vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Category:

1941. Боевые действия танковой группы Гота


3-я танковая группа генерал-полковника Германа Гота во время вторжения в СССР была одной из двух танковых групп в составе группы армий «Центр». Состояла из следующих соединений:
39-й моторизованный корпус: 7-я танковая дивизия, 20-я танковая дивизия и 14-я моторизованная дивизия;
57-й моторизованный корпус: 12-я танковая дивизия, 19-я танковая дивизия и 18-я моторизованная дивизия;
5-й армейский корпус: 5-я пехотная дивизия и 35-я пехотная дивизия;
6-й армейский корпус: 6-я пехотная дивизия и 26-я пехотная дивизия.

Переправившись 22 июня 1941 года через реку Мемель, эта ударная группировка вторглась на территорию Литвы и 24 июня с ходу захватила Вильнюс. Затем Гот повернул на юго-восток и начал движение на Минск, чтобы соединиться там со 2-й ТГ Гудериана (наступавшей на Минск со стороны Бреста), и захлопнуть крышку огромного "котла" для советских войск в западной Белоруссии. 28-го июня танки Гота уже были в Минске. За 6 дней они преодолели расстояние 360 км, таким образом средняя скорость их продвижения была около 60 км в сутки. При этом надо учесть, что они же не двигались строго по шоссе, а совершали маневры, обходы, вступали в бои. Значит, реальная их скорость продвижения была значительно выше.



Интересно, что подавляющую часть танковых дивизий Гота составляли легкие чешские танки LP vz.38 "Прага", - в вермахте они получили обозначение Pz.Kpfw 38(t), или сокращенно – Pz.38(t). Рассмотрим подробнее боевой состав ТД:

7-я танковая дивизия: 250 танков, из них 53 Pz.II, 167 Pz.38(t), 30 Pz.IV
20-я танковая дивизия: 227 танков, из них 44 Pz.I, 31 Pz.II, 121 Pz.38(t), 31 Pz.IV
12-я танковая дивизия: 212 танков, из них 40 Pz.I, 33 Pz.II, 109 Pz. 39(t), 30 Pz.IV
19-я танковая дивизия: 217 танков, из них 42 Pz.I, 35 Pz.II, 110 Рz.38(t), 30 Pz.IV
Итого 906 танков, из них 121 средних танков Pz.IV и 785 легких танков (86% от общего состава).

Для полноты картины сразу уточним танковые силы РККА, дислоцированные в районе действий ТГ Гота:
6-й мехкорпус, штаб - Белосток, командир генерал-майор М.Г. Хацкилевич. Всего 1021 танк, из них — 114 КВ и 238 Т-34; 669 легких танков (65% от общего состава).
11-й мехкорпус, штаб — Волковыск, командир генерал-майор Д.К. Мостовенко. Всего 237 танков, из них 3 КВ и 28 Т-34; 206 ЛТ (87%).
13-й мехкорпус, штаб — Бельск-Подлясны, командир генерал-майор П.Н. Ахлюстин. Всего 294 танка, из них 15 БТ, 263 Т-26, прочих — 16 (100% ЛТ).
Итого 1552 танка, из них 117 тяжелых КВ и 264 средних Т-34, остальные - легкие танки.

Любопытно, что танки данных противоборствующих сторон в боях встречались довольно редко. Дело в том, что пехотные части вермахта успешно справлялись с советскими танками и без поддержки своих танков, им хватало для этого артиллерии и авиации. Все попытки контрударов советских мехкорпусов были отражены с огромными потерями для советских танков и танкистов. Фактически самый мощный в мире 6-й мехкорпус РККА, имевший на вооружении больше тысячи танков, в том числе 352 новейших Т-34 и КВ, был уничтожен в районе Гродно за несколько дней действиями 3-х пехотных дивизий вермахта и люфтваффе. Причем первоначально со всем 6-м мехкорпусом сражалась одна 256-я пехотная дивизия, и лишь через 1-2 сутки боев к ней на помощь подошли части 162-й и 87-й пехотных дивизий. Именно 256-я пехотная дивизия генерал-лейтенанта Г. Кауфмана (Gerhard Kauffmann), организовав мощную противотанковую оборону, остановила продвижение 6-го мехкорпуса РККА. Основными противотанковыми средствами со стороны 256-й ПД выступили: САУ Sturmgeschütz III (StuG III) в количестве одной батареи (3 штуки); 37-мм противотанковые пушки Раk. 35/36; с танками КВ и Т-34 справлялись 88-мм зенитные орудия и 150-мм дивизионные пушки. Танков Гота в районе действий 6-го мехкорпуса даже близко не было, они занимались своими прямыми обязанностями - осуществляли быстрый и глубокий прорыв.

Большую роль в разгроме 6-го мехкорпуса сыграл также 8-й авиакорпус люфтваффе, оснащенный грозными в 1941 году пикирующими бомбардировщиками Ju 87. Советские танкисты, в свою очередь, не только не имели воздушной поддержки, у них даже отсутствовала положенная по штату ПВО. Все дивизионы ПВО были у 6-го мехкорпуса отняты вышестоящим командованием и использовались не по назначению.

По своим основным характеристикам "чех" LT vz.38 не уступал легким немецким танкам.

При массе 9,7 т «Прага» имела толщину броневых листов от 25 (лоб) до 15 (борт) мм. Танк вооружался 37‑мм пушкой «Шкода» с отличной пробивной способностью, а также двумя 7,92‑мм пулемётами. Имевшаяся на танке наблюдательная башенка обеспечивала командиру хороший обзор, а радиостанция - устойчивую радиосвязь на дальности до 5–9 км. Отличными характеристиками обладали двигатель и ходовая часть, обеспечивая высочайшую проходимость. А вот система внутренней связи между членами экипажа не предусматривалась, что было существенным недостатком. Ну и тонкая броня на заклепках, конечно, была явным анахронизмом.

Остановить даже не слишком современные танки Гота советские войска были не в состоянии. Главной причиной была полнейшая некомпетентность и растерянность командования. Из немецких документов: "Не было никаких признаков целеустремленного и планового руководства войсками противника в целом. Сопротивление оказывалось отдельными разобщенными друг от друга вражескими группами. Многочисленные полевые укрепления были недостаточно обеспечены гарнизонами или же не имели их вовсе. Там, где противник встречался, он оказывал ожесточенное и храброе сопротивление, стоял насмерть."

Понимая в принципе, куда двигается Гот, командование Западного фронта бросало ему наперерез стрелковые соединения, растягивая их в тонкую линию. Немцы рвали ее своими ударными "кулаками" и при господстве в воздухе без особых проблем. Никакой оборонительной "линии Сталина" в реальности не существовало, она была лишь на бумаге. Бывший командир 64-й стрелковой дивизии генерал Иовлев писал: «Вначале думалось, что нашу участь облегчат ДОТы, но на рекогносцировке выяснилось, что их трудно, а иногда и совсем невозможно использовать по прямому назначению. Специальных войск не было, оружие и приборы наблюдения отсутствовали, связь, свет, вентиляция не действовали. Проволочные заграждения были сняты. Никаких документов (схем расположения огневых средств, управления, карточек огня) у нас не было.» Некоторые советские ДОТы держались стойко, особенно там, где их прикрывали стрелковые части, и немецкой 20-й ТД пришлось притормозить свое движение на Минск.

Один из захваченных советских ДОТов


Ничего толком не могла поделать и советская авиация. Командование ВВС с упорством, достойным лучшего применения, посылало большие группы бомбардировщиков на боевые задания без истребительного прикрытия. II группа 27-й истребительной эскадры (II/JG27), обеспечивавшая «зонтик» над группой Гота, отчиталась за 25 июня сразу о 20 сбитых ДБ-3 и 4 СБ-2, III группа 53-й истребительной эскадры(III/JG53) — о 22 ДБ-3 и 1 СБ-2. В журнале боевых действий 3-й танковой группы об этих самоубийственных полетах написано почти пренебрежительно: «Возобновились слабые бомбовые удары вражеской авиации».

Прорывая участки неустойчивой советской обороны и быстро обходя участки более стойкой, уже 26 июня одна из боевых групп 7-й танковой дивизии смогла прорваться к шоссе и железной дороге, идущим от Минска на восток к Москве. Генерал-майор в отставке Хорст Орлоф, служивший в июне 1941 г. в 7-й танковой дивизии, вспоминал: «III батальон 25-го танкового полка получил приказ возглавить продвижение полка в попытке достичь лесов к востоку от Смолевичей и организовать здесь прикрытие с севера и юга. Батальон достиг шоссе к северу от Слободы около 17.00. Соприкосновения с противником не было, однако последовало несколько атак с воздуха. Следующим шагом батальона стал захват Смолевичей, в 20 км к северо-востоку от Минска, уже в сумерках. Здесь мы тоже встретили слабое сопротивление снайперов. Непосредственно к югу от шоссе я лично остановил стрельбой из пушки товарный поезд из Минска. Четыре танка другой роты батальона вступили в бой с эшелоном с танками, прибывшим с востока и остановившимся в одном километре от маленькой станции Плисса.»

Немецкая авиация нанесла по Минску массированные бомбовые удары, что привело к полному хаосу в городе. По фото, сделанному 24 июня с немецкого самолета, легко представить масштабы разрушений.


На последнем рубеже перед Минском немцев встретила 100-я стрелковая дивизия генерала Руссиянова, ее атаковала одна из тактических боевых групп 7-й танковой дивизии группы Гота. Иван Никитич Руссиянов вспоминал: «Артиллерия, артиллерия — вот что сможет нам помочь! И вот, наконец, командование прислало 151-й корпусной артиллерийский полк в составе 20 орудий 152-мм калибра. Я немедленно направил его в расположение 355-го стрелкового полка, где бой был в самом разгаре. Оборудовать огневые позиции не было времени. 151-й артиллерийский полк с ходу вступил в бой. Большинство орудий, развернувшись на позициях полка Шварева, ударили прямой наводкой по танкам и пехоте противника. Отважные артиллеристы сожгли восемь фашистских танков и бронетранспортеров, уничтожили большое количество пехоты.»
Отбив атаку 27 июня, 100-я СД даже перешла к активным действиям и контратаковала прорвавшуюся к шоссе Минск — Борисов 7-ю танковую дивизию вермахта. В журнале боевых действий 3-й танковой группы утром 28 июня появляется запись: «У XXXIX АК 7-я тд отрезана от своих тыловых колонн и вынуждена с боями освобождать свои линии снабжения в западном направлении». Во время этих боев, как гласит донесение 100-й стрелковой дивизии, был «убит командир 25-го танкового полка полковник Ротенбург (личный портфель с документами отправлен в штаб корпуса).» На общем трагическом фоне действия 100-й дивизии под командованием Руссиянова можно считать успешными.

Захватив Минск и оставив оказавшиеся в окружении советские части погибать под ударами идущих следом соединений вермахта, танковая группа Гота двинулась к Смоленску. Однако чем дальше немцы вторгались в вглубь огромной советской территории, тем очевиднее становилось, что им не хватает войск (и о чем только думал немецкий генштаб?). Для сохранения взятого темпа наступления вермахту приходилось распылять силы своих ударных группировок, превращая "сжатые кулаки" в "ладони", а то и "пальцы". 39-й моторизованный корпус двинулся на Витебск, шедшая в авангарде 7-я танковая дивизия 4 июля взяла Лепель и продолжила продвижение на восток.

Чтобы остановить противника и предотвратить новый "котел", новый командующий Западным фронтом маршал С. К. Тимошенко решил нанести удар по наступающей группировке противника силами двух свежих мехкорпусов: 7-го и 5-го. 5-й МК должен был наступать из района Высокое на Сенно, Лепель; 7-й МК — из района Рудня на Бешенковичи, Лепель. В случае успеха советские мехкорпуса должны были организовать "котел" для дивизий Гота со смыканием "клещей" в Лепеле. В обоих мехкорпусах на вооружении находилось более 1400 танков, в том числе 47 КВ и 49 Т-34, плюс около 330 бронеавтомобилей. В принципе, огромная сила, значительно превосходящая потрепанные части Гота, в которых насчитывалось на тот момент примерно 300-400 танков. Но, как это обычно происходило в 1941, советское командование организовало все, что называется, "через задницу". Советская 14-я танковая дивизия, начав наступление 6 июля, атаковала оборону противника, расположенную за естественным противотанковым рубежом в виде реки с заболоченными берегами. Попытка под огнём противника навести переправы и атаковать противника основными силами танковых полков привела к большим потерям техники ещё на этапе форсирования реки, до перехода в атаку. Однако дивизия весь день штурмовала неприступный рубеж, к вечеру ее потери составили половину танков. По итогам боя 6 июля командующий 20-й армией генерал-лейтенант П. А. Курочкин доносил маршалу С. К. Тимошенко: «Отсутствие успеха в корпусе объясняю неумением командования организовать бой, отсутствием взаимодействия между артиллерией и танками, слабой работой штабов, недостаточной поддержкой и прикрытием со стороны авиации, позволяющей авиации противника безнаказанно бомбардировать части корпуса…»

6 июля советская 18-я ТД выбила немецкую 17-ю ТД из Сенно, однако уже на следующий день она, не дождавшись поддержки других частей, вынуждена была отступить. Дивизии 5-го мехкорпуса 7 июля они атаковали походные колонны немецкой 17-й танковой дивизии, продвигавшиеся на Сенно, а передовой отряд прорвался в район Цотово и Толпино. Однако оставление Сенно резко ухудшило положение 5-го мехкорпуса. Части немецких 7-й и 17-й танковых дивизий атаковали со стороны Сенно во фланг и тыл 5-й мехкорпус, в результате чего его передовые части оказались в окружении. В связи с наступлением противника севернее Витебска советский контрудар был остановлен и поступил приказ вывести из боя части мехкорпусов. Остатки 5-го мехкорпуса отошли в район Орши, где по приказу командующего 20-й армией П. А. Курочкина заняли рубеж обороны.

Согласно данным исследования «Год 1941 — уроки и выводы», всего за время Лепельского контрудара советские войска потеряли 832 танка. Советский контрудар закончился полной неудачей. Сковав действия крупной массы советских войск незначительной частью своих сил, немецкий 39-й МК форсировал 8 июля Западную Двину тремя дивизиями в районе Уллы, 9 июля 20-я ТД 39-го МК 3-й танковой группы Г. Гота ворвалась в Витебск. Противнику даже не пришлось менять свои планы. 9 июля 1941 года начальник немецкого Генерального штаба генерал-полковник Ф. Гальдер записал в свой дневник: «На северном фланге 2-й танковой группы противник предпринял ряд сильных контратак с направления Орша против 17-й танковой дивизии. Эти контратаки удалось отбить. Наши потери в танках незначительны, однако людские потери довольно велики…»

Действовавшие южнее части Гудериана не смогли взять Могилев, что стало еще одним настораживающим сигналом для вермахта. Там всего лишь одна советская 172-я стрелковая дивизия, усиленная сводным полком ополченцев и корпусной артиллерией, под умелым командованием генерала Романова продемонстрировала поистине чудеса воинского мастерства и доблести - она удерживала город целых 22 дня! На то время это был абсолютный мировой рекорд Второй Мировой войны. Гудериану пришлось обойти Могилев и вскоре его танки ворвались в Смоленск, но туда уже были подтянуты значительные советские силы. Целых полтора месяца вермахт и РККА перемалывали друг друга в районе Смоленска, драгоценное время для летнего блицкрига безнадежно ушло. В сентябре Гудериану приказали повернуть свои танки на юг – к Киеву, где назревал грандиозный Киевский "котел". Гот затормозился на рубеже Невель - Смоленск и стал "зализывать раны": его сильно потрепанным дивизиям, потерявшим половину "чехов", требовалась передышка.

В начале ноября заметно поредевшая на «броню» 3-я танковая группа продолжила движение вглубь советской территории. Через Ржев, Калинин и Клин ее танки наступали на Москву, охватывая столицу СССР с севера. В конце ноября 1941 года подразделения этой группы нанесли удар в стык между 30‑й и 16‑й армиями, прорвали их оборону и вышли к каналу Москва‑Волга. Это была максимальная точка продвижения танков группы Гота.

Несмотря на гигантские потери и разгром немцами наиболее боеспособных соединений РККА, в том числе всех мехкорпусов, советским войскам в 1941 году удалось задержать стремительное продвижение вермахта, а также нанести немцам значительные потери. Эти факторы позволили перевести войну в зимний период, когда абсолютно не подготовленные к русской, да еще необычно суровой зиме, немецкие войска сами оказались на грани катастрофы под Москвой. План блицкрига, сработавший в Европе, был сорван героическими усилиями в основном простых советских солдат и офицеров. Советское командование в 1941 году, можно сказать, за редким исключением работало на Гитлера. Немецкое командование, в свою очередь, повторило глупейшую ошибку Первой Мировой, начав войну на 2 фронта и растворив свои войска на огромных просторах России, которая временно называлась СССР.


Источники:
Отчет о боевых действиях ТГ Гота http://zhistory.org.ua/morf3tgd.htm
Немецкий "чех" - главный танк группы Гота https://zen.yandex.ru/media/id/5df249cdc31e4900b1b8683b/nemeckii-cheh--glavnyi-tank-gruppy-gota-5ea27fb46766da1f3c9c5288
1941. 6-й мехкорпус РККА в боях под Гродно http://artofwar.ru/w/woroshenx_a_p/text_0830-1.shtml
Год 1941 - уроки и выводы http://militera.lib.ru/h/1941/03.html
Неизвестный 1941 https://military.wikireading.ru/249
Лепельский контрудар https://ru.wikipedia.org/wiki/Лепельский_контрудар
https://ru.wikipedia.org/wiki/3-я_танковая_группа_(вермахт)
Tags: 1941, армия_танки, вермахт
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments