТГУ, арестован в 1937 г. Расстрелян.
работников Ленинградского Артиллерийского института и Томского научно-исследовательского института, а также имеется справка (л. д. 83) о том, что НЕТЕР привлечен к ответственности по самостоятельному делу, как иностранноподданный.

Результаты расследования и рассмотрения этих дел неизвестны и неизвестно, имелась ли контрреволюционная организация в Главном Управлении Артиллерии РККА, мог ли быть ВИШНЕВСКИЙ ее участником, точно также неизвестно, был ли НЕТЕР шпионом иностранной разведки.
9.Х.1938 года гр. ВИШНЕВСКИЙ умер и 27.XII.1938 года дело о нем за смертью прекращено.
Оценивая изложенное и имея в виду, что конкретных данных о контрреволюционной вредительской деятельности гр. ВИШНЕВСКОГО материалы дела не содержат, специальному анализу результаты его практической деятельности в научно-исследовательском институте не подвергались и данных, что она была вредительской нет, руководствуясь ст. 4 п. 5 УПК,
ПОСТАНОВИЛ:
Отменить постановление от 27/XII 1938 года 3-го отдела УМГБ1 по Новосибирской области о прекращении возбужденного против Вишневского Льва Александровича уголовного дела за его смертью и дело производством прекратить за недоказанностью состава преступления.
Нарследователь прокуратуры Куйбышевского р-на г. Томска
юрист I класса Подпись (Воронина)
Архив УФСБ Томской области. Д. П-6179. Л. 95-99. Подлинник. Машинопись.


Источник: http://operacii-nkvd.blogspot.com/2012/02/1937-1938-810.html
Tags: 1954, архив_террор, тер_ученые, террор_сталина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment