vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Category:

Сталинский палач Василий Блохин


Самым известным сталинским палачом стал Василий Блохин — начальник комендатуры ОГПУ, а потом НКВД и МГБ. В сети гуляет множество версий, что его жертвами стали от 10 тыс. и более человек. Официально эту информацию подтвердить пока невозможно — в 2016 году межведомственная комиссия по защите государственной тайны отказалась рассекретить сведения о работе советских спецслужб. Судя по всему, там явно есть что скрывать.

Блохин родился в 1895г. в крестьянской семье в селе Гавриловское под городом Суздалем. Работал пастухом (1905—1910), каменщиком в Москве (1910—1915).

В 1915 г. рядовой, унтер-офицер, взводный унтер-офицер 3 роты 82-го пехотного запасного полка. За время Первой мировой войны стал к 1917 г. взводным старшим унтер-офицером. Был ранен, лечился в госпитале в Полоцке до 29 декабря 1917-го. Затем до октября 1918-го, оставаясь в стороне от политических бурь, он крестьянствовал в хозяйстве отца, а 25 октября 1918 добровольцем поступил на службу в Яновский волостной военкомат Суздальского района.

Вскоре Блохин сделал и свой политический выбор — в апреле 1921-го вступил в коммунистическую партию и тут же, 25 мая 1921-го, был назначен в 62-й батальон войск ВЧК в Ставрополе. Теперь развивается его чекистская карьера. С 24 ноября 1921-го он помкомвзвода в отряде особого назначения при Коллегии ВЧК, с 5 мая 1922-го комвзвода там же, с 16 июля 1924-го помощник командира 61-й дивизии особого назначения при Коллегии ОГПУ. 22 августа 1924-го Блохин выдвигается на должность комиссара особых поручений Спецотделения при Коллегии ОГПУ.

Помимо прочего, в его обязанности входит и приведение расстрельных приговоров в исполнение. И действительно, с весны 1925-го подпись Блохина регулярно встречается под расстрельными актами. Может быть, он и дальше был бы всего лишь одним из рядовых расстрельщиков, но внезапно открылась высокая вакансия. 3 марта 1926-го Блохин был назначен временно исполняющим должность коменданта ОГПУ (вместо отсутствующего К.И. Вейса). А уже 1 июня 1926-го Блохина утвердили в этой должности.

1934 — Комендант административно-хозяйственного управления (АХУ) НКВД СССР.

1946 — Начальник комендантского отделения управления делами МГБ СССР.

1952 — Заместитель начальника АХУ — комендант МГБ СССР.

Во многих источниках фигурируют сведения том, что Блохин мог за день «исполнить» до 200 человек. Говорят, он предпочитал в своем деле использовать немецкий самозарядный Walter PPK под патрон.22 Long Rifle. Этот пистолет не так сильно нагревался, а патрон, который в России известен как «мелкашечный», не обладал слишком разрушительным действием. По воспоминаниям современников, если для такой процедуры использовать пистолет ТТ с более мощным патроном, то после выстрела частицы черепа и мозга разлетались бы во все стороны.



В 1937-1938 годах Блохин участвовал в самых громких расстрелах. Он командовал расстрелом маршала Тухачевского и высокопоставленных военных, приговоренных вместе с ним. При расстреле присутствовали прокурор СССР Вышинский, председатель Военной коллегии Верховного суда Ульрих.

Иногда баловал своим присутствием и сам «железный нарком» Ежов. При нем расстрельное действо обретало черты художественной постановки. В марте 1938-го приводили в исполнение приговор по делу Бухарина, Рыкова, Ягоды и других осужденных на показательном процессе «правотроцкистского блока».

Ягоду расстреливали последним, а до этого его и Бухарина посадили на стулья и заставили смотреть, как приводится в исполнение приговор в отношении других осужденных. Ежов присутствовал и, вероятнее всего, был автором подобной изощренной затеи. Перед расстрелом Ежов велел начальнику кремлевской охраны Дагину избить бывшего наркома внутренних дел Ягоду: «А ну-ка дай ему за всех нас». В то же время расстрел собутыльника Буланова расстроил Ежова, и он даже приказал сначала дать ему коньяку.

Удивительно, скольких своих бывших коллег, да и начальников, которым он раньше глядел в рот, расстрелял Блохин.

Близость к разоблаченному руководству НКВД могла стоить и ему самому жизни. Но Сталин ценил надежных «исполнителей», и его почему-то не пугало, что они, привыкшие стрелять в затылок, постоянно маячат у него за спиной в качестве охраны.

В начале 1939-го, когда Берия вовсю чистил НКВД от ежовских кадров, поступил материал о том, что комендант Блохин был слишком близок к бывшему секретарю НКВД Буланову, да и к самому расстрелянному наркому Ягоде. Тогда это рассматривалось как доказательство участия в их «заговорщических планах».

Берия, подготовив постановление на арест Блохина, отправился к Сталину за санкцией. Однако, к своему удивлению, получил отказ. В 1953-м Берия показал на следствии: «Со мной И.В. Сталин не согласился, заявив, что таких людей сажать не надо, они выполняют черновую работу. Тут же он вызвал начальника охраны Н.С. Власика и спросил его, участвует ли Блохин в исполнении приговоров и нужно ли его арестовать? Власик ответил, что участвует и с ним вместе участвует его помощник А.М. Раков, и положительно отозвался о Блохине».

Берия, вернувшись в свой кабинет, вызвал к себе Блохина и работников «спецгруппы» для разговора. Результаты «воспитательной» беседы нарком отразил на отправленном в архив, так и не исполненном постановлении: «Сов. секретно. Вызван был мною Блохин и руководящие сотрудники комендатуры, которым мною было сообщено кое-что из показаний на них. Обещались крепко поработать и впредь быть преданными партии и Советской власти. 20 февраля 1939 г. Л. Берия».

Больше к вопросу о Блохине Сталин не возвращался.



Обычно приговоренных привозили к месту расстрела в Варсонофьевский переулок, где их дожидался Блохин с командой. Но иногда Блохину самому приходилось ехать за жертвой. Так было в 1940 г., когда потребовалось доставить из Сухановской тюрьмы на расстрел приговоренного к ВМН бывшего кандидата в члены политбюро Роберта Эйхе. Непосредственно перед отправкой на расстрел его жестоко били в кабинете Берии в Сухановской тюрьме: «У Эйхе при избиении был выбит и вытек глаз. После избиения, когда Берия убедился, что никакого признания в шпионаже он от Эйхе не может добиться, он приказал увести его на расстрел». А 6 февраля 1940-го Блохину выпала честь расстрелять и самого наркома Ежова.

Василий относился к своей профессии без лишних эмоций, но ответственно. Помимо предпочтений в выборе оружия, он использовал специфическую «униформу».

“Блохин натянул свою специальную одежду: коричневую кожаную кепку, длинный кожаный коричневый фартук, кожаные коричневые перчатки с крагами выше локтей” — пишет в своих воспоминаниях бывший начальник Калининского УНКВД генерал-майор Дмитрий Токарев. Эти воспоминания относится к массовому расстрелу польских офицеров под деревней Медное в Калининской (ныне Тверской) области в 1940 году. Токаревское описание Блохина детально соответствует тому, которое со ссылкой на ветеранов НКВД привел в своей книге Теодор Гладков: «В швейной мастерской административно-хозяйственного управления НКВД Блохину сшили по его заказу длинный, до самого пола, широкий кожаный фартук, кожаный картуз и кожаные перчатки с рострубами – чтобы не забрызгивать кровью одежду».

По воспоминаниям его домработницы Тихоновой, Блохин был жестким человеком. Но была у него одна слабость — Блохин очень любил лошадей. После его смерти дома у него нашли библиотеку, в которой среди прочего было около 700 книг, посвященных коневодству.

В 1935 году Блохин был капитаном, к 1940 стал майором, в 1943 стал полковником, через год — комиссаром госбезопасности, а ещё через год получил звание генерал-майора. Власть высоко оценила палаческий труд Блохина, он был награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, Красной Звезды, Отечественной войны I степени (такой вот "фронтовик"!), «Знак Почета» и двумя орденами Красного Знамени.

Хотя Блохина привыкли называть палачом-рекордсменом, есть основания подозревать, что у него вполне могли быть конкуренты, которые переплюнули его по «результативности». Не менее кровавыми были ещё несколько исполнителей «высшей меры наказания». Поскольку архивных данных о количестве исполненных ими приговоров пока нет, то мы можем ориентироваться только на воспоминания современников.

Первым кандидатом на «лавры» рекордсмена является латыш Петр Магго. На его счету, по показаниям очевидцев, тоже больше 10 тысяч казненных. В 40-м году его уволили со службы, он начал пить и к 1941 году скончался от цирроза печени.

Ещё одним вероятным претендентом на звание самого результативного палача является грузин Сардион Надарая. Он был комендантом внутренней тюрьмы МВД Грузии и по «скорострельности», возможно, опередил Блохина — за ночь мог убить до 500 человек и при этом даже не пользовался спецодеждой. За такие «подвиги» впоследствии стал личным телохранителем Лаврентия Берии.

Без сомнения, психика Блохина была сверхустойчивой. Его коллеги по нелегкому палаческому ремеслу один за другим спивались, сходили с ума, а он жил спокойно и полноценно, без депрессий и нервных срывов. В 1933-м экстерном поступил на строительный факультет, но бросил его на третьем курсе: не хватало времени, было очень много работы. Впрочем, в НКВД его и без высшего образования ценили, к концу войны Василий Блохин дослужился до генерала.

Блохин умер в 1955 году в возрасте 60 лет и похоронен на Донском кладбище Москвы.


Неподалёку от могилы Блохина находится общая могила жертв сталинского террора, среди которых есть и его личные жертвы.


Источники:

Василий Блохин https://russian7.ru/post/vasiliy-blokhin-chem-zanimalsya-glavnyy/

Василий Блохин https://antisovetsky.livejournal.com/99094.html

Палач в кожаном фартукеhttps://www.sovsekretno.ru/articles/id/2429
Tags: отморозки
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments