vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Categories:

Пайки времен Гражданской войны


Взято у tednick

После трех с половиной лет войны и восьми месяцев революции экономика страны находилась в руинах. Начавшиеся в 1918 году Гражданская война и интервенция докончили развал экономики, нарушили важнейшие продовольственные, сырьевые и топливные пути страны. На предприятия перестали приходить донецкий уголь, криворожская руда, бакинская нефть, туркестанский хлопок. Украина, Сибирь и Поволжье не могли поставлять хлеб и мясо. В конце 1918 года около 40 процентов промышленных предприятий прекратило работу, началась массовая безработица.

Крестьяне, продолжавшие вести индивидуальное хозяйство, не могли распоряжаться произведенной продукцией по своему усмотрению. Прибывавшие из городов отряды насильно изымали продовольствие на нужды армии и рабочих. Полученного таким образом продовольствия так же не хватало. В апреле рабочие Петрограда получали всего лишь 50 г. хлеба и то не каждый день. В Москве рабочие получали в среднем 100г. хлеба. В начале мая Петроград оказался в катастрофическом положении: хлеба не было, населению выдавались остатки картофельной муки и сухарей. Положение по всей стране было угрожающим.

Сложившиеся обстоятельства вынудили Советское правительство провести ряд чрезвычайных политических и экономических мер. Декретом от 13 мая 1918 года Народному Комиссариату по продовольствию были наданы широкие полномочия по урегулированию продовольственной проблемы. Была введена государственная монополия на хлебную торговлю. Запрещена частная торговля хлебом и многими видами сельскохозяйственных продуктов. Губернским продовольственным управам даны полномочия регулировать проблемы питания населения губерний. Стали стихийно возникать и исчезать талонно-карточное регулирование проблемы.

Полное запрещение всякой торговой деятельности и упразднение свободного рынка на всем пространстве России последовало лишь 21 ноября 1918 года в декрете СНК «Об организации снабжения населения всеми продуктами и предметами личного потребления и домашнего хозяйства, в целях замены частного торгового аппарата» и дополнительном к нему приказе Высшего Совета Народного Хозяйства (ВСНХ) от 26 ноября1918 года «О государственной монополии на торговлю некоторыми продуктами и предметами». Вводилась карточная система снабжения населения продовольственными и промышленными товарами. С 28 июня 1918 года началась постепенная национализация промышленности страны, а также всех торговых предприятий. Примечательно, что государство провозгласило себя главным распределителем товаров и услуг, еще только делаясь главным производителем.

Уничтожив декретом товарно-рыночный оборот, власть принялась в городах за организацию распределения. Прежде всего надо было отнять склады товаров у организаций, их захвативших. С этим успешно справились чекисты. Но сами Чрезвычайные комиссии долго и упорно отказывались довести до конца возложенную на них задачу и передать товары распределяющим органам. В этом отношении очень характерен приказ Всероссийской чрезвычайной комиссии "о разгрузке складов, конфискованных у буржуазии". Он гласит: «До настоящего времени многие комиссии имеют большие склады с разного рода товарами и деньгами. Эти склады зачастую находятся в небрежном состоянии и частичной отчетности. По получении настоящего приказа предписываем немедленно разгрузиться от всех товаров и денег, первые, сдав все по актам соответствующим распределительным органам, вторые в — казначейство... Этот приказ отдать по всем уездным Чрезвычайным комиссиям, разъяснив, что Чрезвычайные комиссии есть органы борьбы, а не распределения, для чего имеются продовольственные аппараты, муниципалитеты, Советы народного хозяйства».

Из завязавшейся борьбы за наследие частной торговли победителем вышел Народный Комиссариат продовольствия, очень скоро объединивший в своих руках все функции распределения и снабжения. Высший Совет Народного Хозяйства при своих попытках принять участие в распределении товаров управляемой им промышленности каждый раз должен был отступать перед угрозой Народного Комиссариата продовольствия не дать фабрикам сырья, а рабочим хлеба. С Чрезвычайными же комиссиями Комиссариат продовольствия очень скоро поладил и широко пользовался их могущественной поддержкой.

В городах, с их многочисленными потребностями, замена рынка и торговли "плановым распределением" была во много раз сложнее, чем в деревне, но именно города причиняли Народному комиссариату продовольствия значительно меньше хлопот. Достигнуто это было чрезвычайным упрощением задач снабжения. В деревне приходилось брать, городу же нужно было давать, а здесь Народный Комиссариат продовольствия владел положением, и он широко использовал его для облегчения взятых на себя неразрешимых задач: объекты снабжения были сужены до пределов, необходимых для удержания политической власти коммунистической партией. Кормить и одевать надо было солдат, отряды чрезвычайных комиссий, "ответственный аппарат партии и высшую советскую администрацию. Обрекались на смерть не только те массы городского населения, которым не было места в новой социальной "табели о рангах", но и особо привилегированный рабочий класс, т.к. снабжался в размерах абсолютно недостаточных для поддержания физического состояния.

Острейший продовольственный и товарный кризис, а также огосударствление экономики привели к созданию глубоко дифференцированной карточной системы. В декабре 1918 года действовали карточки четырех категорий. К первой относились лица, занятые тяжелым физическим трудом. Вторую составляли лица, занятые легким трудом. Третья категория объединяла всех лиц, занятых умственным трудом. К четвертой категории причислялись все нетрудовые элементы. Но из-за недостатка продуктов даже самые обеспеченные получали лишь четверть предусмотренного рациона. Получая полфунта хлеба в день, фунт сахара в месяц, полфунта жиров и четыре фунта селедки – такова норма петроградского рабочего «горячего цеха». Иждивенцы, интеллигенты и «бывшие» снабжались продуктами в последнюю очередь, а часто и вовсе ничего не получали. Помимо того, что система обеспечения продовольствия была не совсем справедливой, она к тому же была чрезвычайно запутанной. В Петрограде существовало, по меньшей мере, 33 вида карточек со сроком действия не более месяца!

Армия занимала особое положение в системе государственного снабжения периода военного коммунизма. Для красноармейцев, их семей постановлением Всероссийского Совета Рабоче-крестьянской Обороны от 20 августа 1919 года введены карточки «Красной Звезды». По ним семьи красных воинов получали ежемесячные пособия деньгами и продовольственный паек от Комиссариата социального обеспечения, в который входили хлеб, сахар и соль (особый паек для военнослужащих состоял из 7 ½ фунта хлеба, 7 ½ фунта мяса или рыбы и ¼ фунта сахара в месяц). В Петрограде их выдача началась 6 октября. Буквы «А», «Б», «В» означали различные категории потребителей, буквы «У», «Я», «Д» и «Ш» означали ударные, ясельные, детские, школьные соответственно. В 1920 году карточки «Красной Звезды» печатали в Москве по единому образцу и действовали в 22 губерниях. Такой же паек полагался медперсоналу, работавшему в районах эпидемий.
В начале марта 1919 года стал вводится так называемый «бронированный трудовой паек»; рабочим особо важных (военных) предприятий выдавалась установленная норма хлеба. За перевыполнение плана полагающаяся премия так же могла выдаваться как натурой (до 100 % получаемого пайка), так и в денежной форме (до 300 % к размеру заработной платы)

По свидетельству председателя Комиссариата продовольственного снабжения Северной области Бадаева А.Е. вопрос о введении бронированного трудового пайка был поставлен еще в январе 1919 года. К марту были закончены все технические приготовления: составлены списки рабочих, занятых на особо важных производствах, выработаны инструкции, определен порядок оформления трудовых книжек. 8 марта в Петрограде было объявлено о введении трудового пайка. Больше ста тысяч человек забронировали за собой право получать один фунт хлеба. Подобная мера распространилась для всех рабочих и служащих на транспорте. Советское правительство ввело трудовой паек и натуральное премирование рабочих за перевыполнение норм выработки и сверхурочные работы. “Наличный хлебный паек, - указывал Ленин, - уменьшить для неработающих по транспорту; увеличить для работающих”. 2 февраля Совет Обороны установил повышенный продовольственный паек железнодорожникам и рабочим, занятым сверхурочно на ремонте паровозов и вагонов. Постановление от 7 мая предписывало, например, бронирование продовольствия для железнодорожников и водников: 25 фунтов муки на работника и 18 фунтов муки на члена семьи.[[1]]

Всё трудовое население в период военного коммунизма, как было сказано выше, претерпело деления на группы. Иерархия их снабжения со временем претерпевала изменения. Она началась с приблизительного деления на работавших в особо тяжелых условиях, в тяжелых условиях и на занятых легким физическим трудом. Но со временем критерии стали более четкими — лучшие пайки получили рабочие наиболее важных промышленных предприятий (классовый паек), рабочие топливодобывающей промышленности (особый паек), а также железнодорожники и водники (дополнительный паек). Дополнительные карточки рабочим выдавались в Москве и Петрограде.

В 1919 году в ряде районов Украине уже существовала карточная система. Наркомпрод Украины планировал ввести единую общегосударственную карточную систему к 1 августа 1919г.; не окончившаяся война, а в следствии чего постоянная смена власти обязывала местное управление самостоятельно бороться с явлением нехватки продуктов питания. Так, например, в период июль по декабрь 1921г. в Херсоне действовал наблюдательный комитет по питанию. Благодаря его деятельности были введены продуктовые карточки, которые распространялись квартальными старостами между детей красноармейцев и опекаемыми собесом. Позднее карточки так же выдавались членам профсоюзов на предприятиях.

23 декабря 1919 года Совнарком, по настоянию В.И. Ленина, принял декрет о мерах для поддержания ученых Советской республики. В декрете указывалось на необходимость введения специального усиленного пайка для научных работников. Для проведения в жизнь декрета Совнаркома от 23 декабря 1919 года Исполком Петроградского Совета учредил Комиссию по улучшению быта ученых (ПетроКУБУ) под председательством А.М.Горького. В комиссию вошли академики С.Ф.Ольденбург, А.Е.Ферсман и другие видные ученые. 15 января 1920 года Петроградская печать сообщила, что Комиссия по улучшению быта ученых составила список на 1800 человек, которые будут получать усиленный продовольственный паек. За годы работы комиссии было получено для нужд ученых 1100 пар сапог, 1000 костюмов, 500 пальто, 100 тысяч аршин полотняной и бумажной ткани, 4000 аршин трикотажных изделий. По тем временам это цифры немалые. С разрешения правительства комиссия закупала в Сибири, Туркестане и на Украине ненормированные продукты – яблоки, творог, капусту, патоку, конину, которые выдавались научным сотрудникам, преподавателям высших учебных заведений, техническому персоналу и служащим Дома ученых и ПетроКУБУ.

Неудобство контроля разнообразных карточных систем вынудило 30 апреля 1920 г. Советом Народных Комиссаров принять декрет «О введении трудового продовольственного пайка», согласно которому устанавливалось единообразие распределения продуктов питания среди трудового несельскохозяйственного населения. [[2]] Всё население было разделено на трудовое и нетрудовое. Во вторую категорию попали “лица мужского и женского пола и их семьи, живущие доходами с капиталов, домов и предприятий или эксплуатацией наемного труда, а также лица свободных профессий, не состоящие на общественной службе”. Частные предприниматели в период военного коммунизма формально получили карточки, но составляли последнюю категорию, с наименьшими нормами; продукты выдавались им “в пределах возможности” — после удовлетворения потребностей “трудового населения”. В условиях острого недостатка продуктов это зачастую означало отсутствие снабжения

В конце 1920 г. был принят еще ряд декретов о бесплатном предоставлении населению продовольствия, предметов личного потребления и коммунальных услуг. Если раньше продовольственные и промышленные товары оплачивались по твердым ценам, то теперь стали выдаваться бесплатно. 6 ноября 1920 г. рабочие и служащие предприятий и учреждений были объединены в одну группу потребителей, норма снабжения их хлебом была повышена до 400 г. в день, но по-прежнему в разных районах норма и вид учета могли отличаться, чем пользовались командировочные. Так, осенью 1920 г. в Екатеринбурге командировочнику полагался 1 фунт хлеба в день, в Нижнем Тагиле-1,5 фунта, в Верхней Туре-2, в Кушве-1/ 4. Отметки о выдаче хлеба в одних местах проставлялись на мандатах, в других - вносились в особые книги. Зачисление на довольствие проводилось с момента появления, а выдача осуществлялась за число дней, которое пожелает указать командированный.

По сравнению с довоенным уровнем страна стала вдвое беднее хлебом. К тому же немало губерний Европейской России в 1920 году постиг неурожай, во многих районах России начался голод. Продовольственный паек в Москве для рабочих, занятых на самой тяжелой работе, составлял в месяц 17 фунтов хлеба с примесями, полфунта мяса или рыбы, три четверти фунта сахара, менее фунта соли и одну коробку спичек. 21 февраля 1920 года в телеграмме В.И.Ленину и А.Д.Цюрупе сообщалось, что с 1 февраля в Киеве рабочим через фабрично-заводские комитеты выдается более 40 тыс. пайков, в частности по ¾ фунта хлеба в день, по фунту сахара в неделю. Работает 10 столовых.[[3]] С 1 января 1921 г. было введено бесплатное снабжение трудящихся продовольствием и промышленными товарами, а также пользование квартирами и транспортом.

Газета «Труд» писала в феврале 1921 года: «В теперешней жизни паек занимает чуть ли не первое место. Все чаще идут работать в то или иное учреждение, на тот или иной завод по пайковым соображениям. Почти все, прежде чем куда-нибудь поступить, ставят перед собой вопрос: «Что там дают?».[[4]] Нехватка выдаваемых норм толкало население искать возможность увеличить количество получаемых продуктов. На этот счет в августе 1921 г. в одной из челябинских газет автор фельетона "Пайкисты" попытался выделить основные типы пользующихся централизованной системой распределения. Он определил такие типажи, как "пайкист-философ" , говорящий о пайке вскользь, невзначай и только заведующему хозяйственным отделом; к этому типу примыкал "рассеянный" пайкист, не заметивший, что получил несколько пайков; в классификации имелся и "пайкист-коллекционер" , собирающий красноармейский, ударный, академический, совнаркомовский и другие виды пайков; и "пайкист-спортсмен" , гоняющийся за количеством пайков. Замыкал галерею приспособленцев к разорительной распределительной системе "глупый пайкист" -обыватель, правдиво объясняющий, что хочет перейти в определенную организацию за более щедрый паек.

Централизация хозяйственной жизни выражалась и в том, что регулирование рынка изделий промышленности, в особенности тяжелой, изымалось из ведения Наркомторга и передавалось Госплану, ВСНХ, Наркомзему и другим наркоматам. Полностью исключалось из ведения Наркомторга «регулирование внутрипромышленного оборота и между государственными организациями, за исключением части промтоваров, идущих на широкий рынок, а также отраслей пищевкусовой промышленности». Это означало переход к централизованному распределению средств производства и той части предметов потребления, которая обращалась внутри государственного сектора.

Крестьянам было разрешено свободно продавать на рынке ненормируемые продукты (овощи, фрукты и др.) и ремесленные изделия. Наряду с общим крестьянским рынком получил развитие «вольный» рынок («черный» рынок), где продавались спрятанные от продразверстки хлеб и другие товары, на распределение которых государство установило монополию. В связи с обесцениванием бумажного рубля население стремилось не задерживать на руках денежные знаки, а обращать их на рынке в реальные ценности. Обусловленный этим обстоятельством рост скорости обращения денег вызвал еще больше их обесценивание, что в свою очередь усиливало стремление населения приобрести на рынке какие-либо товары и избавиться от потерь, вызванных падением покупательной способности бумажного рубля.

Чтобы не нести от этого убытки, население стало торговать на рынке без использования денег: одни товары непосредственно обменивались на другие, например: пара сапог менялась на 30 фунтов крупы или 1 пуд ржаной муки, или на 3 фунта махорки. Некоторые особо дефицитные товары: хлеб, соль, керосин, спички, ситец – стихийно функционировали в качестве эквивалентов при купле-продаже других предметов, т.е. стали частично выполнять денежные функции. Не редко и сами талоны выполняли функции денег в регионе.[[5]]

В середине 1922 г., вместе со снятием остроты голода улучшилось положение различных слоев населения, в том числе и служащих. Работники мельотдела Челябинского губпродкома получали в июле 1922 г. от 7 до 30 с лишним пудов муки в месяц; внешторга-от 9 до 16,7 тыс. рублей и дефицитные товары на 20% ниже рыночных цен; хлебпродукта-от 8,8 до 14 тыс. рублей; губкоммунотдела-от 4,5 до 15 тыс. рублей; губторга-от 4 до 16 тыс. рублей; губсовнархоза -от 4 до 21 тыс. рублей и продукты по ценам с 10-процентной скидкой; губпрофсовета-от 3 до 26 тыс. рублей с щедрым пайком. Появились и так называемые персональные ставки в 20-40 тыс. рублей в месяц. Значительно хуже, по традиции, обеспечивались работники губотдела ГПУ (от 1,3 до 8,5 тыс. рублей) и губмилиции (от 1,2 до 3 тыс. рублей).

Серьезно стоял вопрос о ликвидации денежной системы вообще. Еще в марте 1919 года на VIII съезде РКП(б) звучали следующие слова: «Опираясь на национализацию банков, РКП стремится к проведению ряда мер, расширяющих область безденежного расчета и подготавливающих уничтожение денег: обязательное держание денег в народном банке; введение бюджетных книжек, замена денег чеками, краткосрочными билетами на право получения продуктов и т.п.».[[6]] В мае 1919 года на I Всероссийском съезде по внеклассному образованию В.И. Ленин говорил: «…Чтобы их (деньги) уничтожить, нужно наладить организацию распределения продуктов для сотен миллионов людей, - дело долгих лет».[[7]] Выдвигались различные проекты замены денег «именными трудовыми билетами с определенным количеством купонов», «расчетными книжками», чеками т.п. Некоторые из них даже прошли со временем апробацию.

В сентябре 1922 года V съезд профсоюзов принял решение о начислении заработной платы в твердых единицах – товарных рублях. Тарифная ставка устанавливалась в зависимости от изменения цен на основные продукты питания, включенные в так называемый бюджетный набор Госплана. Товарные рубль был десятой частью стоимости набора. В июле – сентябре 1924 большинство провинциальных корреспондентов сообщали о недостатке основных товаров крестьянского потребления: ситца, керосина, соли, сахара, табака и махорки.[[8]] Показательны в этом плане были итоги работы Нижегородской ярмарки в 1924 году, где товары широкого потребления пришлось не продавать, а распределять между покупателями.

В конце 20-х – начале 30-х годов в связи с отставанием производства предметов потребления от быстрорастущего покупательского спроса населения, диспропорция между количеством обращающих денег и массой товаров, реализуемых населению, приобрела особо угрожающий характер. Острая нехватка товаров в государственной рыночной торговой сети, рост рыночных цен, прежде всего на продукты питания, ухудшили материальное положение трудящихся. После окончания гражданской войны стабилизировалась политическая ситуация в стране, заработали предприятия, Экономические и политические реформы позволили внедрить хозрасчет. На рынках стали появляться и постепенно дешеветь продукты. Необходимость в талонно-карточной системе отпала.

Организация снабжения времен гражданской войны была далеко до крайнего прагматизма централизованного снабжения периода первой пятилетки, когда даже дети делились на группы в зависимости от индустриальной важности города, где они жили, а студенты — на группы в зависимости от отраслевой принадлежности вуза, где они обучались. В иерархии государственного снабжения периода военного коммунизма по сравнению с карточной системой первой половины 1930-х гг. были ярче выражены принципы социальной справедливости. Кормящие матери и беременные женщины должны были получать паек наравне с работавшими в наиболее тяжелых условиях; детям до 14 лет полагался паек рабочих тяжелого физического труда; подросткам, учащимся, безработным и пенсионерам — паек рабочих, занятых легким физическим трудом.

Источники:
[1] Декреты Советской власти. – М., Политиздат, 1976. ТО.VIII; Апрель – май 1920г. I – XII; 444с.
[2] Декреты Советской власти. – М., Политиздат, 1976. ТО.VIII; Апрель – май 1920г. I – XII; 444с.
[3] ЦГАОР УССР, ф. 103, оп. 4, д. 408, л. 489.
[4] Мельникова А. Твердые деньги. – М.: Полит. Лит., 1973.
[5] Рябченко П.Ф. Полный каталог бумажных денежных знаков и бон России, СССР, стран СНГ (1769—1994 гг.). 2-е изд., перераб. и доп. - Киев: Издат.-культурологич. центр “Софiя” — “Лiсбанк”, 1995. 644 с., ил.
[6] КПСС в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК»,т.2. – М.: 1970.
[7] Ленин В.И. Полное собрание сочинений, т. 38,
[8] Первушин С.А. Хозяйственная конъектура: Введение в изучение динамики русского народного хозяйства за полвека. – М., 1925
Tags: война_гражданская, продовольствие
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments