vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Categories:

Численность и убыль офицеров в Русской Императорской армии

При создании русской регулярной армии число офицеров, которыми она располагала, было очень невелико. В 1695 г. в кадрах Иноземского приказа насчитывалось 1307 офицеров{98}. В начале Северной войны в трех дивизиях служили 1137 офицеров. Вместе с офицерами 12 драгунских полков и других частей общее число офицеров в 1701 г. составляло 2078 человек{99}. В ходе войны оно увеличилось до нескольких тысяч. К середине 50–х гг. XVIII в. в сухопутной армии насчитывалось примерно 9 тыс. офицеров.

Обер-офицер и штаб-офицер лейб-гвардии Преображенского полка


Число офицеров колебалось в зависимости от военно–политической обстановки. Например, в самом конце XVIII в. оно было несколько большим, чем в начале XIX в. Хотя точных данных о численности всего офицерского корпуса за эти годы нет, но о нем можно судить по числу штаб–офицеров. Если в 1797 г. в армии было 399 генералов и 2417 штаб–офицеров (297 полковников, 466 подполковников и 1654 майора), то в 1809 г. штаб–офицеров насчитывалось всего 2113 человек (495 полковников, 442 подполковника и 1176 майоров){100}. В 1803 г. в армии служило около 12 тыс. офицеров, накануне войн с Францией (1805–1807 гг.) - до 14 тыс., а во время войны 1812 г. - 15–17 тыс.{101} (не считая нескольких сотен офицеров иррегулярных войск - казаков и ополчения).

Во второй четверти XIX в. число офицеров оставалось примерно одинаковым, колеблясь в разные годы от 24 до 30 тыс. Среди офицеров регулярных войск в среднем до 10% состояло "по роду оружия", а остальные находились на действительной службе в частях. В иррегулярных войсках на действительной службе состояло обычно (за исключением военных лет) около половины списочного состава. На 1.1 1853 г. в казачьих войсках по спискам числилось 3278 генералов и офицеров, а на действительной службе состояло 2060, на 1.11856 г. - 4225 и 3453{103}.

В последней трети XIX - начале XX в. число генералов и офицеров регулярных войск (включая состоявших "по роду оружия"), как видно из таблицы 8, колебалось между 30 и 40 тыс. человек (данные приводятся на конец каждого года){106}.

1812. Обер-офицер инженерного корпуса и унтер-офицер пионерного полка


Число офицеров казачьих войск, состоявших на действительной службе, за два последних десятилетия XIX в. увеличилось почти вдвое: в 1881 г. - 2174, в 1886 г. - 2242, в 1891 г. - 2591, в 1896 г. - 3670 и в 1900 г. - 3495 человек{107}.

К 1 января 1908 г. в русской армии служило 44 800 офицеров (без казаков - 42 906), в том числе 1300 генералов, 7811 штаб–офицеров и 35 689 обер–офицеров. На каждого офицера приходилось в среднем 24 солдата, что лишь незначительно отличалось от армий других стран: во Франции это соотношение составляло 1:19 (31 тыс. офицеров на 588 тыс. солдат), в Германии - 1:21 (28 тыс. офицеров на 588 тыс. солдат). Соотношение строевых и нестроевых офицерских должностей было 5:1 (обер–офицеров - 9:1, штаб–офицеров - 1,5:1, генералов - 0,7:1), но в целом, учитывая такие должности в строевых частях, - как заведующие швальней, командиры нестроевых рот, хозяева офицерских собраний и т. п., оно приближалось к 3:1{108}. В последние годы перед мировой войной численность офицерского корпуса возросла (данные на конец года см. в таблице 9){109}.

В начале 1914 г, в русской армии служило примерно 42–43 тыс. офицеров. Однако списочный состав отличался от штатного, т. к., с одной стороны, существовал некомплект обер–офицеров (в апреле 1914 г. - 3380 человек), а с другой - многие штаб–офицеры и генералы служили на должностях, не значащихся в штатном расписании офицерских должностей военного ведомства (в том числе и других ведомствах). Кроме того, имелось еще 1645 офицеров Отдельного корпуса пограничной стражи (27 генералов, 280 штаб - и 1338 обер–офицеров), 997 офицеров Отдельного корпуса жандармов (35 генералов, 407 штаб - и 555 обер–офицеров) и около 200 офицеров, служивших по внутреннему управлению одиннадцати казачьих войск. После мобилизации число офицеров увеличилось до 80 тыс.{110, но в первые же месяцы армия понесла большие потери.

На 1.3 1917 г. в действующей армии числилось по спискам 190 623 офицера (в т.ч. 32 216 на Северном фронте, 39 104 на Западном, 63 293 на Юго–Западном, 43 114 на Румынском и 12 896 - на Кавказском), из них налицо имелось 128 206 (при штатном расписании в 131 277){111}. По переписи действующей армии на 25 октября 1917 г. в ней состояло (налицо и находившихся в отпусках) 157 884 офицера, из них 127 508 служили в строевых частях, 4007 в ополченских, 26 258 в тыловых и 111 в общественных организациях (в т.ч. всего на Северном фронте - 27 390, на Западном - 28 206, на Юго–Западном - 43 207, на Румынском - 42 116, в подчинении начальника сухопутных войск Черноморского побережья - 1017 и на Кавказском фронте - 15 837){112}.

Что касается флота, то число офицеров на нем было относительно невелико. В начале XVIII в. морских офицеров было несколько сот, затем их число увеличилось до 2–3 тыс. Максимальной цифры оно достигло в середине XIX в., в эпоху расцвета парусного флота, но затем постепенно стало уменьшаться, сократившись к концу столетия почти вдвое. В таблице 12 показан состав флотских чинов (на конец года) во второй половине XIX в.{113}. В 1913 г. на флоте насчитывалось 1970 строевых офицеров, 550 инженер–механиков, 230 военных врачей. За время мировой войны численность флотских офицеров возросла более чем вдвое: на 1.1 1917 г. на Черноморском флоте служили 1463 офицера, а на Балтийском - свыше 4300 (к октябрю на Балтийском флоте было около 4,5 тыс. офицеров). Таким образом, общая их численность к исходу 1917 г. превышала 6 тыс.

Армейские офицеры на Русско-турецкой войне 1877-1878гг.


Убыль офицерского состава.

В первой половине XVIII в. ежегодная убыль офицеров была небольшой, так как основная причина ее в последующем - уход в отставку по собственному желанию - тогда не действовала. Все офицеры как дворяне (а потомственное дворянство давал первый же офицерский чин) были обязаны служить пожизненно и могли увольняться в отставку только при неспособности продолжать службу по инвалидности, болезни или глубокой старости. Это обстоятельство сильно сокращало ротацию офицерского корпуса. Правда, потери в войнах, которые были достаточно кровопролитными, увеличивали убыль (равно как и естественная смертность, которая при более высоком среднем возрасте офицерского корпуса была значительнее, чем в последующее время, когда он помолодел, но в целом они не оказывали решающей роли). Мало изменило положение и сокращение срока службы дворян до 25 лет в 1736 г., поскольку такой срок все равно оставался довольно длительным. Существенные изменения внес только указ 1762 г. о вольности дворянства, позволивший офицерам уходить в отставку в любое время. Убыль офицеров сразу же резко возросла, хотя многие впоследствии и возвращались на службу.

Во второй четверти XIX в. ежегодная убыль офицеров в мирное время обычно не превышала 1500 человек, причем до 80% убыли приходилось на уволенных в отставку. С 1826 до конца 1850 г. из регулярных частей армии выбыло в общей сложности 59 844 офицера. Из этого числа убито в боях 1232 человека (в т.ч. 26 генералов), умерло 14 992 (в т.ч. 516 генералов), уволено 42 934 (в т.ч. 629 генералов), бежало 3 и было разжаловано в рядовые 753{114}. В некоторые годы убыль превышала 2 тыс. человек (например, в 1852 г. - 2261){115}. В военные годы убыль была меньше, поскольку, несмотря на боевые потери, резко снижалось число уходивших в отставку, которые составляли обычно подавляющую часть убывших (а среди уходивших в отставку большинство делало это не по болезни или старости, а по собственному желанию, связанному с обстоятельствами, которые в годы войны отходили на второй план). С 1826 по 1858 г. всего убыло 78 047 офицеров (2501 убитый, 19 513 умерших, 54 937 уволенных и 1096 разжалованных).

1915. Русский летчик штабс-капитан Петр Нестеров


Итак, подавляющая часть убыли офицеров была связана не со смертью, а с отставкой. Выход в отставку (с 1882 г. зачисление в запас) и переход в другие ведомства оставались главной причиной убыли офицеров и во второй половине XIX в.{117}.

В начале XX в., за исключением отдельных лет (в частности, после русско–японской войны), убыль офицеров оставалась в основном на прежнем уровне относительно общей численности офицерского корпуса (см. табл. 16). В казачьих войсках, однако, убыль (особенно в запас и отставку) была намного выше, чем в регулярных частях: более трети всех ежегодно уходивших в запас составляли казачьи офицеры, хотя их доля среди офицерского корпуса составляла чуть больше 4%{118}.

В запас увольнялись почти исключительно обер–офицеры, которые не могли уйти в отставку за невыслугой лет для пенсии. Среди уволенных в отставку доля генералов и штаб–офицеров (по отношению ко всем состоящим на службе офицерам этих категорий) была примерно одинакова (10–15%) и втрое превышала соответствующий показатель для обер–офицеров. Например, в 1907 г. из армии убыло 4454 офицера (умерло - 656, уволено в отставку - 2631, в запас - 856, в другие ведомства - 246, исключено по суду - 65). Причем в отставку ушло 14% всех генералов, 12% штаб–офицеров и 4% обер–офицеров, а из 856 уволенных в запас 828 были обер–офицерами{119}. Что касается перехода в другие ведомства, то речь идет прежде всего о министерстве внутренних дел (к которому относились полиция и Отдельный корпус жандармов) и министерстве финансов (в ведении которого находилась пограничная стража).

В ходе мировой войны потери русского офицерского корпуса были очень велики. Только боевые потери (без учета умерших от ран в лазаретах, от болезней и выбывших по другим причинам) убитыми, ранеными, пропавшими без вести и т. д. составили за 1914– 1917 гг. 71 298 человек{120}. Даже с учетом того, что около 20 тыс. человек после излечения вернулись в строй (в т. ч. 16 126 - к 1.1 1917 г.), одни безвозвратные боевые потери превысили всю довоенную численность офицерского корпуса{121}. За первый год войны выбыл из строя едва ли не весь кадровый офицерский состав: достаточно сказать, что из 72 985 человек боевых потерь за всю войну (в это число входят также 1687 военных чиновников и священников) на 1914–1915 гг. приходится 45 115, на 1916 г. - 19 411 и на 1917 г. - 8459. К концу войны во многих пехотных полках служили по 1–2 кадровых офицера, так что от довоенного офицерского корпуса русской армии (кроме кавалерии и артиллерии) мало что осталось.

Источник: Волков С.В. «Русский офицерский корпус»
https://profilib.org/chtenie/108418/s-volkov-russkiy-ofitserskiy-korpus-23.php
Tags: армия_русская, рос_империя, статистика
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments