vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Categories:

В ВВС РККА не изучали организованно боевой опыт Испании


Как это ни удивительно, но в ВВС РККА опыт участия советских летчиков в боевых действиях в Испании, а также в Китае, за некоторым исключением, организованно не изучался. Конечно, частным и полуофициальным образом воевавшие авиаторы делились с коллегами своим боевым опытом. Но какого-либо централизованного, целенаправленного и своевременного изучения применения авиации в небе Испании и Китая не было организовано.

Такое бездействие в анализе боевого опыта тем более непонятно на фоне требований руководства РККА изучать боевой опыт. Уже 16 ноября 1936 г. Приказом № 20044сс Начальник Генштаба РККА Маршал Советского Союза А.И. Егоров поставил задачу: «Необходимо самым подробным образом и со всей тщательностью изучать опыт войны в Испании и, особенно, в области применения и действия авиации и танков». Периодический интерес к данной проблеме проявлял и Нарком обороны К.Е. Ворошилов. Но все эти благие намерения повисли в воздухе.

В ноябре 1936 г. начальник штаба ВВС РККА комкор Лавров обратился с письмом к Ворошилову: «Я прошу Вашего распоряжения комбригу Смушкевичу немедленно выслать полный материал о воздушных боях имевших место за истекшее время». С декабря 1936 г. сведения из Испании, через Разведовательное управление (РУ) РККА, стали поступать в штаб ВВС более или менее регулярно. После возвращения из Испании первых советских авиаторов были предприняты некоторые конкретные шаги по изучению боевого опыта (встречи руководства ВВС РККА с летным и инженерно-техническим составом, выпуски Разведупром различных информационных сборников по действиям авиации и т.п.) В начале 1937 г. штабом ВВС был разработан «План использования в боевой подготовке ВВС РККА выводов из боевой работы авиации в Испании», который 10.03.37 г. был утвержден Ворошиловым.

26 марта 1937 г. приказом зам. наркома обороны М.Н. Тухачевского № 3/сс начальникам Центральных управлений НКО ставилась задача изучить имеющиеся в РУ РККА материалы о военных действиях в Испании и к 5 апреля 1937 г. представить доклады с выводами и предложениями . Выполняя вышеуказанный приказ, начальник штаба ВВС РККА 7.04.37 г. подготовил 69-ти страничный доклад. Тухачевского не все устроило в докладе и 4.05.37 г. ему был предоставлен отдельный доклад с перечнем бесспорных положений опыта боевых действий. В процессе этой работы штаб ВВС, для «внутреннего» использования в авиации подготовил отчет «Боевой опыт ВВС в гражданской войне в Испании», сходный по содержанию и объему с ответом заместителю наркома обороны (61-на страница текста). Документы подготовленные штабом, в основном обобщали и констатировали различные ценные факты из боевых действий. Однако с конца весны 1937 г. практически прекратилось и то немногое, что делалось по изучению испанского опыта: во всяком случае, больше никаких планов использования опыта, стенограмм бесед между руководством ВВС и авиаторами прошедшими Испанию, после апреля 1937 г. обнаружить среди архивных документов не удалось. Скорее всего, данная ситуация объясняется массовой волной репрессий против военных, и прежде всего комсостава. Именно в мае был арестован Тухачевский и некоторые высокопоставленные военные, а в июне все они были казнены. После чего началась кампания массовых репрессий по всей стране и в армии, продлившаяся до осени 1938г.

В архивном фонде Начальника ВВС сохранилось три документа, датированных 1938 годом, в которых содержатся предложения создать в «кратчайший срок» в Управлении ВВС РККА отдел по изучению опыта боевых действий в Испании и Китае. Первый документ датируется 15.05.38 г. – офицер штаба ВВС майор Прянишников писал: «Считаю необходимым указать, на наличие большого количества, исключительно ценных материалов по Испании и Китаю, которые, продолжают лежать без движения, потому что некому их изучать. Начатые работы по материалам из Испании идут недопустимо медленно, а по Китаю еще не начаты». Указывается в документе и то, что в ВВА им. Жуковского обучение осуществляется по старым «доиспанским» правилам. 21.07.38 г. Прянишников вновь предлагал создать отдел по изучению боевого опыта, а 19.09.38 г. в Военный Совет ВВС РККА обратился временно исполнявший обязанности Начальника штаба ВВС полковник Устинов, который также предложил создать соответствующий отдел и прилагал к своему рапорту положение о «нештатном отделе при УВВС для всеобъемлющего изучения и анализа по «Х» и «Y», штатное расписание (14 человек) (начальником предлагался п-к Арженухин, его помощником Жигарев) и потребные ресурсы – 2 комнаты и 1 автомобиль.

Судя по всему, единственным военным органом, который занимался в тот момент более или менее серьезным анализом происходивших в Испании событий, было Разведовательное управление РККА (Разведупр), имевшее в своем распоряжении немало ценнейших документов. Приказом заместителя НКО СССР маршала Егорова от 21.09.37 г. № 196сс к РУ РККА прикомандировались офицеры от 1-го отдела Генштаба и Центральных Управлений НКО. Именно в Разведупр обращалось руководство ВВС, если необходимы были данные о потерях/победах республиканских ВВС или числе летчиков ВВС РККА, направленных в Испанию и вернувшихся обратно. Но маршал Егоров также был расстрелян, кто же будет выполнять распоряжения "врага народа"?

В штабе ВВС работа по Испании поручалась разным офицерам, видимо, как дополнительная и необязательная нагрузка к основным обязанностям. Так, например, на картах (на каждую карту обстановка наносилась по несколько раз, что резко снижает историческую ценность этих документов, так как разобраться в обозначениях современному исследователю практически невозможно), датированных до 1938 г. кто-то постоянно отмечал – «эскадрилья СССР», другой же исполнитель постоянно исправлял это на «ССС», названия населенных пунктов во многих случаях имеют весьма приблизительное соответствие с действительным, фамилии советских летчиков иной раз искажались до неузнаваемости, – чего стоит, например, пометка «эскадрилья Туманова», которая на поверку оказывается эскадрильей американских самолетов «грумман»!

Хотя РУ РККА и старалось добросовестно выполнять работу штаба ВВС, полностью заменить авиаторов Разведупр не мог. Поэтому решения, принимаемые руководством ВВС без компетентного анализа событий, не могли быть адекватными ситуации. Одним из глубоко ошибочных решений ВВС РККА следует считать продолжавшийся в конце 30-х гг. массовый выпуск тихоходных истребителей-бипланов (И-15бис, И-153). Кроме этого, руководство ВВС оставило без внимания летчиков, вернувшихся из Испании, о том, например, что установки взрывателей зенитных снарядов не должны обязательно соответствовать круглым цифрам; что нельзя красить в демаскирующие цвета объекты на военных аэродромах и т.д.

Испанский опыт со всей убедительностью показал необходимость изменения структуры трех-самолетного истребительного звена. Доклады и отчеты летчиков содержат немало примеров того, что истребители парой сбивают самолеты противника чаще, чем звеном из трех машин. Слишком дорогую цену заплатили советские летчики, да и наземные войска, пока в 1943 году пара истребителей в составе "ведущего" и "ведомого" была официально принята руководством ВВС как основной элемент тактического порядка.

В период с 1936 по 1939 год НКО, ВВС и Разведупр выпустили несколько секретных информационных сборников, в том числе и по войне в Испании. В архивах, кроме самих сборников и брошюр, сохранились также черновики и рукописи как изданных, так и не изданных работ. Наиболее ценными были «Сборники информационных документов», состоявшие, как правило, из полных текстов или фрагментов из докладов авиаторов, а также стенограмм бесед возвратившихся в СССР летчиков с руководителями ВВС, конструкторами и представителями промышленности. Все, изученные автором сборники, были отпечатаны на печатной машинке под копирку, при этом некоторые экземпляры уже с большим трудом поддавались чтению, что позволяет сделать предположение о мизерном (7-9) количестве экземпляров «Сборников». Все брошюры, с которыми автору довелось работать в архивах, кроме одной (изданной в первой половине 1937 г. типографским методом), были размножены, так же, как и сборники.

Перед тиражированием часть брошюр, видимо, прошла жесткую цензуру, поэтому переоценивать объективность их содержания не стоит. Так, например, в брошюре «Эксплуатационно-техническая служба истребительной авиации республиканских ВВС Испании» (апрель 1938 г.) утверждалось, что моторы работали прекрасно и не дали ни одной вынужденной посадки («У летно-технического состава всегда была полная уверенность в моторе»), средняя наработка до первой переборки двигателей (перечистки – так в документах, прим. автора) 120 – 130 часов, но в некоторых случаях из-за неграмотной эксплуатации летчиком могла быть и 40 – 50 часов, из-за поломок крыла погиб только один летчик, после чего крылья были усилены и все стало нормально. Так, например, разбившегося на взлете из-за отказа мотора Петра Сильвестрова, комиссар Агальцов посчитал покончившим жизнь самоубийством. Не исключено, что автор брошюры располагал примерно такой же информацией и по другим авариям и катастрофам.

В то же время, вместе с такими «шедеврами анализа» боевого опыта были изданы и другие брошюры, в которых содержались более серьезные и честные выводы. В черновике брошюры «Опыт боевого использования ВВС в Испании» планировавшейся к изданию во второй половине 1937 года (но так и не изданной) конкретно говорится: «Из большого количества истребителей, участвовавших в бою, сбивают самолеты противника небольшая группа летчиков – ловких, смелых, отлично владеющих самолетом и огнем. Количество не может заменить качество современных самолетов и хорошо подготовленных летчиков». Позже эта аксиома присутствует в брошюре «Боевое использование ВВС в последний период войны в Испании» (1939 г.): «Качество летного состава и технические качества материальной части сделались решающими факторами успеха действий ВВС».

В этой же брошюре затрагивалась тактика республиканских истребителей на заключительном этапе войны: «Испанские республиканские истребители всегда летали плотным боевым порядком, что не всегда выгодно, так как затрудняет маневрирование. Боевой порядок должен быть разреженным настолько, чтобы части не мешали друг другу и могли в любой момент резким маневром поддержать своего соседа… К плотности боевых порядков республиканские истребители пришли из-за постоянного количественного превосходства фашистской авиации, что заставило держаться сильным «кулаком». И этот «кулак» при постоянной нехватке истребителей в боях оправдывал себя».

Приводятся в брошюре требования к новым боевым самолетам: все эти самолеты должны быть оснащены протектированными топливными баками, броней, автоматическим управлением мотора, радиостанциями и электроспусками вооружения.

По всей видимости, в конце 30-х гг. отдел по изучению боевого опыта все же был создан, т.к. в 1940 г. появилась рукопись сборника «Действия ВВС в Испании». В рукописи содержалось большое число выводов, предложений и примеров боевых действий. Так, например, анализ тактики истребителей в групповом бою начинался с Первой мировой войны. Поскольку действия авиации на Восточном фронте были менее интенсивны, чем на Западном, то автор рукописи сравнивал действия английских, французских и германских военно-воздушных сил. Предпочтение отдавалось тактике немецких пилотов (упоминаются асы Бельке и Рихтгофен), при этом оговаривалось, что в большинстве случаев немецкие самолеты по своим данным уступали аппаратам противника. Подводя итог, авторы рукописи (еще в 1940 году!) предлагали иметь эшелонированные по высоте боевые порядки советских истребителей. Говоря о качестве подготовки летчиков, авторы рукописи отмечали: «Школы должны выпускать воздушных бойцов, а уметь с грехом пополам летать еще не значит быть воздушным бойцом. Ослабление качества бойцов за счет количества, в конечном счете приводит к очень большим потерям, как в боях, так и в обыкновенных полетах; слабые летчики будут не только бить машины и гибнуть сами, не принеся никакой пользы, но, что еще хуже, будут подводить в бою своих товарищей и этим самым сеять атмосферу взаимного недоверия».

Авторы рукописи сделали своевременные и правильные выводы из «испанского» опыта: «Промышленность не сумела не только противопоставить новым германским самолетам ничего лучшего и оказалась неспособной достаточно быстро устранить недочеты и вводить мелкие улучшения, как-то: камуфлирование самолетов, постановка броневых спинок, протектирование баков и т.п.»; «Со второй половины 1937 г. обстановка в воздухе стала резко меняться не в пользу республиканцев»; «Тем не менее подготовка германских летчиков и качество самолетов Мессершмидт-109 были настолько высоки, что несмотря на их относительную малочисленность, подавляющее количество потерь республиканские истребители понесли именно от них». Однако эти выводы слишком резко контрастировали с шапкозакидательской истерией советской пропаганды и соответствующими настроениями политического руководства СССР. Видимо, поэтому рукопись так и осталась рукописью в единичном экземпляре вместо того, чтобы быть размноженной для массового изучения советскими летчиками.

Отдельно, пожалуй, необходимо сказать об отчетах летчиков, вернувшихся из Испании. В своих мемуарах Георгий Захаров рассказывает, что его самого и его товарищей буквально заставили писать отчеты. Однако ни его отчета, ни отчетов большинства летчиков, в архивах автору обнаружить не удалось. Имеющиеся в архивах отчеты летчиков писались в произвольной форме, объемы отчетов варьируются от нескольких строчек до нескольких страниц. Самый подробный отчет – 45 страниц составил Эрнст Шахт, на втором месте Григорий Тхор – 38 страниц. Так же, как и объем отчетов, варьировалось и их содержание, некоторые летчики проявляли при этом явные лишние в данном случае литературные таланты: «На обратном пути встретили человек 12 сидящих солдат Франко, которые, свесив ноги в канаву, по-видимому обедали. Зная, что Франко кормит их одним блюдом, угостили их вторым из первосортного пулевого горошка. Солдаты наелись и получили возможность бесплатно видеть райских гурий».

В ряде публикаций о Гражданской войне в Испании высказывается мнение, что в начальный период войны летчики на самолетах советской конструкции действовали очень успешно и поэтому советские руководители «расслабились» и не предпринимали необходимых мер по дальнейшему развитию авиационной техники. Иностранные же конструкторы под воздействием успехов советских самолетов форсировали работы по созданию более совершенных образцов. В СССР осознание отставания авиационной техники от зарубежных аналогов стало очевидным лишь после появления в Испании Bf-109E.

Анализ документов из отечественных архивов рисует, однако, другую картину. Выдающийся летчик-ас Павел Рычагов сразу же после возвращения из Испании в докладе «Выводы из командировки» просит сделать истребителю И-15 убирающееся шасси, довести его скорость до 420-430 км/ч, заменить крыло типа «чайка» обычным центропланом и установить два крупнокалиберных пулемета. И эти предложения Рычагов сформулировал еще до столкновений с новыми самолетами противника, появившимися весной 1937 г. Солидарны с ним и другие летчики, которые просили увеличить скорость И-15. И-16 так же подвергался критике со стороны советских авиаторов.

Вернувшиеся из Испании в июне 1938 г. летчики-истребители В.Лисин, В.Сухорябов, Ф.Сухорученко, С.Плясов, А.Шубиков и Н.Никитин в своем коллективном отчете сформулировали следующие требования к новым истребителям: скоростной моноплан со скоростью 600 км/час, вооружением 4 пулемета и обязательно 20-37 мм пушка, маневренный полутораплан с четырьмя синхронными пулеметами и «более скоростной моноплан» для более опытных летчиков, с вооружением 2 пулемета и пушка, двигателем «желательно» двухрядным воздушного охлаждения, высотой полета до 6000 м.

Многочисленные отчеты, доклады и рекомендации летчиков, воевавших в Испании, так и остались без последствий, своевременных и адекватных мер по развитию советской военной авиации, тактики и подготовки летчиков принято не было. Многие выдающиеся советские летчики-асы, воевавшие в Испании, были расстреляны в СССР: Смушкевич, Рычагов, Птухин и другие.


Шмельков воевал в Великой Отечественной (командовал авиадивизией), Ковалевский погиб в воздушном бою в Испании, Рычагов стал начальником ВВС РККА (расстрелян в 1941), Ковтун погиб в воздушном бою в Испании, Мирошниченко командовал авиаполком в ВОВ, Агафонов командовал авиадивизией в ВОВ, Ерлыкин командовал авиакорпусом в ВОВ, Захаров командовал авиадивизией в ВОВ.

Советские пилоты до Великой Отечественной войны в основной массе получали не более 50 часов общего учебного налета в учебных учреждениях и частях ВВС. Из них обычно 5-8 часов составлял налет в аэроклубах и авиашколах на самолетах типа У-2 и УТИ-4; 10-30 часов на боевых самолетах (обычно И-15 и И-16) в авиашколах и училищах (в училищах налет был больше); остальное в частях ВВС - кому как повезет. Сравним: немецкие летчики в своих учебных заведениях получали в среднем 200 часов учебного налета, плюс еще 150-200 часов в частях Люфтваффе. У американцев набиралось около 450 часов.

Источники:
Абросов С. "В небе Испании" http://en.bookfi.net/book/718917
Забытые имена: Павел Рычагов https://historical-fact.livejournal.com/15908.html
Учебная подготовка пилотов советских ВВС https://historical-fact.livejournal.com/139638.html
Tags: 1937, авиация, террор_ркка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments