vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Categories:

Кавалергарда век недолог...

Не было в России воинской части, в чьих списках значилось бы столько прославленных и известных имен, начиная от самого Петра Великого и ближайших его сподвижников и заканчивая министрами и видными государственными деятелями времен последнего российского императора. Ни одна другая часть гвардии или армии не имела столь удивительной, уникальной истории. За время существования Кавалергардского полка в нем служило много офицеров, впоследствии ставших знаменитыми людьми. В числе наиболее известных бывших кавалергардов можно назвать героя Отечественной войны 1812 года Дениса Давыдова; декабристов Ивана Анненкова, Сергея Волконского, Михаила Лунина. Бывшими русскими кавалергардами являлись: руководитель греческой революции Александр Константинович Ипсиланти, знаменитый герой Русско-турецкой войны 1877-78 гг. генерал Михаил Дмитриевич Скобелев, председатель III и IV Государственной Думы Михаил Владимирович Родзянко, гетман Украины Павел Петрович Скоропадский, маршал и президент Финляндии Карл Густав Эмиль Маннергейм.

"Мы не стремимся быть первыми, но никого не допустим быть лучше нас" — гордый девиз кавалергардов — самых смелых и красивых мужчин эпохи. Их объединяла верность традициям, исключительная честность, природный аристократизм, самопожертвование и беззаветная любовь к Отечеству. Это о них сказано: "Высший шик кавалергарда — отсутствие всякого шика".

СЛАВНАЯ история кавалергардов в России началась 30 марта 1724 года, когда к коронации супруги Петра I императрицы Екатерины I, которая состоялась 7 мая того же года, в качестве почетной стражи был сформирован Кавалергардский корпус. Первая полурота кавалергардов открывала коронационное шествие из Кремлевского дворца в Успенский собор, вторая замыкала его. Во время самой коронации кавалергарды располагались на ступеньках трона. Сам Петр возложил на себя звание капитана кавалергардии, а офицерами корпуса назначил генералов и полковников других полков, в капралы — подполковников. Рядовыми же кавалергардами выступали шестьдесят самых рослых и представительных красавцев обер-офицеров. Однако после коронации корпус просуществовал недолго. В конце мая 1724 года он был расформирован, а офицеры распущены по своим полкам.

Корпуса кавалергардов как такового в России не существовало вплоть до воцарения на российском престоле Екатерины II (1762-1796). Тогда из числа лейб-кампанцев, которые были созданы дочерью Петра Великого Елизаветой Петровной и служили ей в качестве личной гвардии, был образован специальный Кавалергардский корпус. Кавалергарды охраняли императрицу и лиц императорской фамилии, несли караульную службу в императорских покоях в Москве, Петербурге, во всех загородных дворцах и резиденциях. Служба в кавалергардии считалась очень почетной, и поступить туда могли исключительно дворяне. Многие знатные родители стали записывать в корпус своих маленьких детей, чтобы обеспечить им в дальнейшем службу непосредственно при императорском дворе.

При императоре Павле I Кавалергардский корпус неоднократно расформировывался и создавался вновь, менял свое наименование. Так, в 1799 году он именовался особой гвардией Великого магистра ордена св. Иоанна Иерусалимского, которым считался Павел. И лишь 11 января 1800 года был сформирован лейб-гвардии Кавалергардский полк, вошедший в состав русской армии на одинаковом положении с другими гвардейскими полками без сохранения привилегии набора из дворян. Шефом полка был назначен генерал Федор Петрович Уваров, выполнявший эту почетнейшую обязанность до самой своей смерти в 1824 году.

В 1804 году мундиры кавалергардов, дольше всех сохранявшие покрой павловского времени, приобретают характерные черты военной формы XIX века — белые двубортные колеты с высокими воротниками, белые лосиные панталоны, ботфорты, каску из толстой кожи с пышным волосяным плюмажем, надежно защищавшую от удара холодным оружием. А вот кирасы, которые были отменены в 1801 году, кавалергарды надели летом 1812 года. Боевой опыт показал поспешность принятого ранее решения…

Кавалергарды Александра I в 1805 году: рядовой и унтер-офицер


Боевое крещение, столь славное и столь трагическое, лейб-гвардии Кавалергардский полк, которым командовал генерал-майор Н. Депрерадович, принял на поле Аустерлица. Как известно, 20 ноября 1805 года союзные армии, рассчитывавшие обеспечить себе полную и безоговорочную победу над Наполеоном, потерпели сокрушительное поражение.

Уверенность союзников в победе была столь велика, что перед битвой полку приказали готовиться к царскому смотру! На бой кавалергарды вышли, словно на парад. Полк подошел в самый критический момент сражения, когда русская гвардейская пехота, оказавшаяся на направлении главного удара французов, уже не могла сдерживать яростные атаки неприятеля и начала отступление.

Кавалергарда век недолог... Три первых эскадрона кавалергардов атаковали французскую пехоту, дав возможность отойти разрозненным группам преображенцев. 4-й эскадрон Николая Репнина и взвод корнета Александра Альбрехта пришел на помощь Семеновскому полку. Воины-семеновцы были окружены конными егерями французской гвардии, пытавшимися отбить у них гвардейские знамена. Отчаянный удар эскадрона кавалергардов позволил семеновцам перебраться через Раустицкий ручей, за ними отошла и наша кавалерия. Однако французам удалось замкнуть кольцо окружения вокруг отважного эскадрона. Все попытки прорвать кольцо извне не увенчались успехом. Около 15 минут продолжалась жестокая сеча, пока четыре эскадрона конных французских гренадер с криком: "Заставим плакать петербургских дам!" не обрушились на русских всадников… Все офицеры эскадрона кавалергардов были ранены и попали в плен. Тех, кто мог держаться на ногах, после сражения подвели к Наполеону. "Ваш полк честно выполнил свой долг! — сказал Бонапарт командиру эскадрона Репнину, а после добавил, указав на раненого 17-летнего корнета Сухтелена, стоявшего рядом с командиром: — Он очень молод, чтобы драться с нами". На что молодой офицер воскликнул: "Не нужно быть старым, чтобы быть храбрым!"

Несмотря на то, что в своем первом бою кавалергарды проявили необычайное мужество и незаурядную стойкость, последствия для полка были катастрофическими — в сражении погибли одна треть офицеров и 226 нижних чинов. Участие кавалергардов в остальных сражениях кампании не было отмечено значительными успехами, и в апреле 1806 года полк возвратился в Россию.

Безусловно, повседневная служба в придворном полку отличалась напряженностью. Постоянная муштра, бесконечные заботы о поддержании имущества в образцовом порядке, всевозможные смотры. Но и льгот у кавалергардов тоже было предостаточно. Так, нижние чины, "отличные по службе и поведению, имели право получать от Государя на свадьбу: фельдфебели — 100 рублей, унтер-офицеры — по 50 рублей, рядовые — по 25 рублей".

Спокойная жизнь кавалергардов, насыщенная учениями и парадами, продолжались вплоть до 17 марта 1812 года, когда гвардейские кирасиры выступили в поход на Вильно. С началом Отечественной войны лейб-гвардии Кавалергардский полк вошел в состав 1-й армии Барклая де Толли и отошел назад. Как и остальные элитные части, полк всячески оберегался командованием и не принимал участия в боевых действиях до Бородинского сражения. Под Бородино лейб-гвардии Кавалергардский полк и лейб-гвардии Конный полк вошли в состав 1-й кирасирской дивизии генерал-майора Н. Депрерадовича.


Кавалергарды в Бородинском сражении.

Полк вступил в сражение во время третьей атаки французов на батарею Раевского, когда, по существу, центр русской позиции был прорван и бригада осталась единственным препятствием на пути врага. «Кавалерия Груши, поддержанная огнем своей пехоты и артиллерии, опрокинув несколько полков 7-й пехотной дивизии (по другим источникам, 24-й пехотной дивизии), врубалась в батарею Костенецкого». Кавалергарды, уничтожив россыпь передовых всадников, двумя линиями эскадронов двинулись рысью под огнем на строившиеся колонны французской кавалерии.

Картина художника Виктора Болтышева "Бородино. Кавалергарды в бою."


Гибель Левенвольда, на виду полка сраженного картечью, лишь на мгновение смутила кавалергардов — полк врубился в колонну неприятеля, сминая ее. По впечатлениям очевидца, «рукопашный бой между массами смешавшихся наших и французских латников представлял необыкновенное зрелище, в своем роде великолепное, напоминавшее битвы древних рыцарей... Всадники поражали друг друга холодным оружием среди груд убитых и раненых». Враг был опрокинут и обращен в бегство. Трубачи протрубили сигнал «Аппель!». Здесь следует напомнить, что по существовавшему уставу неприятельскую кавалерию следовало атаковать только сомкнутым «железным» строем, а уже для преследования не выдержавшего натиска врага использовалась «рассыпная атака». По команде «Рознь! Марш! Марш!» следовало «каждому кирасиру не держать ни линии, ни шеренги, а ехать вперед». Стреляли и рубили до тех пор, пока сигнал «Аппель!» не заставлял прекратить преследование и, не мешкая, собираться к своему штандарту. При этом свое место в шеренге можно было не отыскивать, но желательно было найти свою шеренгу (первую или вторую). Место сбора определялось по штандарту, для прикрытия которого всегда оставались с обеих сторон по три ряда кирасир с командиром 3-го взвода, а также замыкающий офицер и трубачи. Между тем увлекшаяся преследованием группа кавалергардов не сразу восприняла сигнал. Около сотни всадников остановились, лишь увидев перед собой строй французской кавалерии. Гвардейцы мгновенно образовали свой строй. Старший в этом строю поручик П. С. Шкурин оказался в затруднении: стоять нельзя — противник накапливается, вот-вот атакует; развернуться тоже — ударят в спину; атаковать самому — значит нарушить полковой приказ («Аппель!» продолжал звучать). Сомнения разрешил оказавшийся поблизости дивизионный адъютант М. П. Бутурлин, приказавший атаковать. Однако противник боя не принял, и отряд смог присоединиться к полку.

Из рапорта генерал-майора Н. М. Бороздина; «...полки Кавалергардский и лейб-гвардии Конный под предводительством генерал-майора Шевича зачали сей день атакою на неприятеля, завладевшего уже нашею батареею (2-й гвардейской конной батареей), с которой, опрокинув его, содействовали спасению батареи, истребив большую часть покусившихся на сей предмет. Сим остановлено стремление на центр наш, и часть пехоты нашей, которая была уже за неприятельской кавалерией, спасена. В атаке сей имели нещастие потерять отличного полковника Левенвольда, который убит на месте, и командование принял полковник Левашов... Потом... полк Кавалергардский... ударил стремительно на неприятельских кирасир, мгновенно опрокинул оных и, преследуя, сильно поражал».

Многими жизнями заплатили гвардейцы за успех в бою: погиб полковник К. К. Левенвольд — последний представитель своего древнего рода воинов; убит состоявший при генерал-лейтенанте А. И. Остермане-Толстом поручик П. П. Валуев; геройски пал в сражении штабс-ротмистр П. А. Римский-Корсаков, о смерти которого сохранились рассказы французских офицеров такого рода: «Павел Александрович, человек огромного роста и необычайной силы, занесенный конем к неприятелю и окруженный им, на все требования сдачи отвечал ударами палаша, под которыми легло несколько человек, пока выстрел из карабина не положил его на месте». Всего из состава полка за время Бородинского сражения выбыло 14 офицеров и 93 нижних чина. Оставшиеся в живых офицеры были награждены. Н. Ф. Левашов— орденом Св. Георгия 4-й степени, М. С. Лунин, С. П. Ланской и К. В. Левашов — золотыми шпагами, все остальные — следующими по старшинству орденами, а 63 нижних чина — Знаками отличия военного ордена.

Картина художника Ю.А. Аверьянова "Раненый кавалергард"


После Бородинского сражения в кампании 1812-1814 годов полк принимал участие в битвах у Кульма, Фершампенуазе, Лейпцига, а закончил боевой путь, войдя в Париж. Успехи гвардейцев были отмечены жалованием Георгиевских штандартов с надписью: "За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России 1812 года" и 15 Георгиевских труб с надписью: "Кавалергардского полка". В 1814 году лейб-гвардии Кавалергардский полк вернулся на родину.

Мирные будни гвардейцев продолжались на протяжении ста лет. Жизнь шла своим чередом: менялись полковые командиры, приходили и уходили офицеры, изменялась штатная структура и наименование. С 1894 года полк именуется Кавалергардским Ее Величества государыни императрицы Марии Федоровны. Кавалергарды украшали своим присутствием парады и императорские смотры, несли службу при дворе, оживляли жизнь общества российской столицы.

Такое придворное существование продолжалось до трагического лета 1914 года. Маховик Первой мировой уже начинал раскручиваться. 21 июля в казармах на Шпалерной улице Петербурга был отслужен напутственный молебен. В ту же ночь первый эскадрон кавалергардов грузился в вагоны на Варшавском вокзале. По прибытии на фронт гвардейцы вошли в состав правой группы армейской конницы 1-й русской армии и вскоре участвовали в разведке боем за пограничной рекой Ширвинт.

Однако свой первый в череде грядущих сражений настоящий бой Кавалергардский полк принял 6 августа 1914 года у деревни Каушен. В атаку на противника кавалергарды пошли конным строем, но немецкая артиллерия поставила мощный огневой заслон. Пришлось отходить. В рядах полка появилась нервозность, и задние взводы стали наскакивать вперед. Тогда корнет Веселовский крикнул солдатам: "Кавалергарды галопом не отходят!" Этих слов оказалось достаточно, чтобы люди успокоились. Спешившись, гвардейцы под плотным пулеметным и артиллерийским огнем снова пошли на противника. Впереди цепей с обнаженной шпагой шел командир полка генерал-майор князь Александр Долгоруков. Приходилось останавливаться, залегать, окапываться. Прорвать оборону немцев удалось только, когда на помощь подошли конногвардейцы и атаку поддержала гвардейская артиллерия. Ровно через неделю Кавалергардский полк штурмом взял знаменитый по кампании 1807 года город Фридлянд.

Рядовые кавалергарды в форме начала 20-го века


По дорогам Первой мировой войны полк пройдет от Августовских и Козлово-Рудских лесов до Варшавы, Петракова и Свенцян, несколько раз сменит свою подчиненность, что порой не поддавалось никакой логике. Вскоре будет трудно признать в окопах тех самых блестящих гвардейцев— всадников, личную стражу российского императора.

Артиллерия, пулеметы, химическое оружие оказались непосильным противником для конницы. Белые мундиры и золотые кирасы сменились формой цвета хаки, а обучение действиям в конном строю изменилось на окапывание, перебежки, переползания. Пехоты в действующей армии требовалось гораздо больше, чем кавалерии. В мае 1916 года формируется стрелковый дивизион, состоящий из четырех пеших эскадронов. Офицеры 1-го эскадрона пришли из Кавалергардского полка, поэтому его называют кавалергардским.

В июле 1916 года участвуют в Брусиловском прорыве в районе Ковеля. Все задачи кавалергарды выполняют с честью, но вскоре у деревни Кроватки их меняют пехотинцы Иркутского пехотного полка, и полк выходит в тыл. 5 марта 1917 года в полк пришла телеграмма об отречении императора. Больше гвардейцам воевать не пришлось — в стране начинается революция…

Революционные силы прекрасно понимали, что развал государственной машины нужно начинать с вооруженных сил. Воюющая армия разлагается на глазах, дисциплина в частях и подразделениях стремительно падает. С марта 1917 года Кавалергардский полк охраняет железнодорожные станции Шепетовка и Казатин, да вот только не от немцев и австрийцев, а от российских дезертиров. И хотя первые волны дезертиров были остановлены и на станциях наведен порядок, через некоторое время кавалергардам остается только быть свидетелями неслыханного позора русской армии. В полк зачастили всевозможные агитаторы разных мастей, призывая "низложить последний оплот царизма", сохранивший боеспособность, — Кавалергардский полк.

В дивизионах кавалергардов проходят митинги солдат, на которых те постановили выразить недоверие офицерскому составу и заменить его на более демократичный. Многие из офицеров начинают покидать полк, не став ждать большевистской смуты. К ноябрю в полку остается всего лишь четыре офицера, которые покинули расположение части 3 ноября. Владимир Звягинцев писал в своей книге "Кавалергарды в Великую и Гражданскую войну": "С отъездом последних офицеров, порвалась последняя связь с прошлым. Душа полка отлетела. Полк умер…"

Однако расформирование полка еще не означало полного исчезновения кавалергардов. Офицеры Кавалергардского полка в большинстве своем присоединились к Белому движению, причем они старались по возможности держаться вместе. Вступив в состав Черкесской конной дивизии, кавалергарды осенью 1918 года составили взвод (за два месяца разросшийся в эскадрон) конных разведчиков Сводно-гвардейского полка. К июлю 1919 года кавалергарды сформировали уже три эскадрона, боевая биография которых закончилась осенью 1920 года в Крыму при эвакуации белогвардейских войск из России. В эмиграции бывшие кавалергарды создали полковое объединение «Кавалергардская семья», помогавшее и поддерживавшее нуждающихся офицеров. В 1938—1968 годах это объединение издавало ежегодный журнал «Вестник кавалергардской семьи».

Источники:
Дюльдин С. "Кавалергарда век недолог" http://storyo.ru/317-kavalergarda-vek-nedolog....html
Таланов А.И. "Кавалергарды" http://gosudarstvo.voskres.ru/army/cavguard.htm
Кавалергардский полк https://picturehistory.livejournal.com/1201749.html
Tags: кавалерия, рос_империя
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments