vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Categories:

Как белогвардейцы изменили расстановку сил в Китае


После всех перипетий Гражданской войны в Сибири остатки белогвардейских войск и гражданские беженцы ушли в Китай. Большая часть оказалась недалеко от русских границ в Маньчжурии. Только в г. Харбин осело более 100 тыс. человек. Отношение к ним китайцев было достаточно лояльным, но работы не хватало — эмигранты бедствовали. Сотни из них стали нищими и жили подаяниями, мужчины становились преступниками, а женщины — проститутками. Для многих закаленных в боях солдат и офицеров возможность стать наемниками казалась в этой ситуации неплохой перспективой. Такая возможность существовала.

Карта Маньчжурии


Китай 1920-х гг. не имел политического единства. За власть боролись коммунисты, Национальная партия (Гоминьдан) и местные диктаторы. Последние имели в начале 1920-х гг. большой вес и враждовали между собой. Местных «царьков» в Китае называли «маршалами». Маршалом Маньчжурии в 1922 г. стал бывший лидер хунхузов, бандит по имени Чжан Цзолинь, когда-то носивший прозвище «Корявый». Он контролировал Мукденскую, Гиринскую и Хэйлунцзянскую провинции. Цзолинь имел большой аппетит. А удовлетворить амбиции можно было только военным путем. Цзолинь помнил: когда пришли белые, они привезли с собой на продажу 3 подлодки, 10 тыс. винтовок, 1 тыс. маузеров и много иного имущества, при помощи которого маршал перевооружил свою армию. Вскоре понадобились и люди.

Русский Харбин


Цзолинь начал набирать русский отряд к себе на службу. Воины с богатым боевым опытом сначала работали инструкторами — пулеметчики, инженеры, кавалеристы… Затем появился авиационный отряд (а в 1926 г. и второй, всего 40 летчиков). Среди нанятых Цзолинем были генералы Петухов и Томашевский, каппелевец генерал Барышников, генералы Клерже и Андоугский, полковник А. Кудлаенко и другие офицеры. Белые рассчитывали на то, что будут вместе с Цзолинем противостоять китайским коммунистам. Некоторые даже наивно полагали, что китайцы помогут им потом бороться с большевиками в России. К тому же, они надеялись, что будут драться с теми китайскими «интернационалистами», которых большевики активно использовали в России, в том числе для проведения красного террора. Ну и, разумеется, Цзолинь обещал хороший заработок. Уже в 1922 г. несколько десятков русских участвовали в войне Цзолиня против другого маршала — У Пэйфу, правителя центрального Китая. Спустя год на китайскую службу поступило уже около 3 тыс. русских.

В 1923−24 гг. Цзолинь сформировал Русскую бригаду. Ее возглавил авторитетный генерал Константин Петрович Нечаев. Бедных русских хватало, и людей в отряд быстро набрали — пехота, пулеметчики, бомбометы, артиллеристы для легкой батареи из 2 орудий 75 мм. Сперва в отряде была всего пара сотен человек, но численность его быстро росла (впоследствии она достигла более 1,5 тыс. человек, несмотря на потери в боях). Платили русским в несколько раз больше, чем китайцам, вооружали и кормили лучше. Но они того стоили. Нечаевцы сразу пригодились Цзолиню. В 1924 г. гражданская война возобновилась, и снова противником маньчжурского маршала стал У Пэйфу.

К.П. Нечаев (в китайской фуражке)


На фоне китайцев, которые в той кампании привыкли убегать с поля боя при всяком удобное случае, русские выглядели суперменами. Бородачи в китайской форме нередко распугивали многократно превосходившие соединения, хотя они и сами было плоховато вооружены и далеко не всегда имели боеприпасы в достатке. Уже первый бой стал показательным (28 сентября 1924 г. у реки Теминхэ). Русские охраняли штаб командира 9-й дивизии Чжан Цзучана, войска которого уперлись в позиции противника и ничего не могли с ними сделать. Тогда Цзучан приказал двум сотням русских наступать. «Горсть русских, — вспоминал полковник Н. Николаев, — разбила многочисленный отряд из армии У Пэйфу и после этого началось победное шествие маленькой Русской бригады». Солдаты У Пэйфу в беспорядке отступили. Русские потеряли 10 человек. После боя Цзучан вручил Нечаеву китайские генеральские погоны. Через несколько дней нечаевцы вместе с 55-м китайским полком захватили более 1,5 тыс. пленных, 6 орудий и несколько пулеметов, потеряв лишь одного человека раненым.

До марта 1925 г. продолжалась победоносная война с У Пэйфу. Часто русские выступали в авангарде и одолевали слабо вооруженного и плохо обученного противника. Успехи наемников объяснялись не только лучшими воинскими качествами, но и разницей в русском и китайском понимании войны. То, что русским казалось обычным тактическим приемом, китайцы воспринимали как излишнюю жестокость (правда, жестокости в той войне они научились совсем скоро). Историк С.С.Балмасов иллюстрирует эту ситуацию одним любопытным эпизодом. В одном из боев 1924 г. войска У Пэйфу пошли в атаку. Вопреки приказу сразу начать по ним стрельбу русские выждали, и только когда противник подошел совсем близком к позициям, открыли по нему огонь. Большая часть врагов погибла, остальные же едва унесли ноги. Ординарец штаба, примчавшийся к русским, передал недовольство начальства: «Ваша ничего не понимай! Твоя не можешь слишком много убивай! Убивай не надо, мало-мало пугай надо!»

Белогвардейцы на позиции


Но Цзолинь был своими «белыми кондотьерами» доволен: он одерживал в войне верх. Русские отличились при взятии Шаньхай-гуаня, Тяньцзина, Чжэньцзяна, Шанхая и других важных пунктов. Взятие последнего было особенно эффектно — в январе 1925 г. бронедивизион полковника Кострова (800 человек и два бронепоезда) ворвался в трёхмиллионный город. Противник стремительно отступил. Под конец кампании (март 1925 г.) звезда «непобедимого» У Пэйфу померкла, а Цзолинь уже претендовал на роль лидера в гонке за власть в стране.

После этого русские были заняты борьбой с хунхузами и мятежниками, затем вновь с У Пэйфу; а позднее участвовали во взятии Пекина. Но постепенно боевой дух их падал, а вместе с этим последовали и неудачи. С одной стороны, белогвардейцам надоело драться на чужой войне, с другой — те, кто воевал за деньги, получив достаточно, покидал ряды нечаевцев. Один из бойцов в 1926 г. писал: «Во время боевых операций нам платят по 10 долларов ежедневно. Многие, уже заработав деньжонок, решили искать счастья в более миролюбиво настроенных государствах, я тоже думаю уезжать из китайского гама».

«Гам» — лучшее описание все усиливающейся в то время неразберихи китайской политики. В 1926 г. русские бились уже против частей Гоминьдана, поддержанного СССР. Москва отправляла в Китай деньги, оружие и военных советников. Так бывшие враги по Гражданской войне в России вновь оказались на боевых позициях друг против друга. Но остановить рост влияния Гоминьдана и коммунистов белые уже не могли — их армия была неплохо вооружена и обучена советскими инструкторами. В 1928 г. Гоминьдан стал главной силой в Китае, и тогда его лидер Чан Кайши повернулся против Москвы и коммунистов.

Так как русские вместе с другими войсками Цзолиня разбили У Пэйфу, у этого маршала не осталось сил на борьбу с Гоминьданом, который в 1925 г. еще можно было сравнительно легко подавить. Подъем партии, поддерживаемой китайскими коммунистами и СССР, был последним, чего хотели белые, но именно этому они фактически и поспособствовали. Весь 1927 г. русские бились уже против гоминьданцев, но решительных побед Цзолинь не одержал. Его ресурсы были на исходе, и войскам перестали регулярно платить. А противник становился все сильнее. В 1928 г. Цзолинь предпринял последнее контрнаступление, но переломить ситуацию не сумел. В том же году Цзолинь был убит.

Историк С. С. Балмасов констатирует: русские изменили ход китайской истории. До того, как они встали под знамена Цзолиня, все были убеждены, что победителем гражданской распри станет У Пэйфу. Довольно неожиданно этот сильнейший маршал был разбит. «Не вступи русские наемники в армию Чжан Цзучана (прим.: соратника Цзолиня) — он был бы добит У Пэйфу». Защитили нечаевцы Цзолиня и от коммунистического мятежа 1926 г. Если бы не они, коммунисты могли бы взять власть в северном Китае.

После гибели Цзолиня Русская группа была распущена. Остались лишь отдельные офицеры в составе китайских частей и в военных училищах. Генерал Нечаев пережил тяжелое ранение, ампутацию ноги и инсульт, после чего уволился из армии. В его отсутствие личный состав разложился — пьянство, дезертирство и хулиганство стали частыми явлениями. Люди потеряли мотивацию: они уже считали, что не делают весомый вклад в борьбу с коммунизмом, а дерутся за личные интересы китайский «царьков»; а те, кто дрался за деньги, уходили из-за стабильных проблем с жалованьем. При роспуске группы Нечаева солдаты и офицеры получили месячное жалованье и временные виды на жительство. Никаких льгот раненым и калекам китайцы не дали.

В ходе боев 1924 — 1928 гг. русские на службе маньчжурского диктатора потеряли, по разным оценкам, от 1,5 до 2 тыс. человек. Несмотря на их роль в китайской междоусобице, эта страница русской военной истории по-прежнему остается малоизвестной.
В конце 1928 г. русские эмигранты практически сошли с китайской политической сцены. Кроме нечаевцев в 1920-е гг. были сформированы и другие военизированные формирования из русских в Китае, но они в основном выполняли полицейские функции. Например, Шанхайский русский волонтерский полк (300 человек) стал частью местной полиции; Русская группа Шанхайской муниципальной полиции (70 человек в 1923 г.) — тоже; существовали также Русский волонтерский отряд Французской концессии — 250 человек. Время от времени вплоть до 1940-х гг. набирали и другие небольшие отряды.


Автор - Константин Котельников

Источники
Балмасов С.С. Белоэмигранты на военной службе в Китае. М.: Центрполиграф, 2007.
Окороков А. В. Русские добровольцы. М., Яуза, Эксмо, 2007.
Рубанов Е.А. Белая эмиграция в Китае в межвоенный период: русские наемники на иноземной службе в Маньчжурии // Гуманитарные исследования в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. 2012, № 4.
Лид: istoriya.ru
Анонс: history-foto.livejournal.com
Tags: белое_движение, китай
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments