vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Category:

1941. 2-я танковая дивизия РККА в боях под Расейняем


22 июня 1941 года в состав 3-го мехкорпуса РККА, дислоцированного в Прибалтийском Особом военном округе, входили 2-я и 5-я танковые, 84-я моторизованная дивизии. Командир 3-го мехкорпуса — генерал-майор А.В.Куркин. В 3-м мехкорпусе на 22.06.1941 числилось 672 танка, из них: КВ - 78, Т34 - 32, Т28/35 - 57, всех разновидностей БТ - 470, Т26 - 35.

Ещё 18 июня 1941 года в три часа дня дивизия была поднята по тревоге и выведена в полевые лагеря в леса между станцией Гайжуны и населённым пунктом Рукла (юго-восточнее Ионавы). Здесь личный состав приступил к оборудованию блиндажей и капониров для танков.

22 июня в 16.00 был получен приказ о выдвижении 2-й танковой дивизии в сторону Расейняя для нанесения контрудара по наступающим немецким частям. Дивизия вернулась в Ионаву, откуда в 19.30 двинулась через Кедайняй и Гринкишкис на Расейняй. Дивизия шла своим ходом всю ночь с 22 на 23 июня и утро 23-го, пройдя более 150 километров большей частью по грунтовым и просёлочным дорогам, и вышла к Дубисе после полудня. Этот напряжённый марш сильно вымотал танкистов, к тому же стала ощущаться нехватка горючего. Здесь важно напомнить, что для танков КВ из-за низкой технической надежности 150-200 км были фактически пределом дальности движения.

Из-за отсутствия архивных советских документов о действиях 2-й ТД в июне 1941г. будут использованы в основном немецкие источники. На данном направлении (Прибалтика) действовала 4-я танковая группа вермахта (Panzergruppe 4) в составе:
1-я танковая дивизия - 43 легких танков Pz.II, 71 средних танков Pz.III(5), 20 средних танков Pz.IV;
6-я танковая дивизия - 47 легких танков Pz.II, 155 легких танков Pz.35(t), 30 средних танков Pz. IV;
8-я танковая дивизия - 49 легких танков Pz.II, 118 легких танков Pz.38(t), 30 средних танков Pz.IV.
Всего у немцев 563 танка, из них 139 Pz.II, 273 Pz.38(t), 71 Pz.III и 80 Pz.IV.

Быстро сломив сопротивление частей 11-го стрелкового корпуса Красной Армии, 6-я танковая дивизия, действовавшая двумя боевыми группами «Раус» и «Зекендорф» (по фамилии командиров — подполковника Э. Зекендорфа и полковника Э. Рауса), к вечеру 22 июня переправились на восточный берег Дубисы. При этом группа «Раус» заняла плацдарм севернее Расейняя у моста на дороге Расейняй — Шилува, а «Зекендорф» — у другого моста северо-восточнее Расейняя, по дороге на Гринкишкис (в немецких документах он иногда именовался «южным»).

По документам 6-й ТД бои с советскими танками начались 23 июня 1941 года примерно в 15.00. В ходе советской атаки группа «Зекендорф» была выбита с южного плацдарма, при этом части 6-й танковой дивизии вермахта впервые столкнулись с советскими КВ: «Русские неожиданно контратаковали южный плацдарм в направлении Расейняя. Они смяли 6-й мотоциклетный батальон, захватили мост и двинулись в направлении города. Чтобы остановить основные силы противника, были введены в действие 114-й моторизованный полк, два артиллерийских дивизиона и 100 танков 6-й танковой дивизии. Однако они встретились с батальоном тяжёлых танков неизвестного ранее типа. Эти танки прошли сквозь пехоту и ворвались на артиллерийские позиции. Снаряды немецких орудий отскакивали от толстой брони танков противника. 100 немецких танков не смогли выдержать бой с 20 дредноутами противника и понесли потери. Чешские танки Pz.35(t) были раздавлены вражескими монстрами.
Такая же судьба постигла батарею 150-мм гаубиц, которая вела огонь до последней минуты. Несмотря на многочисленные попадания, даже с расстояния 200 метров, гаубицы не смогли повредить ни одного танка. Ситуация была критической…»


Вот как описывает ту же ситуацию командир 41-го танкового корпуса вермахта генерал Рейнгарт:
«Около сотни наших танков, треть из которых составляли Pz.IV, приготовились к контратаке. Часть из них находилась прямо перед противником, но большинство размещалось на флангах. Неожиданно с трех сторон они были зажаты стальными монстрами, пытаться уничтожить которые было пустым делом. Напротив, вскоре часть наших танков была выведена из строя… Гигантские русские танки подходили все ближе и ближе. Один из них приблизился к берегу заболоченного пруда, у которого стоял наш танк. Без колебаний черный монстр столкнул его в пруд. То же самое случилось с немецкой 15-см пушкой, которая не сумела быстро увернуться. её командир, когда увидел приближающиеся тяжелые танки противника, открыл по ним огонь. Однако это не причинило им даже минимального ущерба. Один из гигантов стремительно бросился на пушку, которая находилась в 100 метрах от него. Вдруг один из выпущенных снарядов поразил танк. Он остановился, словно пораженный молнией. «Он готов», – подумали артиллеристы с облегчением. «Да, он готов», – сказал себе командир орудия. Но вскоре их чувства сменились воплем: «Он ещё движется!» Без всякого сомнения, танк двигался, его гусеницы скрипели, он приближался к пушке, отбросил её как игрушку и, вдавив в землю, продолжал свой путь».

Тем не менее, положение 2-й ТД Солянкина было очень тяжёлым. Один из ветеранов 4-го танкового полка вспоминал: «24.6 возобновился бой, шедший с переменным успехом. У нас некому было закрепить достигнутую в бою территорию, не было пехоты. Наш мотополк был измотан до предела — тогда послали в бой учебный батальон призыва 1922 года мая месяца (имеется ввиду 1922 года рождения призыва мая 1941 года. — М. К.) Они не могли держать винтовку, это была крайность, и чтобы удерживать немцев, нам приходилось выделять до роты танков и жечь горючее, можно сказать, в холостую. А горючее мы взяли, что могли, на машинах, часть из которых сгорела во время бомбёжки. В результате 24.6 нам стало не хватать горючего и снарядов».

Да, в бой вступали далеко не все КВ. По воспоминаниям Д.Осадчего, командира роты танков КВ-1 во 2-й танковой дивизии: «23-24 июня, ещё до вступления в бой, многие танки KB, особенно КВ-2, вышли из строя в ходе маршей. Особенно большие проблемы были с коробкой передач и воздушными фильтрами. Июнь был жаркий, на дорогах Прибалтики пыли было огромное количество и фильтры приходилось менять через час-полтора работы двигателя. Перед вступлением в бой танки моей роты сумели их заменить, а в соседних нет. В результате, к середине дня большинство машин в этих ротах поломалось».

Немцы у подбитого КВ-2 из состава 2-й танковой дивизии 3-го мехкорпуса РККА. Машина была оставлена экипажем у литовского местечка Шаукотас. На башне танка видны многочисленные следы от попаданий 37-мм бронебойных снарядов.


Для нейтрализации действий советских танкистов командованию 4-й танковой группы пришлось направить 1-ю танковую дивизию в район Гринкишкис с задачей выйти в тыл 2-й танковой дивизии.
Из архивного документа вермахта: «Донесение о действиях 4-й танковой группы за сутки 24 июня, время 0.30. 4-я танковая группа окружила в районе севернее Кедайняй — южнее Гринкишкис — восточнее Расейняя крупные танковые силы противника. Они включают в себя по крайне мере одну танковую дивизию, может быть, это только части 2-й русской танковой дивизии — как говорят пленные — которая была усилена. Противник располагает здесь 40–60 танками, которые превосходят наши по вооружению и бронированию (лобовая броня 370 мм). 5-см противотанковая пушка и лёгкая полевая гаубица не оказывают на них никакого поражающего действия. До настоящего времени 5 таких танков было выведено из строя связками гранат и огнём из 8,8-см зенитных орудий. Противнику удалось осуществить прорыв отдельными танками через оборону 6-й танковой дивизии».

В документах 6-й танковой дивизии говорится, что в ходе утренней атаки один советский КВ удалось остановить подложенной под гусеницу связкой из пяти гранат. После этого гранатами удалось повредить орудие танка, и в 13.00 он был уничтожен огнём 150-мм гаубицы. Отмечалось, что это был первый подбитый 6-й танковой дивизией вермахта советский тяжёлый танк нового типа.

Немецкие офицеры осматривают танк КВ-2 из состава 2-й танковой дивизии 3-го мехкорпуса. Скорее всего, машина застряла и была оставлена экипажем после неудачных попыток её вытащить — перед гусеницами лежит бревно. На надгусеничной полке стоит 152-мм снаряд.


Через некоторое время немцам удалось подбить ещё несколько танков КВ, их в основном уничтожали пушками дивизионной и корпусной артиллерии, а также 88-мм зенитками. 24 июня 1941 года в донесении командира 41-го дивизиона истребителей танков 6-й танковой дивизии сказано: «Взятый в плен экипаж одного из русских танков через переводчика рассказал о своём 52-тонном танке. Толщина брони 85 мм, на люке 38 мм. В танке установлено 15,2-сантиметровое орудие и три 7,62-мм пулемёта (ещё два пулемёта запасных). Участвовавшие в сегодняшнем бою танки принадлежат 2-й танковой дивизии, сформированной ещё в 1939 году как бригада и недавно развёрнутой в дивизию… Дивизия была размещена в Ионаве».

Видимо, это донесение было направлено «наверх» и послужило одним из документов, на основе которых начальник генерального штаба вермахта Ф. Гальдер записал в своём дневнике от 24 июня 1941 года: «На фронте групп армий «Юг» и «Север» появился русский тяжёлый танк нового типа, который, видимо, имеет орудие калибра 80 мм (согласно донесению штаба группы армий «Север» — даже 150 мм, что, впрочем, маловероятно».

Видимо получив уточнённые данные, на следующий день Гальдер пишет: «Получены кое-какие данные о новом русском тяжёлом танке: вес 52 тонны, лобовая броня — 34 см (?), бортовая броня — 8 см. Вооружение — 152-мм пушка и три пулемёта».

25 июня 1941 года для разгрома 2-й танковой дивизии РККА немецкое командование привлекло части 36-й моторизованной и 269-й пехотной дивизий. Таким образом, против одной 2-й танковой дивизии немецкое командование задействовало четыре своих, из них две танковые. Здесь надо упомянуть, что взаимодействие частей на поле боя у немцев было отработано намного лучше, чем в РККА. Советские военачальники не умели организовать сопровождение танков КВ пехотой в атаке и их прикрытие в ходе оборонительных действий. Обездвиженных бронированных советских "монстров" немцы легко могли обойти, а затем подорвать зарядами ВВ.

За 2 дня боев соединение Солянкина понесло большие потери в людях и технике. Горючее и боеприпасы практически закончились, а немцы уже завершили окружение дивизии. Учитывая сложившуюся ситуацию, командир 2-й танковой дивизии генерал-майор Солянкин 25 июня отдал приказ на прорыв. В ночь с 25 на 26 июня и всю первую половину дня остатки танкистов и мотострелков 2-й танковой дивизии с боями пытались пробиться к своим. Однако удалось это очень немногим, большая часть погибла или попала в плен. Среди погибших был и командир дивизии генерал-майор Егор Николаевич Солянкин.

В донесении об итогах боёв в районе Расейняя, направленном командованием 4-й танковой группы в штаб группы армий «Север» в 18.15 26 июня 1941 года, говорилось следующее: «Танковое сражение восточнее Расейняй победно завершено. Под командованием генерала танковых войск Рейнгарта 41-й танковый корпус после двух дней ожесточённых боёв окружили и уничтожили противника силой около одной танковой дивизии, усиленной одной танковой бригадой. В ходе боёв 6-я танковая дивизия остановила удар превосходящего в силах и материальном обеспечении противника через Дубису, снова перешла контратаку и во взаимодействии с 1-й танковой и 269-й пехотной дивизией завершила его уничтожение. Всего было захвачено и уничтожено: более 200 танков, из них 29 тяжёлых, более 100 всевозможных орудий и многие сотни легковых и грузовых автомобилей».

В отчёте о боевых действиях 6-й моторизованной бригады, входившей в состав 6-й танковой дивизии вермахта, в записи от 24 июня 1941 года сказано: «Выдвижение дивизии остановлено после того, как авиация установила большую группу танков противника. Основной удар русские нанесли по боевой группе Зекендорф. Тяжёлые танки (52-тонные новые, тип не определён) прорвали нашу оборону. Около 9.00 поступило сообщение, что два таких танка вышли к дороге, по которой велось наше наступление. В 14.00 группа Зекендорф запросила помощи. Был выдвинут 65-й танковый батальон под командованием обер-лейтенанта Шенка…
Один тяжёлый танк противника вышел к штабу нашей бригады и отрезал её от основных танковых сил. Он расстрелял две грузовых машины, шедшие от штаба к предмостному укреплению. В результате дорога оказалась под огнём».


В наше время наибольшую известность боевые действия 2-й танковой дивизии РККА в июне 1941 года приобрели благодаря эпизоду с так называемым «расейняйским КВ». Речь идёт об одной машине, которая, остановившись по техническим причинам на важной дороге, на 1-2 суток прервала связь между немецкими частями. Для уничтожения этого танка немцы поочередно использовали 37мм противотанковые пушки, затем 50мм п/т пушки, 105мм и, наконец, 88мм пушки, а также подрывные заряды, заложенные сапёрами… Ценой больших потерь, отвлекая экипаж советского КВ ложной танковой атакой, немцам удалось подбить эту боевую машину огнём 88-мм зенитных орудий. Экипаж этого советского танка не бросил свою боевую машину и продолжал вести бой, уничтожая противника. Этим героическим советским танкистам удалось сжечь до 10 немецких автомашин, уничтожить несколько артиллерийских расчетов вермахта. Их тела по приказу полковника Рауса были захоронены, а имена, к сожалению, до сих пор неизвестны.

В 6.00 командный пункт 1-й танковой дивизии вермахта в местечке Шаукотас (примерно 50 километров севернее Расейняя) был атакован прорывавшимися на север советскими танками, в том числе и КВ. Атаку немцам удалось отбить, введя в бой 88-мм зенитки, 37-й дивизион истребителей танков и мотоциклетный батальон 1-й танковой дивизии.
Около 11.00 советские атаки повторились, и для их отражения немцами пришлось привлекать части 1-го танкового полка. Как минимум один танк КВ-2 был захвачен ими под Шаукотасом. При этом на броне машины видны многочисленные следы от попадания противотанковых снарядов (не менее 30), но ни одной пробоины не видно. Скорее всего, у машины кончилось горючее, и экипаж её оставил.

Ещё один КВ из 2-й танковой дивизии доставил значительные неприятности немецким танкистам из 8-й танковой дивизии. Скорее всего, этот КВ отстал южнее Кедайняя во время марша к Расейняю из-за технической неисправности. После ремонта, получив сведения о том, что противник его обошёл, экипаж начал отход на север. Утром 24 июня 1941 года в районе населённого пункта Шета (17 километров восточнее Кедайняя) этот КВ-2 столкнулся с частями наступавшей 8-й танковой дивизии вермахта. В истории последней этот эпизод описан со слов командира взвода танков Pz.38(t) обер-лейтенанта Шмидта, который писал, что встреча с КВ-2 оказалась для немецких танкистов шоком — до этого они с КВ не сталкивались. Шмидт с удивлением наблюдал, как 37-мм снаряды пяти Pz.38(t), обстреливающих КВ-2, отскакивают от его брони, не причиняя никакого вреда. Далее в истории 8-й танковой дивизии сказано: «52-тонный колосс застрял в воде по самую башню. Только случайное попадание снаряда в основание башни позволило её заклинить».

К сожалению, в истории дивизии нет никаких данных ни о немецких потерях, ни о судьбе экипажа КВ-2. Однако фото этого танка встречается довольно много — на них виден танк, застрявший в ручье недалеко от дороги, со следами многочисленных снарядных попаданий. На некоторых фото 152-мм гаубица КВ-2 в нормальном положении, на других — в полном откате.


Подтверждение того, что некоторые экипажи КВ героически сражались до последнего, есть во многих документах 6-й танковой дивизии вермахта. Так, в донесении о боях на восточном берегу Дубисы за 26 июня 1941 года говорилось: «Восточнее населённого пункта Пикуная обнаружены два сверхтяжёлых танка, которые из леса ведут огонь по нашему флангу. Они подорваны группами сапёров».

Цитата из очередного архивного документа вермахта на тему способов поражения советских танков КВ: «Поражаемость: 3,7-см и 5-см противотанковые орудия оставляют на броне только 2,5–3-см глубокие выбоины. При обстреле, однако не использовались бронебойные снаряды 40 Panzergranate 40 (подкалиберные), при этом возможно 5-см орудие смогло бы пробить броню.
Бронебойные снаряды лёгкой полевой гаубицы не дали никакого результата. Прямые попадания из тяжёлой полевой гаубицы S.FH18 и 8,8-см зенитной пушки фугасным или бетонобойным снарядами по гусенице обездвиживают танк. Приводит ли к пробитию днища направленный в землю с расчётом на рикошет выстрел тяжёлой полевой гаубицы, пока установить не удалось. Планомерные попытки обстрела до сих пор не состоялись. Прочие возможности борьбы: Т-мины. Связки гранат эффективно продавливают крышу. Приближение подрывных команд к машине в нескольких случаях удавалось, особенно сбоку, поскольку танк неповоротлив, а его вооружение имеет ограниченный обстрел и медленно поворачивается. Бутылки с бензином также использовались с успехом. Как правило, экипаж продолжает вести бой в обездвиженной машине и дожидается там помощи. Во многих случаях бои велись до того момента, пока не заканчивались боеприпасы и горючее».


Немецкие солдаты и офицеры осматривают брошенный на дороге танк КВ-2. Машина была оставлена экипажем недалеко от города Паневежис при отходе частей 2-й танковой дивизии РККА


Несмотря на мощную броню, хорошее вооружение и героизм отдельных экипажей, танки KB не сыграли в летних боях 1941 года в Прибалтике существенной роли. Основная часть этих могучих и чрезвычайно опасных для немцев боевых машин вышла из строя по субъективным причинам: из-за неграмотной эксплуатации, отсутствия запасных частей, средств эвакуации и ремонта; неспособности советского командования обеспечить своевременный подвоз ГСМ и боеприпасов, прикрыть танки авиацией, пехотой и артиллерией. Немцы, быстро выяснив, что бороться обычными противотанковыми средствами с KB невозможно, успешно использовали против этих танков 88-мм зенитные орудия Flak36, тем более, что полное господство в воздухе позволяло использовать для борьбы с танками все дивизионы ПВО. Применялась для уничтожения КВ и другая артиллерия: в основном, пушки 10cm K18 и гаубицы 15cm sFH18.

Низкий уровень боевой подготовки и неумелое управление личному составу РККА пришлось компенсировать своими жизнями. Танкистам 2-й ТД удалось задержать немцев в районе Расейняя лишь на 2-3 дня, после разгрома 3-го советского мехкорпуса группа армий "Север" в Прибалтике вышла на оперативный простор.


Вечная память советским героям-танкистам, павшим в июньских боях 1941 и оставшихся неизвестными до сих пор...

Источники:
Коломиец М., "Тяжелый танк КВ-2" https://www.litmir.me/br/?b=208497&p=19

Состав танковых групп вермахта на 22.06.1941 http://armedman.ru/stati/sostav-nemetskih-tankovyih-grupp-v-1941-godu-pri-napadenii-na-sssr.html

Боевое применение танков КВ http://otvaga2004.ru/tanki/v-boyah/tank-kv-chast-2/

Раус Э., "Танковые сражения на Восточном фронте" Москва : АСТ, 2005

Гончаров В., "Забытые победы Красной Армии" https://www.litmir.me/br/?b=176287&p=1

6-я ТД вермахта в боях за Расейняй (кадры военной хроники) https://voenhronika.ru/publ/vtoraja_mirovaja_vojna_sssr_khronika/khronika_6_j_tankovoj_diviizii_vermakhta_v_bojakh_za_rasejnjaj_23_25_ijunja_1941_legendarnyj_tank_kv_u_rasejnjaja_1941/22-1-0-6800
Tags: 1941, армия_ркка, армия_танки, война_2мировая, прибалтика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments