vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Извозный промысел в царской России


Сотни лет основным видом городского транспорта были извозчики. В первые годы существования Петербурга извозчики жили в своих слободах. Располагались они в районе современного Лиговского проспекта, Большого Смоленского проспекта и в других местах города, находящихся в непосредственной близости к важнейшим дорогам. Требования к извозчикам были строги, за нарушение правил их били кнутами и ссылали на каторгу. В первой половине XVIII века трижды разрабатывались специальные правила извоза, первое был издано в 1705 году. С 1739 года специальные караулы следили за соблюдением этих правил. В городе в соответствии с правилами допускалась скорость 10 верст в час летом и 12 верст в час – зимой.

В 1783 году все правила были собраны в «Извозчичий билет». «Правила» вручались извозчику вместе с жетоном, который надлежало пришить к верхней одежде на видном месте. В жетоне указывался номер полицейской части, к которой прикреплен данный извозчик, и номер самого извозчика. К концу XVIII века было выдано свыше 5000 штук. К 1883 году в Петербурге насчитывалось 10 тысяч колесных экипажей, и 16 тысяч саней. Существовали среди извозчиков и свои «гильдии». Традиционно извозчики делились на «ванек» (одноконные, жесткие, обычно довольно грязные, но недорогие экипажи), «голубчиков» (уже поприличнее, с парой лошадей) и «лихачей» (с роскошными экипажами). Последние, выражаясь современным таксистским жаргоном, «фильтровали» пассажиров, выбирая более денежных и щедрых. Но уж старались угодить по полной. Что касается «ломовиков», то они осуществляли перевозку грузов.

Извозчики в униформе


Рабочий день извозчика начинался обычно в 8 часов утра и продолжался 16, а то и 19 часов в сутки. Некоторые работали ночью. Хозяин – извозчик-промышленник – имел обычно 40-80 «закладок», в том числе «десятку» ночных. Его лошади день работали, день отдыхали. Извозчики работали без выходных. Ночевали в специальных казармах, нередко даже не раздеваясь. Большую часть заработка отдавали хозяину, отдельно платили за ночлежку, испорченную упряжь, ремонт экипажей.

С 1 января 1899 года постановлением Городской думы был принят тариф на пользование извозчиком. Он делился на дневной (например, 15 мин. стоили 20 коп., час – 60 копеек.) и ночной, с 0 часов до 7 утра (15 мин – 30 копеек, час – 90 копеек). От вокзалов, театров, увеселительных заведений к тарифу добавлялось 15 копеек за ожидание. Но тариф соблюдался редко, обычно платили по договоренности. В начале XX века появились таксометры для измерения расстояния. Их крепили у сидения извозчика и помечали красным флажком.

Существовали стоянки для извозчиков у вокзалов, гостиниц, на перекрестках. По требованию градоначальника у гостиниц 1-го класса («Европейская» на Михайловской улице, «Большая Северная» на Знаменской ул., ныне «Октябрьская» на пл. Восстания), а также у богатых ресторанов и клубов стояли извозчики с породистыми лошадьми и красивыми экипажами. Самые крупные стоянки размещались на Синем мосту (Исаакиевская площадь), а также между Казанским собором и Екатерининским, ныне Каналом Грибоедова. Городовой мог оштрафовать извозчика за стоянку в неположенном месте, а также за нерасторопность или грубый ответ.

В течение дня извозчик посещал трактир, чтобы отдохнуть, поесть и накормить лошадь. Таких извозчичьих трактиров в городе было несколько сотен. Обычно они имели надпись на дощечке «столько-то колод на столько-то лошадей». Двор трактира вмещал 20-40 лошадей с экипажами. Во дворе устраивали колоды, куда клали сено или сыпали овес для лошади. Здесь же извозчики могли помыть экипаж. Особой популярностью пользовался трактир «Феникс». Располагался он между Садовой улицей и Александрийским театром. В трактире было два входа: один парадный для купцов, и другой со двора, для извозчиков, которые по вечерам дожидались здесь окончания спектакля в Александрийском театре. Лиговская улица ныне Лиговский проспект, в районе от Невского проспекта до Обводного канала, была настоящим извозчичьим кварталом. На ней располагались гостиницы, трактиры, питейные заведения, чайные, пекарни и др. Была там и своя баня, которая была открыта три раза в неделю. В основном в этом квартале жили выходцы из Калужской губернии. В некоторых трактирах буфетчики играли роль банкиров для постоянных посетителей. Извозчики доверяли им свои деньги, опасаясь оставлять их на квартире у хозяина. Буфетчики вели за них расчеты: посылали деньги родным в деревню, покупали нужные вещи, отпускали иногда еду в кредит.

Извозчики зимой


Екатеринбург.
«Вперед, ретивые!» – цитата принадлежит великому русскому писателю Антону Чехову, посетившему Екатеринбург в 1890 году. Иностранцы и россияне, приезжавшие в столицу Урала до Антона Павловича, в своих путевых заметках очень редко писали об извозчиках. В литературных трудах такого рода гораздо чаще упоминаются ямщики, помогавшие путникам преодолевать многие километры уральского бездорожья. Нередко подобные поездки занимали весьма продолжительное время, поэтому путешественники успевали настолько хорошо изучить характеры ямщиков, что делали их героями путевых очерков.

Городские извозчики, обделенные вниманием авторов путевых очерков, тем не менее, существовали в Екатеринбурге с незапамятных времен. Да и не могли они не появиться в столице Урала, поскольку весь XVIII век и большую часть XIX столетия в Российской империи вообще и на Урале в частности господствовал гужевой транспорт: львиная доля грузовых и пассажирских перевозок осуществлялась с помощью лошадей. Если междугородние линии обслуживали ямщики и специальные возчики, то внутригородские поездки были уделом извозчиков.

Долгое время на количество извозчиков в Екатеринбурге серьезное влияние оказывало благосостояние екатеринбуржцев. Бедные горожане не могли себе позволить прокатиться на извозчике, а богатые предпочитали иметь личных кучеров и собственные экипажи. Американец Джордж Кеннан, посетивший Екатеринбург в 1885 году, увидел на улицах города «изящные собственные экипажи и пролетки с одетыми в ливреи кучерами…».

К слову сказать, личные экипажи водились почти у всех домовладельцев, причем не только у купцов и чиновников, но и у мещан. Почти во всех городских усадьбах имелись конюшни и помещения для хранения экипажей. Екатеринбуржцы использовали экипажи и для деловых поездок, и для развлечения, особенно в зимнее время. Наиболее излюбленным видом зимних развлечений было длительное катание на санях. Переполненные веселящимся людом, одетым в толстенные шубы, сани брали старт в конце Главного проспекта, а затем, промчавшись по ведущей улице Екатеринбурга, сворачивали на Верх-Исетский бульвар, соединявший столицу Урала и Верх-Исетский завод. Добравшись до ВИЗа, гуляки пускались в обратный путь, не забывая посещать лежащие по пути следования питейные заведения.

В распоряжении екатеринбуржцев имелись экипажи самого различного типа, о чем свидетельствуют газеты. 16 июля 1880 года «Екатеринбургская неделя» напечатала такое объявление: «Продается дорожная рессорная коляска. В доме Полковой, по Васнецовской улице, спросить кучера Петра». Несколькими месяцами ранее на страницах этого же периодического издания появилась схожая информация: «Продаются следующие вещи: три дорожных тарантаса, городовая (городская – Авт.) четырехместная коляска, крытые дрожки, бархатный ковер, в доме Харитоновой у Кафедрального собора». В 1892 году увидело свет следующее объявление: «На даче Чернядева около Екатеринбурга продаются возок, сани, ландо и пролетка».

Государственное регулирование.

Торговый извоз в городских поселениях Российской империи регулировался думами, которым в 1892 году предоставлено право составлять обязательные постановления о производстве извозного промысла, о типе извозчичьих экипажей, о городских омнибусах и других общественных экипажах, а также устанавливать таксы за пользование извозчичьими экипажами. Законом 1900 года земским учреждениям было предоставлено право издавать обязательные постановления, касающиеся производства легкового извозного промысла, и устанавливать таксы за пользование извозчичьими экипажами вне городских поселений. С извозного промысла в городах мог быть установлен, по усмотрению городских дум, особый сбор в пользу города. В 1887 году были изданы правила о сборе с извозного промысла: сбор не мог превышать десяти рублей в год с каждой лошади, употребляемой в извоз; высший размер сбора в пределах указанной нормы, а также изъятия от сбора, определялись по каждому городу министром внутренних дел, по соглашению с министром финансов.

12 мая 1895 года Оренбургская Городская Дума на основании 108 статьи городского положения издала правила «О производстве извозного промысла». Текст правил был напечатан в 22 июля 1895 года в «Оренбургских ведомостях» и в «Адрес-календаре и памятной книжке Оренбургской губернии на 1896 год»

§ 1. Извозным промыслом в г. Оренбурге могут заниматься лица всех сословий, как городского, так, и сельского населения с разрешения Городской Управы, которое выдается не иначе, как по представлении желающим заняться этим промыслом удостоверения от полиции и его благонадежности и по взнос им следующего в доход города и казны сбора по числу высылаемых на биржу экипажей.

§ 2. Право на извозный промысел, приобретенное одним лицом, не может быть передаваемо другому без особого на то разрешения Управы. Жетон легкового извозчика

§ 3. Разрешается заниматься извозным промыслом и не лично, а чрез наемных работников, за поведение и поступки которых ответствует хозяин; при этом в работники можно нанимать только таких лиц, которых найдет возможным допустить к извозному промыслу полиция.

§ 4. Лица моложе 17 лет к занятию извозом не допускаются, ни лично от себя, ни по найму от хозяев.

§ 5. Получившим разрешение на извозный промысел выдаются из городской управы на каждый экипаж, высылаемый на биржу: а) печатный экземпляр настоящего обязательного постановления по извозному промыслу с таксой и обозначением на обороте звания, имени и фамилии извозчика и наименование экипажа; б) большой металлически знак с нумером, который должен быть прибить у легковых извозчиков к каждому экипажу у козел на видном месте, а у занимающихся перевозкою тяжестей к дуге; в) малый знак с тем же № для вручения седоку или лицу, вверяющему извозчику для перевозки свои вещи или товары. Извозчик обязан всегда иметь при себе печатный экземпляр постановления с таксой и предъявлять его по первому требованию пассажира, иначе не может требовать платы за езду. Такса для легковых извозчиков на езду по городу Оренбургу

§ 6. Без установленных знаков, которые возобновляются и оплачиваются в доход города и казны сбором два раза в год по полугодиям в апреле и октябре месяцах, никто не допускается к занятию извозным промыслом. Извозопромышленники, не внесшие следующего с них сбора своевременно или уплатившие оный в количестве меньшем против числа употребляемых в извоз лошадей, подвергаются, независимо от взыскания невнесенного оклада, денежной в доход, города пени, в размере пятидесяти процентов с суммы, остающейся в недоимке. Примечание: Высочайше утверж. 9 июня 1887 г. мнение Государствен. Совета п. 3.

§ 7. Малый жестяной знак на цепочке должен быть постоянно на кушаке у извозчика для вручения его нанимающему извозчика лицу, если он этого пожелает, как залог, предупреждающий в седоке всякое сомнение в неблагонадежности извозчика; знак этот, по исправном окончании езды, возвращается извозчику, а в случай каких-либо недоразумений и претензий представляется в полицию. Без установленных знаков, печатного экземпляра постановления и таксы извозчик не может выезжать на биржу.

§ 8. Извозчики должны быть всегда, прилично одеты; выезжать на биржу на здоровых, а не на изнуренных лошадях, экипажи должны иметь прочные и держать их постоянно в полной исправности. Езда на изнуренных, худых, хромых лошадях, на неисправных, ободранных экипажах воспрещается.

§ 9. Извозчики обязаны по первому требование представлять на осмотр своих лошадей и экипажи. Осмотр производится в каждой части местным приставом совместно с членом Управы, при ветеринарном враче и каретном мастере, с целью удостовериться в здоровье и годности лошадей, в прочности экипажей и сбруи. Осмотр производится не менее двух раз в год в декабре и апреле. Неявившиеся на осмотр подвергаются законной ответственности. У явившихся же на изнуренных лошадях и неисправных экипажах отбираются выданные на право промысла знаки, и езда воспрещается, пока они не исправят экипажи и не заменят негодных лошадей годными. На освидетельствованных экипажах под сиденьем выбивается особо установленный штемпельный знак.

§ 10. Независимо того, в случае выезда извозчика для промысла на больной изнуренной лошади, на непрочном и ободранном. экипаже, полиция и члены городского общественного управления. вправе привлечь виновного к ответственности во всякое время, отобрав знак; воспретить выезд на биржу впредь до выздоровления больной и изнуренной лошади, до замены ее здоровою или же до приведения экипажа-в надлежащий вид.

§ 11. Извозчики, стоящие на бирже, не могут отказываться от подачи экипажа по требованию пассажира; а также не могут отказаться везти пассажира в местности, означенные в таксе; не могут требовать платы выше размера, определенного таксою, но по взаимному соглашению плата может быть менее определенной по таксе.

§ 12. Извозчики обязаны при езде держаться правой стороны, не останавливаться на средине улицы, не скопляться в проезжих местах, не ездить в ряд по двое и более, вдоль тротуаров останавливаться только в один ряд у театра, клубов, на гуляньях и вообще в местах ;большого съезда становиться по указанно полиции и, по требованию пассажиров, подавать экипажи по очереди. Извозчики у железнодорожного вокзала в Оренбурге

§ 13. Извозчики, незанятые пассажирами, должны стоять на определенных местах, называемых биржами. Распределение извозчиков по биржам делается полицией по жребию. Незанятые ломовые извозчики обязательно, должны стоять также на определенных для них биржах, В случае остановок во время езды извозчикам воспрещается привязывать лошадей к тумбам, колоннам у подъезда, к решеткам городских садиков, а также не дозволяется ставить лошадей, так, чтобы они могли мешать свободному проходу пешеходов.

§14. Езда должна быть умеренно скорая и осмотрительная; ездить вскачь, вперегонку воспрещается; а также, воспрещается обгонять экипажи, если от этого может произойти стеснение; на поворотах должно лошадей несколько сдерживать. Без пассажира извозчик должен ехать шагом или небольшой рысью; по требованию пассажиров подавать экипажи по очереди и поодиночке, отнюдь не бросаясь вскачь. Ломовые извозчики, безусловно, должны ездить шагом везде, за исключением Николаевской улицы, по которой, начиная от Воскресенской церкви до городского бульвара, езда с тяжестями, вообще воспрещается. При движении обозом непременно должны быть перерывы через: каждый три лошади, на каждых трех лошадей должен быть особый проводник, и при езде также должны непременно держаться правой стороны улицы.

§ 15. Извозчикам воспрещается; являться на биржу в нетрезвом виде, производить на улице .шум, крик заводить брань и драку, оставлять свои экипажи и отходить от лошадей, спать на экипажах, сходиться вместе на тротуарах, преследовать обывателей назойливыми предложениями своих услуг, возить более 3-х пассажиров, позволять себе насмешки над проходящими, отправлять естественные надобности на площадях, улицах и вообще нарушать общественный порядок и тишину.

§ 16. С пассажирами извозчики должны обходиться вежливо, не выпрашивать на водку или на чай и никому никаких грубостей и дерзостей не делать. За. пьянство и грубости виновные будут привлекаться к законной ответственности. Если же случаи грубого обращения с пассажирами повторятся более трех раз, то виновные лишаются права выезда на биржу и выданные знаки отбираются.

§ 17. Жалобы на извозчиков должны быть предъявляемы чинам полиции. Если же пассажир не имеет времени лично заявить ее, то может прислать письменное заявление, с приложение малого жестяного знака, врученного ему везшим его извозчиком, или указанием номера извозчика.

§ 18. Вещи, оставленные седоками, извозчики обязаны немедленно возвращать по принадлежности, или же представлять в ближайшую полицейскую часть.

§ 19. По требованию полицейских чинов, извозчики обязаны беспрекословно и бесплатно везти: а) поднятого полицией заболевшего, ушибленного или скоропостижно умершего; б) поднятого в пьяном виде или буйного, вытащенного из воды, бродящего, в ненормальном состоянии рассудка; в) для преследования подозрительных личностей, укрывающегося экипажа, для скорейшего извещения. начальства о пожаре или каком-либо важном происшествии. Кроме того извозчика, обязан если видит лежащего на улице больного или пьяного, поднять и отвезти его в ближайшую полицейскую часть. Извозчики обязаны также в случай крайней необходимости для отвоза с места пожара вещей и пожитков, отвозить вещи в назначенные полицией места без всякой за cиe платы. Вообще извозчики обязаны безусловно повиноваться всем законным требованьям полиции.

§ 20. Как легковые, так и ломовые извозчики за исправление и очистку мостовых, улиц и площадей от навоза и мусора около биржевых колод на местах извозчичьих стоянок вносят ежегодно в городскую кассу но 50 коп. с каждого экипажа в год сверх платы за разрешение на право занятия извозным промыслом.

§ 21. Для ближайшего надзора и исполнения требований полиции и городского общественного управления по делам извозного промысла извозчики, как легковые, так и ломовые, избирают из среды своей старост, которые и утверждаются этом звании, по соглашению с полицмейстером, городской управой.

§ 22. Кроме того в помощь этим старостам, на каждой бирже должен быть помощник старосты из работающих на той бирже извозчиков, по их избранию. Помощники эти состоят в распоряжении извозчичьего старосты и наблюдают за чистотой и порядком каждый на своей бирже. Извозчики состоят в полном повиновении у старост и их помощников и обязаны исполнять все их законные требования.

§ 23. Постановление сие вступает в силу со дня объявления через две недели.



Такса для легковых извозчиков Ново-Николаевска (Новосибирска):
1. Езда на 1 час - 40 копеек. Часовая езда на 2 часа и более по 30 копеек, при чем не полный час принимается за полный.
2. С пристани и вокзала для проезжающих часовой езды нет, лишь по концам.
3. Для пассажиров с вокзала до пристани с 1-им или 2-мя седоками и ручным багажем, а также с пристани до вокзала - 75 копеек.
4. По вокзальной части с вокзала - 30 коп. С вокзала по центральной части - 50 коп. За Каменку до Сузунской части - 40 коп.
5. С пристани по Центральной части - 50 коп. С пристани за Каменку до Сузунской улицы - 40 коп. С пристани в Вокзальную часть - 60 коп.
6. Концевая езда из вокзальной части за Каменку до Сузунской улицы- 75 коп. Далее за Каменку - 1 рубль.
Из Центральной части до Сузунской улицы - 40 коп. Далее - 75 коп.
7. С новой площади: по Центральной части - 29 коп.
в Вокзальную часть - 30 коп. в Закаменскую часть - 40 коп.
до пристаней - 40 коп.
8. Конец по одной части города - 20 коп.
9. До сухарного завода из-за Каменки - 1 р.50 коп.
из Центральной части - 1 р.20 коп. из Вокзальной части - 1 р.
Эта же плата до бойницы.
10. Из Центральной части в Вокзальную - 30 коп. в Закаменскую до Сузунской улицы - 30 коп.
11. За линию железнодорожного собрания и школы - 30 коп.
Далее до Ельцовки прибавляется - 10 коп.
12. От Сузунской улицы до здания винной монополии и соответствующих кварталов к востоку прибавляется - 15 коп.
13. Езда далее конечных пунктов и вообще за город кроме пунктов вышеозначенных - по соглашению.
14. Полуторная плата:
а) в ночное время с 1 апреля по 1 сентября с 10 часов вечера до 4 часов утра и с 1 сентября по 1 апреля с 10 часов вечера до 5 часов утра.
б) В праздничные дни: три дня Св. Пасхи, три дня Рождества Христова, день Св. Троицы и последние дни масленицы.
в) В распутицу с 1 апреля по 1 мая и с 1 сентября по 15 октября; при чем действительная распутица, когда взимается полуторная плата, объявляется общественным управлением каждый раз в местной газете и извещении старосты.
15. Извозчикам, имеющим рессорные экипажи с фонарями по сторонам козел с освещением в темное время, добавляется одна четвертая часть платы.



Такса для легковых извозчиков города Бийск:
За один час днем - 35 коп.
За один конец, т.е. от места взятия до остановки в черте города - 20 коп.
От Кузнецкого извоза до конца города в Казанке или обратно - 25 коп.
Извозчик, взятый седоком после двенадцати часов ночи получает за один час - 45 коп.
За один конец - 25 коп.
За конец в заречную часть города в зимнее время ночью - 40 коп.
Днем - 30 коп.
За езду с большим числом седоков или за город, цена предоставляется взаимному соглашению извозчика с седоком.
В высокоторжественные дни, т.е. три дня Св. Пасхи, Рождества и Новый год, извозчики получают полуторную плату.
За катание по городу в масленицу: в час парой - 1р.20 коп., одноконной - 70 коп.

Информация по ценам взята в РГБ из статистических данных журнала "По Оби и г.Барнаул. 1912-1913гг.", типография А.О.Кедриной, г.Барнаул, 1912г.

Источники:
"Эх, прокачу!" https://telegrafua.com/social/13451/
Лукьянов С. "Регулирование извозного промысла" https://berdskasloboda.ru/izvozny-promysel/
Таксы для извозчиков https://imperium-ross.livejournal.com/63344.html
Tags: предпринимательство, рос_империя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 5 comments