vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Category:

История "карточного" СССР


После захвата большевиками власти в России обеспечение населения продовольствием, как и промышленными товарами, очень быстро перешло к так называемой "карточной системе". Фактически эта система в разных вариантах просуществовала до самой кончины СССР. Уже весной 1918 в Петрограде норма хлеба, выдаваемого по карточке, была меньше будущих печально знаменитых "блокадных" 125 грамм. В СССР усердно распиарили те самые 125 грамм, но "забыли" рассказать народу, что в апреле 1918 рабочие Петрограда получали хлеба еще меньше, да и то не каждый день. В Москве в тот период рабочие получали в среднем 100 г. хлеба. С учетом знания того, что творилось в блокадном Ленинграде теперь можете представить уровень происходящего в Петрограде и Москве в 1918г.



В декабре 1918 года действовали карточки четырех категорий. К первой относились лица, занятые тяжелым физическим трудом. Вторую составляли лица, занятые легким трудом. Третья категория объединяла всех лиц, занятых умственным трудом. К четвертой категории причислялись все нетрудовые элементы. Но из-за недостатка продуктов и эти мизерные нормы не выполнялись. Полфунта хлеба в день (227 г), фунт сахара в месяц (453 г), полфунта жиров и четыре фунта селедки – такова норма петроградского рабочего «горячего цеха». Иждивенцы, «интеллигенты» и «бывшие» снабжались продуктами в последнюю очередь, а часто и вовсе ничего не получали. Кроме прочего, система снабжения была чрезвычайно запутанной, в Петрограде существовало, по меньшей мере, 33 вида карточек со сроком действия не более месяца. [4]

В начале марта 1919 года стал вводиться так называемый «бронированный трудовой паек»: рабочим особо важных (военных) предприятий выдавалась твердо установленная норма хлеба. За перевыполнение плана полагающаяся премия так же могла выдаваться натурой: до 100 % получаемого пайка. 6 ноября 1920 г. рабочие и служащие предприятий и учреждений были объединены в одну группу потребителей, норма снабжения их хлебом была повышена до 400 г. в день, но по-прежнему в разных районах норма и вид учета могли отличаться, чем пользовались командировочные. Так, осенью 1920 г. в Екатеринбурге командированному полагался 1 фунт хлеба в день (453 г), в Нижнем Тагиле - 1,5 фунта, в Верхней Туре - 2, в Кушве - 1/ 4. Газета «Труд» писала в феврале 1921 года: «В теперешней жизни паек занимает чуть ли не первое место. Все чаще идут работать в то или иное учреждение, на тот или иной завод по пайковым соображениям. Почти все, прежде чем куда-нибудь поступить, ставят перед собой вопрос: «Что там дают?»

Только с приходом НЭПа карточки частично "сошли на нет", но после полной ликвидации частного предпринимательства Сталиным в 1929 году карточная система вновь стала повсеместной.

Интересно, что отпуск населению хлеба по карточкам был начат с городов хлебородной Украины, при царе кормившей, как говорили, полмира. В марте 1929 г. эта мера коснулась и Москвы. За хлебом последовало нормированное распределение и других дефицитных продуктов: сахара, мяса, масла, чая и т. д. В Москве и Ленинграде ежедневный паек рабочего или занятого в сфере производства служащего составлял 900 г. Для членов их семей и других – 500 г. По всей стране нормы имели тенденцию к снижению, в зависимости от возможностей и решений местных властей. Так, в Рязани, например, по февральской спецсводке рабочие получали 650 г черного хлеба и 150 г белого, члены их семей – 500 г; служащие – 200 г черного и 300 г белого. Остальные, если состояли в центральном рабочем кооперативе, получали по 500 г, а если не были членами кооператива, то ничего не получали. На месяц рабочие получали мясо (4,4 кг), крупы (3 кг), муку (1 кг), рыбу (2,5 кг), коровье масло (400 г), растительное масло (600 г), сахар (1,5 кг) и яйца (10 шт.). Норма выдачи чая составляла 300 г в год.



К середине 1931 г. были введены карточки на промышленные товары, а в 1932-1933 гг. даже на картофель. Напомним: именно этот в период 1932-1933 гг. в СССР произошел самый катастрофичный голод с многомиллионными жертвами и массовым людоедством.

Единственным продуктом, с покупкой которого у советского народа не возникало никаких проблем, была водка. С начала 1930 г. вялая борьба с пьянством стала прекращаться, а количество вино-водочных магазинов резко увеличиваться. За шесть месяцев 1933 г. количество винно-водочных магазинов в Ленинграде возросло с 444 до 625 (в 1926 г. в городе было примерно 200 точек). Это было следствием сознательной политики партии. В сентябре 1930 г. Сталин писал Молотову: «Нужно, по-моему, увеличить (елико возможно) производство водки. Нужно отбросить ложный стыд и прямо, открыто пойти на максимальное увеличение производства водки на предмет обеспечения действительной и серьезной обороны страны.»

Намного лучше снабжали "красную аристократию". В Москве привилегированных по столовым было 74 300 чел., по спецраспределителям 45 000 чел., в Ленинграде соответственно 12 370 и 10 500 чел. Практиковалось бесплатное питание в служебных вагонах для высокопоставленных командировочных и еще одна продовольственная привилегия – бесплатное питание на съездах и конференциях. То, что было съедено, например, в страшный голодный 1932 год участниками сентябрьского пленума ЦК ВКП(б), впечатляет разнообразием и ценностью продуктов. Для питания 500 участников в течение 18 дней было затребовано для продовольственного отдела ЦИК СССР 93 наименования продуктов: 4 т мяса, 6,9 т колбас, кур, рябчиков, индеек, гусей, ветчины разной; более 4 тонн рыбы (лососина, севрюга, судак и т. д.); 300 кг паюсной икры; 600 кг швейцарского сыра; 1,5 т масла сливочного, топленого, соленого; 15 000 яиц, а также крупы, фрукты, овощи, ягоды, грибы, молочные продукты, чай, кофе, какао, шоколадные конфеты, папиросы, трубочный табак и т.д.



Место торговли занимало отоваривание по так называемым "заборным документам" и ордерам через закрытые распределители, рабочие кооперативы и отделы рабочего снабжения. В этих условиях широкие размеры приобрело воровство. Нарком снабжения Микоян весной 1932 г. признавал: "Воруют все вплоть до коммунистов. Коммунисту легче воровать, чем другому. Он забронирован партбилетом, на него меньше подозрений".

По словам Микояна, проверка хлебных магазинов в Москве показала, что воруют по 12 вагонов в день. Решение об отмене карточной системы в СССР вынес октябрьский 1934 г. пленум ЦК. В декабре появилось постановление, которым с 1 января 1935 г. отменялись карточки на хлеб. В сентябре 1935 г. вышло постановление, отменявшее с 1 октября 1935 г. карточки на мясо, сахар, жиры, картофель. Однако ситуация с продовольствием и промтоварами после этого продолжала оставаться сложной. Иностранцы, посещавшие в это время СССР, признавали, что на них сильное впечатление производила способность советских людей находить радости в самых прозаических вещах: "они часами стоят в очереди; хлеб, овощи, фрукты кажутся тебе плохими - но другого ничего нет. Ткани, вещи, которые ты видишь, кажутся тебе безобразными - но выбирать не из чего. Поскольку сравнивать совершенно не с чем - разве что с проклятым прошлым - ты с радостью берешь то, что тебе дают". [2]

Московские очереди стали буквально "притчей во языцех". По сообщениям НКВД, в конце 1930-х годов москвичи в московских очередях составляли не более трети. В течение 1938 года поток иногородних покупателей в Москву нарастал, и к весне 1939 года положение в Москве напоминало стихийное бедствие. НКВД рапортовал: «В ночь с 13 на 14 апреля общее количество покупателей у магазинов ко времени их открытия составляло 30 000 человек. В ночь с 16 на 17 апреля - 43 800 человек и т.д.». У каждого крупного универмага стояли тысячные толпы. Очереди не исчезали. Они выстраивались сразу же после закрытия магазина и стояли ночь до открытия магазина. Товар раскупался в течение нескольких часов, но люди продолжали стоять - «на следующий день». Приезжие мыкались по знакомым, вокзалам и подъездам, проводя в Москве целые отпуска. [3]

Нельзя сказать, что власть не пыталась исправить положение. Правда, главными методами борьбы с очередями были репрессивные. Милиция получила разрешение за нарушение паспортного режима "изымать" приезжих из очередей и выдворять их за черту города, а также на вокзалы, где для них формировались специальные составы. Устанавливались штрафы и уголовные наказания для тех, кто превышал нормы покупки. Однажды Политбюро вообще решило запретить очереди. 17 января 1940 года появилось постановление СНК СССР «О борьбе с очередями за продовольственными товарами в Москве и Ленинграде». Весной и летом того же года Политбюро распространило его на длинный список городов Российской Федерации и других союзных республик. Теперь люди имели право стоять в очереди только внутри магазина и только в часы его работы. НКВД регулярно докладывал Политбюро и СНК о том, сколько людей и каким санкциям подвергнуто за нарушение этих постановлений. Однако советских граждан этим не напугаешь, они быстро приспосабливались к любой ситуации. Люди прятались в подъездах близлежащих домов, в парках, толпились на трамвайных остановках недалеко от вожделенных магазинов. Обходили и нормы продажи. Чтобы милиция не конфисковала и не вернула в магазин сверхнормативно приобретённый хлеб, его тут же ломали и крошили, а купленные крупы смешивали. [8]

Любопытное свидетельство эпохи - газетная заметка о проблемах со снабжением рабочих (проникание этих проблем в советскую печать было крайне редким явлением)


Вот положение со снабжением продовольствием в 1940 году описывает жительница Сталинграда: "Уважаемые товарищи! Я хочу рассказать о том тяжелом положении, которое создалось за последние месяцы в Сталинграде. У нас теперь некогда спать. Люди в 2 часа ночи занимают очередь за хлебом, в 5-б часов утра в очереди у магазина- 600-700-1000 человек. Когда вечером возвращаемся с работы, в хлебных магазинах хлеба уже нет. По вечерам они совершенно не торгуют хлебом. В центре Сталинграда имеется хлебный рынок, но там тоже ларьки закрывают в 7 часов вечера и не всегда бывает хлеб. В городе нет дежурных магазинов, которые бы торговали до 3-4 часов ночи. Спрашивается, когда же рабочему человеку покупать хлеб и может ли он, особенно женщины-матери, оставлять детей на весь день голодными без хлеба и сами вынуждены работать натощак, не считая того, что перекусишь немножко в цеховой столовой, да и здесь хлеб к обеду не всегда подают. Вы поинтересуйтесь, чем кормят рабочих в столовых. То, что раньше давали свиньям, дают нам. Овсянку без масла, перловку синюю от противней, манку без масла... Зарабатываем в день 7-10 руб., а, прожить — надо 20-25 руб. Почему же нам никто не соберется повысить ставки, а с нас везде берут втридорога. У нас в магазинах не стало масла. Теперь так же, как в (бывшей) Польше, мы друг у друга занимаем грязную мыльную пену. Стирать нечем и детей мыть нечем. Вошь одолевает, запаршивели все. Сахара мы не видим с первого мая прошлого года, нет никакой крупы, ни муки, ничего нет... Нет ничего страшнее голода для человека. Этот смертельный страх потрясает сознание, лишает рассудка, и вот на этой почве такое большое недовольство. И везде, в семье, на работе, говорят об одном: об очередях, о недостатках. Глубоко вздыхают, стонут, а те семьи, где заработок 150- 200 руб. при пятерых едоках, буквально голодают — пухнут. Дожили, говорят, на 22 году революции до хорошей жизни, радуйтесь теперь! Меры надо принимать немедленно и самые решительные, пока еще (народ) не взорвался." Игнатьева Вера, член ВКП(б), Сталинград, Верх(ний) пос. СТЗ, 261-й дом, кв. 10. [5]

Новая волна тотального дефицита накрыла СССР с началом Великой Отечественной войны.
Карточки на продовольственные и некоторые виды промышленных товаров появились в Москве и Ленинграде уже в июле 1941 года. К ноябрю 1942 г. карточки циркулировали уже в 58 крупных городах страны. Нормы выдачи продовольствия населению в годы войны: хлеб ( грамм в сутки): рабочие - 800, служащие - 500, иждивенцы – 400, дети – 400. Сахар (грамм в месяц): рабочие - 500, служащие - 300, иждивенцы – 200, дети – 300. Но в реальности могли выдать меньше, а то и вообще не выдать. Советское руководство в числе важнейших стратегических материалов заказывало по ленд-лизу поставки сахара, тушенки, масла, яичного порошка и т.п. Всего "мировой буржуазией", которую большевики так мечтали уничтожить - США, Великобританией и Канадой - отгружено в СССР с 22 июня 1941 г. по 20 сентября 1945 г. 4 915 818 нетто-тонн продовольствия, суммарная калорийность которого составила около 67 502 474,4 млн. ккал. Если считать средним рационом для бойца действующей армии 4 000 килокалорий в сутки, то несложно посчитать число дней, в течение которых союзники могли обеспечить продовольственное снабжение Красной Армии. Продовольствия, поставленного в СССР по ленд-лизу, хватило бы для того чтобы кормить армию в 10 млн. человек в течение 1 688 суток. [7]

Сборы зерновых в период войны были намного меньше, чем в годы страшного голода 1932-1933гг., ведь все основные житницы были оккупированы. Несложно понять, что основные людские потери в СССР были от голода, а не от военных действий.



Карточное распределение продовольственных и промышленных товаров в СССР просуществовало до декабря 1947 года. Именно в этом году в стране разразился очередной голод с массовой смертностью. Из воспоминаний Зайтуны Кусяповой (Башкирия): "Самые яркие воспоминания детства — моменты, когда в доме появлялся хлеб. 50 граммов на человека — это был праздник. Я его не ела, потому что было жалко, а прятала под одеялом. Его съедали сестры. Я не обижалась и не плакала, считала, что они более достойны этого куска хлеба. До сих пор удивляюсь, почему я тогда не чувствовала голода. Из-за еды я плакала в детстве всего один раз — когда нечаянно проглотила карамель. Было обидно, что не распробовала вкуса. Мама успокаивала: мол, конфета в моем животе, — но мне от этого было не легче. Манную кашу я впервые попробовала в 15 лет. До сих пор помню тот удивительный вкус... Весной 1947 года мы ходили по полям, искали гнилую прошлогоднюю картошку. Искали на своих полях, на колхозные нельзя было даже ступать — тебя тут же арестуют. Однажды осенью уже, после уборки урожая, мы пошли на поле — нас прогнали, то, что нашли — отобрали. Когда выпал первый снег — мы снова пошли на поле собирать колосья в подол, все равно же пропадут скоро. Но полевод все отнял. А ноги-то у нас красные от холода, руки тоже красные, я была в одном платье. И были тогда детьми — пять-шесть лет, а нас били за это плетью, гнали оттуда. И это за брошенные колосья..." [10]

Исключительно красноречив разговор партийных боссов на июльском 1953-го пленуме ЦК КПСС:
Хрущев: "Дальше терпеть нельзя: молока нет, мяса мало… У нас на 3,5 миллиона голов коров меньше, чем было до войны. Раз меньше коров, значит, меньше мяса, меньше масла, меньше кожи…"

Каганович: "…Я был на Урале… Конечно, продовольственный вопрос также острый: мяса мало, колбасы не хватает…"

Микоян: "У нас к весне прошлого года обозначился уже кризис мясного снабжения, говоря резким словом - острая нехватка мяса и животного масла. Товарищу Сталину докладывали, что мяса у нас не хватает. Говорит: почему не хватает? Отвечаю, что с животноводством плохо, заготовляем плохо, а спрос растёт… в прошлом году что случилось: видим, что нет мяса, может быть, дать в Москву, Ленинград, Донбасс, а другие прижать… В этом году накопили мясные запасы, нажали на заготовки и вышли на начало этого года с запасами почти вдвое больше, чем в прошлом году… Однако мясом мы торгуем только в Москве, Ленинграде, с грехом пополам в Донбассе и на Урале, в других местах с перебоями..." [6]

В записке премьеру Н.А. Булганину в 1955 сотрудники Института питания АМН СССР писали: «…В пищевом рационе населения СССР совершенно недостаточно представлены… продукты животноводства... Резко отстаёт от научных норм фактическое потребление молока и молочных продуктов, мяса, рыбы и яиц что приводит к большому недостатку в пищевом рационе полноценного животного белка, жиров и витамина А… Недостаток белка и витаминов А и С уменьшает сопротивляемость человеческого организма заболеваниям и угрожает нормальному развитию детей и подростков… Потребление продуктов животноводства во всех районах РСФСР явно недостаточно…» [7].



В 1975г. СССР произвел гигантское количество тракторов: 550 тысяч штук. США в этом же году произвели тракторов ровно в 2 раза меньше. Мало того, СССР обогнал еще США в 2,5 раза и по производству комбайнов. Что может означать это безусловное лидерство СССР в производстве сельскохозяйственной техники? Только одно: механизированное советское сельское хозяйство должно досыта кормить весь советский народ и еще полмира в придачу. Однако в реальности самой острой проблемой страны была именно продовольственная. Буквально каждый год партия из кожи вон лезла, чтобы вбухать в колхозы еще денег, техники, кадров и других ресурсов, а проблему дефицита продуктов питания решить так и не удавалось. Более того, приходилось закупать десятки миллионов тонн продовольствия за границей. Например, в 1980 году закупили около 30 млн тонн зерна, а мясопродуктов почти на миллиард долларов. [9]

Очередная массовая талонно-карточная волна навалилась в 1980-1990-хх. Спектр предлагаемых к распределению продовольственных товаров, в основном, стандартный: водка и вино, чай и сахар, мука и мясопродукты. Встречаются майонез, кондитерские изделия.



Ассортимент промтоваров - от мыла, стирального порошка и спичек до галош (Ташкент,1991) и женского белья (Елец, 1991г.). Названия талонов то же разные. От унизительно-прямолинейных «карточка на хлеб», «талон на картофель», до дипломатично-обтекаемых - «Заказ на покупку» (Ирбит, 1992г.), «Приглашение на оформление заказа» (Иркутск, 1985г.), «Книжка молодоженов» (Ташкент), «визитная карточка покупателя» (Москва,1991г.), «Лимитная карточка» (Нижний Новгород,1991 г.). Ну, а где-то даже с заботой: «Алкоголь – враг вашему здоровью» (талон на водку, Курган,1991 г.) [1]

Конечно, были у СССР и великие достижения, и грандиозные победы. Но сгубило его желание коммунистов победить собственный народ, загнав его в стойло ложной идеологии и неспособность правящей партии решить самые насущные проблемы простых людей. Вот и развалился "карточный" СССР в 1991 словно карточный домик.



Источники:
[1] Карточная система снабжения населения https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/kartochnaia-sistiema-snabzhieniia-nasielieniia

[2] Ратьковский И.С., Ходяков М.В. История Советской России http://www.bibliotekar.ru/sovetskaya-rossiya/48.htm

[3] Осокина Е.А. Прощальная ода советской очереди http://magazines.russ.ru/nz/2005/43/oso10.html

[4] Пайки времен Гражданской войны https://historical-fact.livejournal.com/215019.html

[5] Голод и отчаяние в стране победившего социализма https://historical-fact.livejournal.com/815.html

[6] Стенограмма июльского 1953г. пленума ЦК КПСС и другие документы. М., 1999.

[7] "О мясе советском замолвите слово" https://afanarizm.livejournal.com/356244.html

[8] Продовольственная катастрофа при Сталине https://historical-fact.livejournal.com/20861.html

[9] Колдовство и магия в СССР: для чего столько комбайнов? https://historical-fact.livejournal.com/15240.html

[10] Как простые люди жили при Сталине https://historical-fact.livejournal.com/134699.html
Tags: 2021мп, 2021пф, голод, голод_ссср, продовольствие, уровень_жизни, экон_черныйрынок
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 76 comments