vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Categories:

Из истории полиции Симбирска

Еще в середине 1850-х гг. пристав 1-ой части Иванов создал из нескольких рядовых полицейских отряд для оперативной работы и расследования уголовных дел. «Облеченные от Иванова полной властью заподазривать людей, они действовали по своему усмотрению, т.к. по природе своей способны ко всяким пронырствам» — описывал один из задержанных. Группа с успехом раскрыла немало дел, но являлась, в общем-то, самодеятельностью.

«РУССКОЕ СЛОВО» 19 октября 1911 года. СИМБИРСК, 18 октября. Обнаружена новая кража 378 пудов рельсов казанской дороги. Железнодорожный мастер Кораблев и городской подрядчик Назаров сознались в похищении и указали, как на соучастника, на члена управы Медведева. У последнего найдены письменные улики — счета, в которых фигурируют краденые рельсы, проведенные по документам дороже обычных цен на 15 коп. в пуд. Начато следствие.

«РУССКОЕ СЛОВО» 26 октября 1911 года. СИМБИРСК, 25 октября. Уже сообщалось о скандальной краже рельсов на московско-казанской дороге для надобностей городской управы. В связи с этой кражей сыскная полиция произвела обыск у подрядчика Назарова. В отобранных у него приходорасходных книгах имеются, между прочим, такие отметки: «Выдано члену управы Медведеву 270 рублей», «Выдано на чай инженеру Александрову 20 рублей».

Чины Симбирской полиции у здания городского полицейского управления. В центре В.А.Пифиев, через 1 человека справа начальник сыскного отделения П.И.Мицкевич. Фото В.С.Пирогова, 1914-1916. Из книги Е.К.Беспаловой, И.Э.Сивопляса «Прогулки по Московской», Ульяновск, ГИМЗ, 2013.


6 июля 1908 г. был издан Указ «Об организации сыскной части», в его исполнение в ноябре того же года создано Симбирское сыскное отделение из 7 человек (к 1917 году 13 чел., включая письмоводителя, регистратора, фотографа, рассыльного). Оно разместилось при 1-ой полицейской части, а по адресной книге 1916 г. числилось на Панской улице, в доме купца Мухина (Энгельса, 56). Возглавил симбирский уголовный сыск Петр Иванович Мицкевич. Вот уж действительно, человек, поднявшийся с самых низов. Сын киевского сапожника, не получивший образования, он служил рядовым в армии, работал конторщиком, кладовщиком. В 1905 г. поступил писцом в саратовскую полицию, через год переведен в Симбирск околоточным надзирателем. Вскоре занял место убитого карсунского уездного урядника. Была ли удовлетворена просьба Мицкевича о переводе или не нашлось других кандидатов, но он стал заведующим вновь созданным сыскным отделением. Служба и впрямь была беспокойной. Так, 30 июня 1909 г. Мицкевич и его сотрудники в тот же день задержали налетчиков, совершивших вооруженное ограбление конторы Карамзинской больницы. Были и другие успешные дела. Наряду с этим, упоминаются документальные свидетельства, обвиняющие Мицкевича в присвоении денег отделения и подлогах. Правда, доказано ничего не было, и он оставался в должности до февральской революции. 7 марта 1917 г. уволен от должности, выселен из служебной квартиры, а вскоре арестован. Под стражей Мицкевич оставался недолго: в революционной суматохе бежал и покинул Симбирск. В 1920-х годах он вернулся в город и, более того, вновь поступил на работу в уголовный розыск.

«СИМБИРЯНИН» 26 января 1912 г. «В ночь на 24-ое в жилое помещение купца Грачева… посредством взлома проникли воры, похитившие вещи домашнего обихода. Грачев немедленно явился в сыскное отделение. В его отсутствие воры произвели вторичный взлом, на этот раз в кладовой, где хранились кожевенные товары. Когда на место происшествия прибыли… чины сыскного отделения во главе с начальником П.И.Мицкевичем, воры бросились спасаться бегством. …Через некоторое время один из убегавших… был пойман на Лосевой улице…, назвался лишенным прав Краснеевым. При осмотре взломов… г.Мицкевич определил, что кража совершена при участии взломщика-гастролера Власова. К поимке воров были приняты энергичные меры. В ту же ночь обнаружена конспиративная квартира воров в доме Егорова на Маришке. …На этой квартире задержаны лишенный прав Шкалов, сидевший в тюрьме и недавно выпущенный на свободу Варюхин и сожительница последнего Шрайченкова, пытавшаяся скрыть похищенные у Грачева вещи под платьем. Там же обнаружен приехавший в Симбирск на «гастроли» взломщик Григорьев. Все эти лица немедленно арестованы…».

17 июня 1888 г. губернатор М.Н.Теренин назначил симбирским полицмейстером 36-летнего исправника из Казанской губернии Василия Асафовича (Иоасафовича) Пифиева. Эту должность «Асыфыч» занял, пройдя всю лестницу полицейской иерархии – с самых низов. Старожил А.В.Ястребов: «Бросалась в глаза его незаурядная фигура. Это был богатырь вроде Ильи Муромца…», «Едва ли в нашем городе была более популярная, более типичная личность…». Газета «Симбирянин» писала: «…крикливая, беспорядочная и даже буйная толпа, словно по мановению магической палочки, приходила в порядок и успокаивалась после выразительных слов: «Асафыч едет!», «Во время массового скопления людей, он всегда появлялся на улицах, ехал в экипаже, но не сидел, а стоял, держась рукой за кушак кучера и смотря по сторонам орлиным взглядом». Между собой симбиряне называли его «дедушкой», а сравнивая с другими губерниями, говорили: «У нас орел!». Более чем на четверть века Пифиев установил в городе спокойствие и порядок.

Симбирский полицмейстер Василий Асафович Пифиев


Через несколько дней после назначения нового полицмейстера в городе произошел сильный пожар, уничтоживший около 200 домов и повлекший человеческие жертвы. Пожарные проявили полную беспомощность. Поэтому первой задачей Пифиева стало устройство пожарного дела. Главной причиной быстрого распространения огня в Симбирске являлась беспорядочная застройка дворов сараями, летними кухнями, другими постройками. Пифиев с подчиненными обходил дома и, где уговорами, а где через суд заставлял ломать пожароопасные строения. А заодно – чинить сгнившие деревянные тротуары, приводить в порядок улицы. Преодолевая сопротивление обывателей, Пифиев добился того, что Симбирск стал образцовым по благоустройству и пожарной безопасности городом и не знал более опустошительных пожаров. Был наведен порядок и в пожарной службе. Нерадивого брандмейстера сменили. «Влилась как бы «вода живая» в пожарные бочки, и пожарная команда начала действительно тушить, а не присутствовать при пожарах, как было ранее» — вспоминал пристав Пухов. Сам же полицмейстер лично присутствовал на возгораниях, руководил тушением, заставлял зевак качать пожарный насос, демонстрируя внушительный кулак, и уходил последним, лишь убедившись, что огонь полностью погашен.
Был наведен порядок на улицах. «Показались на перекрестках невиданные ранее постовые городовые. Подтянулись до неузнаваемости высшие чины полиции». Губернатор С.Д.Ржевский писал: «Превосходно дисциплинированные, всегда трезвые, чисто одетые, вежливо обращающиеся с публикой городовые… своим видом и поведением свидетельствуют о громадном труде, положенном Пифиевым в переустройстве полицейской организации». Поговаривали злопыхатели, что полицмейстер берет взятки (а о ком, занимающем подобный пост, этого не говорили), но никаких подтверждений не обнаружилось. После его смерти все имущество составлял двухэтажный дом на Мартыновой улице, а долги в два раза превышали стоимость наследства. Благодаря Пифиеву «узнали симбирцы, что существуют и честные полицейские служаки».

Была объявлена война процветавшему воровству. На пристанях круглосуточно дежурили переодетые полицейские. Приплывавших воров-гастролеров тут же выпроваживали из города. Сам же Василий Асафович, встречая на пристани приезжих любителей чужого добра, обещал «оборвать им ноги, если буде у кого возникнет желание сойти на симбирский берег». Интересный документ приведен на фото 4. Такая фотокарточка одновременно служила удостоверением личности полицейского, несшего службу в штатском. Текст на лицевой стороне и обороте гласит: «Симбирское Городское Полицейское Управление удостоверяет, что изображен на сей карточке Помощник Пристава 2 части города Симбирска Василий Александрович Свитнев». Две подписи и печать – не придерешься.


В революцию 1905 г. Симбирск был единственным городом Поволжья, избежавшим серьезного кровопролития. Полиция вставала живым щитом между революционерами и черносотенцами и не допускала побоищ. Зафиксирован случай, когда избитого монархистами студента – бунтаря полицейский вырвал из рук разъяренной толпы, посадил к себе на коня и отвез домой. Как писал симбирский губернатор Л.В.Яшвиль: «В это время выразились в полной мере способности и служебный такт… Пифиева. Несмотря на очевидное желание публики найти случай к обвинениям местной полиции и возбудить толпу, такового не оказывалось…».

В.А.Пифиев возглавлял симбирскую полицию более четверти века. За это время сменились 7 губернаторов, и все они высоко оценивали работу полицмейстера, не говоря уж об авторитете и популярности среди горожан. В 1913 году празднование 25-летия службы Пифиева своим размахом затмило торжества по случаю 300-летия дома Романовых. Губернатор А.С.Ключарев: «Время шло, годы проходили. В.А.Пифиев продолжал дальнейшую службу, службу чрезвычайно тяжелую, от которой бежали люди и помоложе его…».
Василий Асафович Пифиев скончался 16 (по новому стилю 29) апреля 1916 года от кровоизлияния в мозг. Отпевали его в кафедральном соборе два епископа, гроб несли первые лица Симбирска: губернатор А.С.Ключарев, городской голова Л.И.Афанасьев, другие представители высшей администрации и видной общественности. Погребен был в семейном склепе на почетном месте Воскресенского городского кладбища – за алтарем церкви.

В 1939 году ульяновская газета «Пролетарский путь» опубликовала статью некоего М.Иванова «Сторожевой волк», описывающую «кровавые злодеяния» Пифиева. Автор писал, что тот топил революционеров, травил поэта Минаева, и даже собаки при виде его прятались в подворотнях. В заключение было выражено сожаление, что полицмейстер «отдал богу душу», не дожив до Октябрьской революции, и не понес «заслуженного возмездия». После этого надгробие В.А.Пифиева было снесено.

10 марта 1917 года был ликвидирован Департамент полиции, а 17 марта Временным правительством издано постановление «Об учреждении милиции». Сразу после Октябрьской революции, 10 ноября 1917 г., последовало постановление «О рабочей милиции». Первым губернским комиссаром внутренних дел с января 1918 г. стал М.Д.Крымов. Но это уже другая история.

Использованы материалы книг и статей: П.Л.Мартынов «Город Симбирск за 250 лет его существования», Симбирск, 1898; «История Симбирского – Ульяновского края в уникальных документах Государственного архива Ульяновской области», Ульяновск, 2006; «Краткий исторический очерк подразделений МВД Симбирской губернии – Ульяновской области» (Шарапов А.И. и др.), Ульяновск, 2001; Беспалова Е.К., Сивопляс И.Э. «Прогулки по Московской», Ульяновск, 2013; А.В.Ястребов «Мои воспоминания о жизни в Симбирске»; В.Миронов «Начальник Симбирского сыска»; И.Корост «Хранитель порядка»; Е.Юникова «Легендарный полицмейстер Симбирска»; А.Шабалкин «Все жулье держал в кулаке» и др.

Источник:
Наталья Михайлова "Симбирская полиция"
https://ulpressa.ru/2017/05/16/brandergofer-simbirskaya-politsiya-chast-2-okonchanie-politsiya-v-litsah/
Tags: зарплаты, рос_империя, царские_сатрапы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments