vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Categories:

Из практики НКВД. Неуступчивый Чопп.


В марте 1938 года в УНКВД Челябинской области из ГУГБ НКВД СССР пришло предписание за подписью начальника М.Фриновского: арестовать некоего Чоппа Ивана Ивановича, агента латвийской разведки. Подробности не указывались. Ну, арестовать и арестовать. Стали искать этого Чоппа. Впрочем, долго искать не пришлось, Челябинск был тогда городом небольшим и все друг друга знали. 8 апреля 1938 Чопп был арестован. Правда, не Иван Иванович, а Эмилий Михайлович. Но какая разница - Иван или Эмилий, ведь фамилия сходится.

Из справки: Чопп Эмилий Михайлович, национальность - серб, участник Гражданской войны, член ВКП(б), командовал батальоном Красной гвардии, батальоном ЧОН, кавалер ордена Красного Знамени, начальник командного отдела Управления милиции г.Челябинска.

Далее следовали стандартные процедуры следствия, допросы, обвинения. Нестандартным было другое: Чопп ни в чем не признавался.
Само дело о латвийской шпионской сети находилось в Москве. Доступа к этому делу чекисты Челябинска не имели, а указания этапировать подследственного в Москву не было. Но "кололи" Чоппа по всем правилам того сурового времени, надеясь, что он хоть в чем-то признается.
Впрочем, Чопп шел на контакт. Он сознался в том, что по национальности серб, никакого отношения к латвийской разведке не имеет, более того, никогда не бывал в Латвии, смутно догадывается о ее местонахождении и не знает лично ни одного латыша.

Сначала дело Чоппа вел сам начальник следственной части НКВД. Но вскоре ему надоело слушать бред арестованного и он передал дело двум исполнительным следователям, которые имели очень хорошие показатели по раскрываемости - сержанту госбезопасности Агафонову и лейтенанту Лытневу.

- Да пойми ты, дурья башка, мы же вместе одно дело делаем, государственной важности! - говорил следователь НКВД Лытнев. - Ты милиционер, я следователь, мы же товарищи по оружию! И ты должен понимать политическую обстановку в стране, помочь нам и себе, выявить врагов народа! Я верю, что ты не виноват, но назови тогда виновных!

- Я ничего не знаю, - твердил Чопп.

- Хорошо, тогда сейчас придет Агафонов и будет разговаривать с тобой по другому. Видел его кулаки? То то же.

Приходил Агафонов с пудовыми кулаками и Чопп множество раз "случайно" падал со стула.

Дело латвийского шпиона Чоппа заходило в тупик. В Москве о нем не вспоминали, в Челябинске милиционер Чопп ни в чем не признавался. Тогда следователи зацепились за оружие, найденное в квартире Чоппа. Эмилий Михайлович был страстным охотником и с квартиры изъяли винтовку, охотничье ружье, порох, капсюли, 20 кг свинцовой дроби и войлочные пыжи. Поскольку дело латвийского шпиона не вытанцовывалось, Чоппа решили объявить участником заговора против Советской власти, которые готовил покушение на руководящих партийных лиц Челябинска и облисполкома, планируя выстрелить в них с балкона во время прохождения первомайской демонстрации.

Тот самый Эмилий Чопп


Чопп в ответ на новые обвинения сообщал следователям, что если бы он решил избавить Челябинск от партактива и советского руководства, то поступил бы по другому. Он не стал бы возиться с дробью и пыжами, поджидая, пока по его улице пройдет первомайская демонстрация. Тем более, что у него и балкона-то не нет и по его улице Каслинской демонстрации не ходили. Он просто пришел бы к ним домой, так как знал всех лично и находился в приятельских отношениях, и разрядил бы в каждого свой табельный револьвер, который всегда находился при нем. Но Чопп этого не желал, как член коммунистической партии и верный ленинец-сталинец.

Чоппа бросили в камеру, переполненную уголовниками и шепнули, что это начальник милиции. А через два дня камера стала образцовой и все уголовники ходили в ней по струнке.

Тогда Чоппа перевели в другую тюрьму, в одной из камер которой содержались уголовники, специально заточенные на издевательства над заключенными по указке начальства. Суточные допрос, издевательства и систематические побои постепенно сделали свое дело: в декабре 1938 года Чопп, наконец, начал постепенно сознаваться. Но делал он это, на ходу придумывая совершенно фантастические эпизоды своей вины. В итоге хитрый Чопп так запутал следователей, что они вернулись к старой версии о "латышском шпионе".

Итак, в процессе следствия было установлено, что Чопп Э.М. с 1934 г. является агентом латвийской разведки, передавал сведения о строительстве заводов № 78 и 114 прямо в Латвию. Наряду со шпионской деятельностью Чопп проводил подрывную деятельность в милиции, не очищал аппарат милиции от социально чуждого и разложившегося элемента, и т.д., и т.п.

Однако время Большого террора прошло, и вот в Челябинском УНКВД арестованы оба следователя по делу Чоппа, а также начальник следственной части. В Челябинск приезжает комиссия ГУГБ НКВД для разбора полетов. Выясняется, что дело "латвийских шпионов" давно закрыто, а уцелевшие его участники реабилитированы. В деле Чоппа состава преступления не было найдено. Чоппа выпускают на свободу, и дают ему справку о реабилитации. Впоследствии Чопп работал в Челябинске на различных хозяйственных должностях. Вот только после пережитого в застенках гест... тьфу ты, НКВД... Эмилий Чопп малость повредился головой. Он на каждом углу рассказывал о личном знакомстве со Свердловым, Куйбышевым и Олеко Дундичем, которые лично поручали ему и его отряду дела государственной важности. Заслуженные ветераны Гражданской войны жаловались на Чоппа в горком партии, уличая его в фальсификациях. В частности, пенсионеры Караваев и Дегтярь в феврале 1958 г. писали в Челябинский горком КПСС письма, в которых жаловались, что он обзывал их троцкистами, фантазирует себе героическое прошлое и требовали призвать Чоппа к ответу.

Источник:

Милиционер против НКВД https://zen.yandex.ru/media/stratilat/milicioner-protiv-nkvd-zagovor-emilia-choppa-5ed896b9d6bb884e7df40d2b
Tags: нквд, террор_сталина
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments