vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Categories:

1917. Как большевики демократизировали Юго-Западный фронт

Предисловие. После Октябрьского госпереворота 1917г. большевики не только продолжили политику так называемой демократизации армии, начатую после Февральского переворота 1917г., но и многократно усилили ее. Солдатская масса активно поддерживала антивоенные лозунги большевиков и это способствовало переходу командования в войсках под контроль многочисленных солдатских, революционных и прочих "комитетов". Как писал видный большевик И.Сталин: «Мы за народную республику без постоянной армии, без бюрократии, без полиции. Вместо постоянной армии мы требуем всенародного ополчения с выборностью начальников. Вместо опекающей народ полиции мы требуем выборной и сменяемой милиции. Мы против восстановления смертной казни...» (ПСС, том 3, стр. 62).
«Кто они, эти воротилы контрреволюции? Это, прежде всего, военщина, верхи командного состава, ведущие за собой известные круги казачества и георгиевских кавалеров. Наконец, всем известны ультиматумы георгиевских кавалеров и казачьих союзов, возглавляемых теми же свергнутыми и ещё не свергнутыми генералами. Они хотят полного торжества контрреволюции, заявляя: "Пусть в войсках будет восстановлена дисциплина, и власть перейдет к командному составу"» (ПСС, том 3, стр. 83).
Окончальный развал фронта произошел в декабре 1917, когда большевики начали проводить массовую демобилизацию, а Совнарком издал максимально либеральные декреты «Об уравнении всех военнослужащих в правах» и «О выборном начале и об организации власти в армии». Далее следует авторский текст.


Юго-Западный фронт. «Положение о демократизации армии», выработанное ВРК при Ставке, было доведено до сведения частей и соединений Юго-Западного фронта приказом большевистского фронтового ревкома № 3 от 1 декабря. Приказ гласил: «По предписанию ВРК при Ставке Главковерха (Верховного главнокомандующего. — С.Б.) от 30 ноября 1917 г. ВРК Юго-Западного фронта приказывает всем армейским, корпусным, дивизионным, полковым и прочим войсковым организациям, главкому, командующим армиями, корпусами, дивизиями, полками и другими войсковыми частями и учреждениями принять к немедленному исполнению нижеследующее: “Положение о демократизации армии”»{752}. Это явилось дополнительным стимулом для переизбрания командного состава, проводившегося большевизированными солдатскими и большевистскими военно-революционными комитетами, принявшего здесь со второй половины ноября массовый характер.

Стремительно проходила демократизация в частях и соединениях 11-й армии. 18 ноября приказом № 1 ее большевистский ВРК объявил себя высшей властью в районе 11-й армии и предоставил всем корпусным, дивизионным, полковым и равным им военно-революционным комитетам «право контроля всех распоряжений строевого начальства, не исключая оперативных». Ревком также заявил, что «все распоряжения строевого начальства принимаются к исполнению лишь с санкциями надлежащих военно-демократических организаций». В том же приказе армейский ВРК извещал солдат о том, что «контроль над отделениями штаба армии осуществляется непосредственно Военно-революционным комитетом армии»{753}.

В войсках 11-й армии военно-революционные комитеты после издания армейским ВРК приказа № 1 также приступили к демократизации. 21 ноября на заседании ревкома 6-й Сибирской стрелковой дивизии (5-й Сибирский армейский корпус) была принята резолюция о порядке переизбрания командного состава. В ней говорилось, что «по отношению отвода начальствующих лиц постановлено выделить из дивизионного Военно-революционного комитета двух членов, которые совместно с двумя членами ротного комитета и двумя делегатами исполнительного полкового комитета разбирают материалы по поводу нежелательности иметь данное лицо ротным (или иным) командиром и в случае нахождения его не соответствующим своему назначению, отстраняют его, а на его место временно назначают выставленного ротным комитетом кандидата. По отношению же смены более высших начальников в полку в помощь двум членам от дивизионного военно-революционного комитета назначают трех делегатов от полкового исполнительного комитета и совместно с двумя делегатами, заявивших жалобу, разбирают дело, выработанный материал представляют в дивизионный военно-революционный комитет»{754}.

22 ноября ревком 50-й пехотной дивизии направил телеграмму всем полковым, ротным и другим солдатским комитетам частей дивизии. В ней сообщалось, что с 23 ноября дивизионный ВРК приступает к исполнению своих обязанностей, и требовалось выполнять только те «приказы и предписания, исходящие из штаба дивизии, которые санкционированы военно-революционным комитетом»{755}. 23 ноября приказом № 1 ревком 25-го армейского корпуса также объявил, что «все приказы и распоряжения строевого начальника, не исключая и оперативных, должны быть строго контролированы [военно-революционным] Комитетом данной части»{756}.

Помимо установления контроля над командным составом, большевистские военно-революционные комитеты нередко сами, без перевыборов, отстраняли от должности неугодных им офицеров и генералов. 26 ноября приказом ВРК 5-го Сибирского армейского корпуса был смещен командир корпуса генерал-лейтенант А.Ф. Турбин и на его должность назначен сочувствующий большевикам капитан А.И. Тодорский{757}. «В нашей армии, — сообщал в своем донесении от 28 ноября генерал-квартирмейстер 11-й армии полковник В.К. Токаревский временно исполняющему должность главнокомандующего армиями Юго-Западного фронта генерал-лейтенанту Н.Н. Стогову, — самочинно проводится в жизнь проект Декларации Народных Комиссаров по военным делам: в корпусах — революционные комитеты, а в штабе армии — возникший штабной, или, как он себя называет, командный, комитет осуществляют фактически выборное начало. Как уже доносил вчера командарм (командующий армией. — С.Б.) и наштарм (начальник штаба армии. — С.Б.), за последние два дня сменен комкор (командир корпуса. — С.Б.) 5-го Сибирского [армейского корпуса] генерал Турбин, в штарме (штабе армии. — С.Б.) в дежурстве сменены несколько старших адъютантов, казначей, вся комендантская часть.

Завтра или в ближайшие дни также смещения предстоят в отделе НЭХО (начальника этапно-хозяйственного отдела. — С.Б.) и генкварма (генерала-квартирмейстера. — С.Б.)»{758}. Вскоре, 1 декабря, приказом № 5 армейский ВРК отстранил от должностей командующего 11-й армией генерал-лейтенанта М.Н. Промтова и начальника штаба армии генерал-майора С.А. Кирпотенко. «Всем остальным начальствующим лицам штаба армии, — говорилось в приказе, — оставаться на своих местах и продолжать работу, памятуя, что за всякий саботаж они подлежат суровой ответственности перед революционной властью»{759}.

В Особой армии наиболее широкий размах приобрела демократизация в 39-м, 44-м армейских и 7-м кавалерийском корпусах, охватив все звенья от низших до высших{760}. На 4-м армейском съезде Особой армии 27 ноября был избран новый большевистский армейский ревком, объявивший себя высшей властью в армии. Съезд постановил ввести в Особой армии выборное начало и избрал ее командующим перешедшего на сторону новой власти генерал-лейтенанта В.Н. Егорьева{761}. Вскоре ВРК Луцкого гарнизона на основе постановления съезда Особой армии предписал приказом № 3 всем частям «выбрать должностных лиц и комиссаров от рот, команд и отдельных частей… Всем офицерам, военным врачам, чиновникам и солдатам снять погоны, ордена, кокарды и всякого рода знаки. Отобрать денщиков и вестовых, которые находятся для личных услуг у офицеров, чиновников и проч.»{762}.

В частях и соединениях 7-й армии также достаточно быстро развертывался процесс демократизации. Состоявшееся 28 ноября заседание большевистского ВРК 295-го пехотного Свирского полка постановило: «Выборное начало во всех воинских частях вообще и в нашем полку в частности в видах полной демократизации армии… признать желательным и немедленно приступить к подготовке почвы для проведения этого решения в жизнь. Подготовляя это, избрать комиссию, которой поручить немедленно приступить к составлению списков кандидатов на все командные и распорядительные должности полка и выработки инструкции о принципах и правилах избрания… которой руководствоваться впредь до составления таковой вообще в государственном масштабе»{763}. Заседание ревкома 1-го Гвардейского корпуса, проходившее 1 декабря, тоже приняло решение немедленно начать перевыборы командного состава{764}. 3 декабря на заседании ВРК 51-го Сибирского стрелкового полка (7-й Сибирский армейский корпус) обсуждался «вопрос о демократизации армии в связи с полученными распоряжениями». Было постановлено «избрать комиссию для ведения дел по выборам командного состава»{765}.

На 2-м съезде представителей солдат частей 7-й армии 2 декабря за неподчинение новой власти был смещен командующий 7-й армией генерал-лейтенант Я.К. Цихович и на его должность назначен сочувствующий большевикам штабс-капитан 6-го Финляндского стрелкового полка В.К. Триандафиллов{766}. В целом же только в первой половине декабря на дивизионных, корпусных и армейских съездах Юго-Западного фронта были смещены с должностей 32 антибольшевистски настроенных генерала и на их место избраны представители командного состава, признающие новую власть{767}.

Румынский фронт. Процесс демократизации в армиях Румынского фронта развернулся позднее и проходил медленнее, чем на соседнем Юго-Западном. Одной из основных причин, тормозивших демократизацию на этом фронте, являлось отсутствие здесь поначалу большевистских ревкомов, которые, как было показано выше, в основном ее и проводили. Однако в тех частях и соединениях, где имелись военные организации большевиков, большевизированные солдатские комитеты или были созданы большевистские ревкомы (вместо эсеро-меньшевистских), начал разворачиваться процесс демократизации.

Среди частей и соединений Румынского фронта наиболее активно демократизация проходила в 8-й армии, где переизбрание эсеро-меньшевистских ревкомов и замена их большевистскими начались раньше, чем в других армиях фронта. Так, солдатский комитет штаба 33-го армейского корпуса 8-й армии 22 ноября в обращении к только что образованному большевистскому корпусному ревкому писал: «Мы верим, что революционный комитет примет самые решительные меры для обновления той части командного состава, которая, будучи нереволюционно настроена, не имеет веры в силы революционной демократии»{768}. Вскоре корпусной ВРК телеграфировал частям и соединениям корпуса, что «новые военно-революционные комитеты являются высшими и единственными органами власти, которым в пределах части должны подчиняться все остальные организации и командный состав этой части»{769}. Согласно этой телеграмме большевистский ревком 33-го корпусного воздухоплавательного отряда постановил, что «все приказания, исходящие от командного состава, действительны лишь только за подписью… членов в[оенно]-р[еволюционного] к[омите]та отряда»{770}.

Созданный большевиками ВРК 32-го мортирного артиллерийского дивизиона приказом № 1 от 25 ноября объявил, что «функции военно-революционного комитета будут заключаться в полном контроле всех оперативных и строевых приказов командного состава… Военно-революционный комитет, приступая к исполнению своих обязанностей, предлагает командиру дивизиона и командирам батарей все приказы, секретную переписку направить сначала непосредственно в в[оенно]-р[еволюционный] к[омитет] при управлении дивизиона»{771}. В тот же день, 25 ноября, большевистский ревком 4-й Заамурской пограничной пехотной дивизии постановил, «чтобы все распоряжения по дивизии и сведения, идущие сверху вниз и обратно, подписывались председателем и секретарем или другими членами ревкома»{772}.

30 ноября 2-й съезд 8-й армии по предложению большевистской фракции принял резолюцию о демократизации, в которой требовалось «признание за войсковыми организациями, от ротных комитетов до армейского, права отвода лиц командного состава от должностей по всем мотивированным принципам. Назначение лиц командного состава только по утверждению комитета части. Права немедленного смещения комитетами части хозяйственных чинов за бездеятельность. Отобрание вестовых для личных услуг у лиц командного состава»{773}. В соответствии с этой резолюцией большевизированный армиском 8-й армии 1 декабря принял постановление о демократизации армии{774}.

После армейского съезда, на котором верх одержали большевики, процесс демократизации 8-й армии значительно ускорился. Так, 3 декабря большевистский ВРК 16-го армейского корпуса доносил в Ставку Верховного главнокомандующего, что «30 ноября получена резолюция II армейского съезда 8-й армии с указанием немедленного введения в армии выборного начала, на основании которой Военревком 16 будет в дальнейшем руководствоваться»{775}.

5 декабря большевистский ревком 117-го паркового артиллерийского дивизиона, заслушав телеграмму председателя армискома 8-й армии большевика Б.И. Солерса о демократизации армии, постановил: «в парках дивизиона общими собраниями солдат парков приступить к выборам командного состава, во всем строго руководствуясь инструкцией, копии постановлений о выборах представить на утверждение в дивизионный военно-революционный комитет»{776}. 11 декабря большевистский ревком 1-го Заамурского конного полка «согласно предписанию ВРК при Ставке главковерха (Верховного главнокомандующего. — С.Б.) от 30 ноября 1917 года и приказу Комитета 8-й армии о демократизации армии» произвел перевыборы командного состава полка{777}.

14 декабря съезд большевистских военно-революционных комитетов 8-й армии за сотрудничество с Центральной радой сместил с должности командующего армией генерал-лейтенанта Н.А. Юнакова и назначил на его место прапорщика большевика Л.А. Александровича. Начальником штаба армии съезд избрал штабс-ротмистра большевика А.И. Геккера{778}. Кроме того, были переизбраны командиры 11, 16, 23 и 33-го армейских корпусов. В частности, командиром 33-го армейского корпуса делегатами корпусного съезда был избран большевик С.М. Овчинников{779}.

В 4-й армии процесс демократизации возглавил новый армейский ревком, образованный большевиками 24 ноября. На следующий день, 25 ноября, им было принято постановление о немедленном проведении полной демократизации командного состава снизу доверху на основе выборного начала. Однако, учитывая то обстоятельство, что среди лиц командного состава были офицеры, лояльно относившиеся к новой власти, ревком 4-й армии в дополнение к телеграмме, оповещающей части и соединения армии о принятом постановлении о демократизации, сообщал, что выборное начало следует применять только там, где против лиц командного состава возникает недовольство подчиненных и за смещение командира выскажется большинство солдат или соответствующий солдатский комитет.

Источник:

"Великая война: как погибала Русская армия", автор Базанов Сергей Николаевич (доктор исторических наук) https://military.wikireading.ru/65978
Tags: 1917, арм_развал, арм_русская, война_1мировая
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 8 comments