vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

СССР 30-х годов в дневниковых записях жителя Таганрога

Автор дневниковых записей - таганрогский историк и педагог Павел Петрович Филевский (1856-1951). Ниже приведены выдержки из дневника, более полный текст можно прочитать здесь https://drive.google.com/file/d/0ByOf6cOVPZIGQnk2WWVtTTViY0k/view?pli=1

1932 год.
27 февраля. В городе большая смертность, очевидно от недоедания. Кроме того, нет совершенно угля и керосина. Несколько школ были закрыты. Вода в водяном отоплении выпущена, чтобы не лопнули трубы. Но школы можно было распустить, что нельзя было сделать с больницами. В некоторых больницах тоже водяное отопление и тоже пришлось спустить вoду ,оставив их нетопленными при 12 градусах. Умерших возят по несколько человек на кладбище и хоронят в общей могиле. Гробы очень дороги, за 20 рублей гроб, сколоченный из досточек с тонким дном, из которого, того и смотри, провалится покойник. Сколько-нибудь сносный гроб можно иметь, доставив материал, но доски на вес золота, их не найдешь. На улицах вечно рубят украшение города - деревья - на дрова.

12 марта. Сегодня на базаре спекулянты-рабочие продавали хлеб, избыточный от своего пайка по 70 копеек за фунт, сами получая его по 5 копеек. Покупают почти исключительно крестьяне из деревень. Вот почему рабочие добиваются увеличения пайка. Это доход 1300 процентов без всяких затрат труда.

1932-1933гг. Голодающие умирали прямо на улицах


20 марта. Много говорят о событии в 3-й школе, где дети вышли из школы с плакатами, оскорбительными для советской власти, прошлись по рыбному базару, выкрикивая негодование по поводу голода и привилегий немногих. Судить всех было невозможно, поэтому выделили нескольких, и устроили показательный и строгий суд над детьми. Дети, будучи опрошенными, что их побудило сделать преступную демонстрацию, отвечали, что голод. Их постановили исключить.

4 апреля. На металлургическом заводе рабочие побили кавказцев, главным образом осетин, ссора вышла из-за девок. Делу придали характер «великодержавного шовинизма». Азиаты - народ хитрый и стараются поставить себя в положение евреев, что им при содействии последних удается. Над русскими рабочими нарядили суд и некоторых приговорили к принудительным работам на два года. Но этого мало, в пику русским приказано, чтобы осетинских женщин поставить на места, куда требуются квалифицированные рабочие, хотя бы они и не имели нужной квалификации.

24 апреля. В государственном универмаге продают сахар по три рубля за кило, но кто берет сахар, обязан на каждое кило взять коробочку красного, совершенно негодного перца по 35 копеек. В магазине «Динамо» тоже государственном предприятии продаются "спортсменки" (чувяки) по 6 рублей, тоже с обязательством купить за 1-50 собачий намордник. В общем, таким образом продается то, что никому не нужно.

8 августа. Сейчас встретил отряд пионеров, шедший по Петровской улице с пением военных песен. Мальчики в трусиках, это нашлепники на срамные места, как у акробатов, а девочки немного более прикрыты.

1933 год.
15 января. Ужасные вещи приходят из деревни. О случаях людоедства в городе говорят очень часто. Говорят, что принесли в амбулаторию полусьеденный труп ребенка, и будто бы родители арестованы. Приехали из-под хутора Щербакова родственники проживающего в нижнем этаже «Красного партизана» Карпенко и говорят, что их родственники сьели своих детей. Милиционеру Хорунжему написали из Киевской губернии родные о людоедстве и бегстве населения, причем целые деревни остаются пустыми, то же сообщают родные Островских из Киевской губернии. Сидоровы получают ужасные описания голодовок из Зиньковского уезда. Ближайшие деревни представляют из себя пустыни. На окраинах города я сам был поражен полным отсутствием собак. Оказывается, что собаки все передохли от того, что их нечем кормить.

25 февраля. Оригинальная теперь архитектура - это сундуки, а не дома. Если они с балконами бетонными, то впечатление комода с полувыдвинутыми ящиками, и безобразно широкие и низкие окна (горизонтальные, а не вертикальные). Это для того, чтобы комнаты делать ниже, так как низкие комнаты меньше требуют топлива для обогрева .

1935 год
1 марта. До какой степени город запаршивел! Грязь на улицах, грязь во дворах. Есть дворы, представляющие сплошной ватерклозет и не где-нибудь на окраине, а в самом центре на Петровской улице, где помещается целый ряд учреждений и магазины, так называемый ГУМ. Вся гуляющая публика, а временами по вечерам ее бывает целая "туча", идет испражняться в открытые ворота в огромный двор, другая часть за малым отправлением в Итальянский переулок, и на другой день утром тротуар до самого сада Сарматовой буквально залит, а далее ворот к Греческой улице и загажен. И таких мест на протяжении Петровской улицы несколько. Дворы политы экскрементами.


12 марта. В царском режиме беспощадно осуждался бюрократизм, но если бы встал Фамусов и посмотрел на нынешний бюрократизм, так он поклонился до земли теперешним чиновникам. Свет не видел еще такого бумажного царства, как теперь; советское государство - это полицейский участок. Все начинается в милиции (то же, что и полиция, только намного хуже) и в ней все кончается, а паспортная система наложила на всех граждан оковы полиции. Без полиции, т.е. милиции, ни шагу не отступишь, прежде черта оседлости была, теперь она охватила все, особенно русское население. Нацмены находятся в лучшем положении. Попробуйте сунуться в большой город - тьма препятствий, а высылка везде обычное явление без суда, без следствия, а только по соображению милиции, которая просто откажет вам в выдаче паспорта без объяснения причин.
Социализм больше, чем какое-либо движение стоит за равенство. Где же оно у нас? Такого неравенства, как теперь, еще никогда не было. Oдни пользуются всеми благами, живут на казенных роскошных квартирах, едят по-лукулловски, а другие с трудом кормятся отвратительным хлебом по очень высокой цене 20 копеек кило, и это не нищие, а рабочие, т. е. преимущественно советские граждане. Одним - постоянные командировочные поездки, хотя они ездят для себя в роскошных и бесплатных вагонах и бесплатно, а для других обшарпанные вагоны с платою до Ростова 3 р. 50 копеек. К услугам одних автомобили (я, например, за 18 лет советской власти ни разу на автомобиле не ездил), а другие, приехав в город, не находят никакого способа передвижения. В последнее время явились из среды бедных людей предприниматели, которые на тачках везут в город багаж, а пассажир идет за ним, расспрашивая, где можно остановиться, так как гостиницы только для тех, кто имеет командировки действительные или фиктивные. Неравенство даже в питании: обеды столовых организациях по особенному меню. То, что может требовать директор завода, того не дадут инженеру или технику, что можно бухгалтеру, того не дадут счетоводу.
А уж о заработной плате и говорить страшно, колебания такие: одни получают 50 рублей в месяц, при этом крайне не исправно, другие 2000 рублей, и это социализм! Одни пенсионеры 17 рублей, другие 300, я уже не говорю об исключительных пенсиях. Путем такого неравенства умышленно создается зависть и недоброжелательность, восстанавливающего одного гражданина против другого. В особенности в среде рабочих. Неравенство сказывается и в обращении: все начальники - коммунисты, исключения редки, или особые специалисты, или по протекции. Они говорят друг другу «ты» для выработки особенной привилегированной касты. Но по какому праву они говорят «ты» своим служащим и даже женщинам, которые не смеют говорить «ты» начальству? Такое же хамство и в школах. Учителя молодым людям и даже девицам 17-18 лет говорят «ты».

10 сентября. В старину при замужестве большую роль играло приданное, теперь приданное негде взять, но есть нечто другое. Всякая женщина, имеющая жилую площадь от треста, всегда может рассчитывать на мужа, и даже с выбором. Отсутствие жилой площади часто препятствует получить службу, потому что пока вы не имеете квартиры, вас не пропишут, и работу не дадут. Поэтому мужчины ищут женщину с комнатой, и владелица квартиры - самая интересная невеста.

З0 сентября. Когда ходишь по улице, то невольно обращаешь внимание на нынешний привилегированный класс. Это все упитанные до крайности люди. Кожа лоснится, и характернее всего на затылке выступают толстые сальники, скрывающие шею, а ягодицы такие огромные, как у женщин. Вероятно для того, чтобы щегольнуть, носят рубаху в штаны.


27 ноября. На 12 декабря назначены Выборы в Верховный совет и Совет национальностей. Неужели в Западной Европе парламентаризм принял такую нелепую форму? Думаю, что нет, там есть все-таки политические партии, из которых каждая выставляет своего кандидата, А у нас? Например, в Таганроге коммунисты -вершители наших судеб выставили двух - в Верховный совет еврея Пугачевского и рабочего Изотова, оба не таганрожцы. Вписывать в бюллетень никого нельзя, значит, они уже выбраны. Идут предвыборные собрания. К чему они? Ко мне уже два раза приходили два довольно нахальных еврея с вопросом: отчего я не хожу на собрания? А им какое дело? Если бы я чего не понимал, чего бы не пошел. А слушать похвалы Пугачевскому я могу и в газете местной, где он восхваляется за то, что сажал в ГПУ священников и разрушал церкви. И это в России, где все-таки миллионы верующих, такое выступление еврея. Он, конечно, прошел бы чуть ли не единогласно. Разве какие-либо смельчаки не пойдут на выборы или спрячут бюллетень в карман, а конверт подадут без бюллетеня. Я говорю «смельчаки», потому что никто не верит, что голосование будет тайное. Если захотят проследить, кто что подал, то, конечно, узнают. Но вдруг 26 ноября по всему городу разразился скандал: Пугачевский не только снят с кандидатуры, но удален с должности и одновременно готов новый кандидат из Ростова, а в городе похвалы об этом Дальском без конца. Значит, кандидат выставлен помимо Таганрога, а газеты должны его хвалить по приказанию. За кого же считают гражданина так называемого СССР? Посмотрим, что дальше будет.

1938 год
25 января. Ужасное время продолжается, аресты без конца. Они принимают эпизодический характер: арестовывают немцев, потом поляков, достаточно одной фамилии. Какая причина, ничего не известно. Живем как на необитаемом острове. Паника ужасная, говорят потихоньку. Корреспонденция до того сократилась, что почтальоны не имеют работы. Обыски могут обнаружить переписку, хотя бы она была самая невинная - все равно бросит тень, поэтому письма - как старые, так и новые - уничтожаются, адреса не записываются и держатся в памяти. Вести записки и дневники страшно, потому что не только рискуешь собою, но и других подвергаешь опасности, упоминая их фамилии. Не знаю, что делать, а ведь хотелось бы после себя оставить правдивое повествование. Я знаю: многие поуничтожали записки и воспоминания, а ведь жизнь провинции не менее важна, как и столичная. Прятать очень трудно при той тесноте, в которой все живут. Нет человека, который спал бы ночью спокойно, даже дети и те нервничают, при каждом стуке, лае собаки просыпаются и будят родителей. Сотнями в ночь забирают, и раз кого возьмут, то как в воду канул. Какая его судьба, куда отправляют - никому ничего не известно. Часто отправляют в одно место, а семью в другое, и ни члены семьи, ни посторонние не знают. Забирают и отправляют в чем застали, никакой передачи, ни пищи, ни белья, ни одежды не полагается. Ни инквизиция, ни опричнина Иоанна Грозного, ни свинцовые тюрьмы Венеции не могут идти в сравнение с тем, что делается.

1939 год
1 февраля. По случаю дороговизны увеличена пенсия: мне увеличено 10 рублей в месяц, т. е. вместо 40 рублей 50 копеек, но с повышением пенсии плата на жилую площадь тоже повышается и я буду платить на 6 рублей более и так пенсия повышена на 4 рубля, а цены на продукты питания не только возросли, но их вовсе нет. Хлеб так называемый белый по 1-50 за кило захватить трудно, серый по 90 тоже не всегда бывает. Ржаной по 75 копеек ужасный, у нас на Юге его вообще не умеют печь, а фабричная работа наливной - это комок глины, да иногда кислый! Еще к чаю приходится брать бублики по 26 копеек или франзоль, которая до 1 рубля 4 копейки штука. Мясо 12 рублей кило! рыба по 3-20 судак за кило; но рыбы вообще нет, ее перестали продавать, а почему - никто не знает. Молоко 2-50 литр, одним словом - ужас, и прибавка пенсии 4 рубля всего.

15 февраля.
Какой ужас это «бесплатное лечение», врачи в сущности контролеры прогулов: налетел, расспросил наскоро, больной дает ответы такие, чтобы получить освобождение от работы, назавтра надо опять вызывать врача, иначе он не придет, а кто будет ходить и вызывать так как обыкновенно в семье все работают. Далее: в аптеках лекарств нет, а какие есть баснословно дороги, аптека посуду не имеет. Врач не заинтересован в успехе лечения, а добросовестные, как везде, редки. Наконец, они завалены непосильными нагрузками: их заставляют учить историю коммунистической партии, правила газовой атаки, но никто не требует пополнять свои знания и следить за медицинской литературой. Для больной жены приходится выписывать из Ростова лекарства, а так как и там многого нет, то из Петербурга, хорошо еще, что это можно сделать через родных, живем прямо в варварской стране.

4 мая. Прошли майские торжества. Обычные процессии, повторяющиеся из года в год, одно только не повторяется - пьянство. Каждый год оно растет: три дня пьют, пьют все, пьют грандиозно. Даже учащиеся собираются вместе группами у кого-либо из товарищей, частенько с девушками, конечно, старших классов. В эти дни скорая помощь выбивается из сил, потому что при огрубении нравов пьянство сопровождается поножовщиной, пьяные мужья режут своих жен и любовниц, причем разницу теперь между женою и любовницей установить почти невозможно. Приток в Таганрог разных кавказцев, отличающихся горячностью, увеличивает расправу ножом. В Дубках свободно продавалась водка; милиция изнемогающая в борьбе с необдуманностью обратилась в городской совет воспретить это нарушение благочиния, но ее просьба не была удовлетворена.

24 декабря. Сегодня выборы. В 12 часов ко мне пришли два каких-то субъекта, чтобы повести на выборы, а ведь можно прийти до 12 часов ночи. Не пойти на выборы невозможно. Больному домой принесут. Голосование, конечно, предрешено. Ранее хоть некоторая видимость закрытой баллотировки была. Можно было билетик с именем кандидата вынуть из конверта и бросить в баллотировочный ящик пустой конверт. Очевидно, так и делали: своего кандидата нельзя было проводить, но, опуская пустой конверт, можно было тем выразить протест; теперь же дают билеты белый, голубой и красный. Один за городской совет, другой областной, третий - районный. Вы идете сквозь строй наблюдателей и ни одного спрятать не можете до самой урны, и опускаете. Вот закрытое голосование.

31 декабря. Завтра советский новый год. Магазины совершенно пустые. Даже водки нет и папирос, но что ужаснее всего нет хлеба. Большинство говорит, что хлеба нет потому, что у нас плановое хозяйство и что Таганрог по плану свой хлеб съел, и что с 1 января хлеб будет. Я решительно не допускаю ни такого тупоумия, ни такой жестокости. По улицам тащат елки. Для чего и для кого? Елка имеет связь традиционную с рождественскими праздниками, а без этих традиций - это обезьянничество бессмысленное, да ещё теперь, когда к завтрашнему дню продают конфеты «поштучно» не более десяти штук да простые мятные пряники. Неужели думают доставить детям удовольствие, когда нацепят елку стеклянные шарики и зажгут свечки, а угостить нечем даже сладким чаем, потому что сахар - драгоценность, а хлеб редкость. О, ужас, до чего довели богатую, обильную, сытую, гостеприимную Россию. Да будут прокляты виновники горя голодных людей и осиротелых семей, оставшихся без отцов, которые вспоминают о своих детях среди снегов и елок Севера!

2 августа 1940. Было большое, но закрытое собрание педагогов и милиции. Неправда ли, странное сочетание, но это теперь обычно, потому что милиция, сажая до отрезвления хулиганов в кардегарию, часто обнаруживает в них учеников школ и, о ужас, учениц. Милиция просила содействия педагогов, а эти последние у милиции, и те и другие взывали к семье. А кто все двадцать лет только и думал, как бы оторвать учащихся от семьи разными развлечениями в школе, особенно под большие праздники, от домашних елок, а также устраивая спектакли в школах. А дворцы пионеров разве не устроены для разрыва с семьей, а лагери? Дети никогда не были с родителями. Да, наконец, созданный быт, когда мать и отец работают, когда они видят детей, они и между собой то никогда не видятся, даже ночи проводят вне дома - семьи нет, браки редко продолжаются более года, и к какой же семье взывает милиция и школа?..


Примечание: размещенные в тексте советские фотографии времен 30-х годов не относятся к ситуации в г.Таганрог и носят иллюстративный характер
Tags: голод, уровень_жизни, я_помню
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments