vasiliy_eremin (vasiliy_eremin) wrote in historical_fact,
vasiliy_eremin
vasiliy_eremin
historical_fact

Categories:

Из истории Кузнецкого металлургического комбината

К ноябрю 1926 года ВСНХ разработал ориентировочный пятилетний план развития Сибири, согласно которому в Кузбассе предусматривалось строительство крупного металлургического завода. 15 января 1929 года СТО вынес постановление о строительстве Кузнецкого комбината, мощность которого была определена в 820 тыс. тонн чугуна в год. Опыта в строительстве и детальном проектировании таких предприятий у советских специалистов практически не было, поэтому было принято единственное возможное решение: привлечь к сотрудничеству зарубежные компании.

К августу 1927 года специалисты Гипромеза подготовили технические задания для проектирования будущего КМК и передали их в американскую фирму Freyn Engineering Company (США, Чикаго), которая в том же году подписала с советским правительством рамочный договор на оказание консультационных услуг сталеплавильной промышленности. Непосредственное проектирование осуществлялось в Чикаго, а рабочие чертежи делались в СССР. Над ними работали смешанные группы советских и американских специалистов. 7 февраля 1928 года Политбюро ЦК ВКП(б) одобрило подготовленные проекты СНК по строительству Магнитогорского, Кузнецкого и Керченского металлургических заводов.

Участвовали в проекте не только американцы, Советское правительство привлекло под этот проект германские кредиты и производственные мощности. Оборудование изготавливалось в основном в Германии, а также в США, Англии и Франции по американским чертежам. Общая сумма кредитов, которые были привлечены под заказ оборудования для КМК, точно не известна, но речь идет о десятках миллионов долларов (строительство ДнепроГЭС, по американским данным, стоило до 100 млн. долларов, а проект КМК приближается к ней).

Для монтажа и запуска также нужна была иностранная помощь, поэтому в 1930 году было заключено соглашение о соответствующей технической помощи со стороны Freyn. В июле 1930 года в СССР прибыла группа из 18 инженеров из Чикаго, которые уже с августа начали работу непосредственно в Кузнецке. Вскоре приехали и другие иностранные специалисты — из США, Германии, Австрии, Франции и Чехословакии. Всего на «Кузнецкстрое» работало не менее 300 американских инженеров и рабочих.

Строительство Кузнецкого металлургического завода в апреле 1929 года было поручено «Тельбесстрою», который к концу месяца был переименован в «Кузнецкстрой». Первым начальником вновь созданной строительной организации был назначен Ф.Т. Колгушкин. В 1937 он, как и многие видные деятели сталинской индустриализации, был расстрелян.

Рабочую силу привлекали путем вербовки и присылкой спецпереселенцев (раскулаченных крестьян). Работы выполнялась вручную, землю отвозили на подводах. Непосредственно у строительной площадки завода строили 2 жилых городка: Нижнюю и Верхнюю колонии. В Нижней строили землянки и бараки попроще для обычной рабсилы, в Верхней – улучшенные бараки и дома для более квалифицированной. В 1931 году число рабочих «Кузнецкстроя» выросло до 50 тысяч. Еще около 30 тысяч человек работали на строительстве железных дорог и рудников. По данным исследователя-краеведа Л.И. Фойгт, до 62% строителей Кузнецкого комбината были раскулаченными крестьянами и заключенными (Л.И. Фойгт. Сталинск в годы репрессий. Новокузнецк. 1993-1995гг.)

Вид на Нижнюю колонию, за ней виден комбинат


В 1932 году на одного работника приходилось от 1,5 до 3,5 квадратных метра жилья, теснота была невероятной. В конце лета 1931 года на стройке вспыхнула эпидемия брюшного тифа. Летом 1932 года – эпидемия малярии. Осенью того же года началась эпидемия сыпного тифа, ситуация с заболеванием вшами становится критичной. Проблемы со здравоохранением решались очень медленно, финансирование было крайне скудным. По данным главврача И.В. Родовича, за 1935 год из Сталинска уехало 124 человека медицинского персонала. Процветал дефицит самых элементарных товаров и продуктов. Из сообщения одного из информаторов горкома партии: «15 января 1935г. в Кемерове… сразу в трех торговых точках большая очередь изломала стойки, а продавца магазина № 22 около шахты «Центральная» ударили палкой по руке. 14 января в 16-м магазине до полусмерти задавили жену одного инженера, которую пришлось увезти в больницу. На левом Жилкомстрое у магазина № 4 очередь образовалась уже в 4 часа утра – огромный хвост в 400 человек, но все-таки 90 рабочим хлеба так и не досталось. Еще больше очередь была в магазине № 1 – 500 человек… Жена коммуниста начальника кузнечного цеха т. Пономарева со слезами заявила, что 3-й день остается без хлеба, муж ушел на работу голодный и детей кормить нечем…».

Тяжелый, практически каторжный труд в кошмарных бытовых условиях стал источником неиссякаемого вдохновения для советских писателей и поэтов. Они старательно писали поэмы и романы на строительно-производственную тематику. Маяковский, к примеру, написал стихи, которые назвал «Рассказ Хренова о Кузнецкстрое и людях Кузнецка»:
По небу тучи бегают, дождями сумрак сжат,
под старою телегою рабочие лежат.
И слышит шёпот гордый вода и под, и над:
«Через четыре года здесь будет город-сад!»
Эти строчки были очень популярны в СССР, но город-сад в Новокузнецке и до сих пор не просматривается…

Из воспоминаний бригадира-каменщика В.Я. Щидека:
«Когда мы кончали первую батарею в подарок XYI партийной конференции, то я в течение 4 дней не уходил с печи, домой не являлся. Подушкой для отдыха мне служила рельса, а чтобы было помягче, подкладывал брезентовые рукавицы. Как раз перед этим у меня заболела жена, и я ее отправил в Томск, а дома остались двое ребят, одному 3 года, другому 7 лет. И вот, на второй день после моего ухода младший сынишка заболел и скоропостижно помер. Я под производственным угаром забыл про ребятишек. На пятый день прихожу домой и вижу — младший мой ребенок помер, а старший где-то ходит по площадке и ищет меня. Соседи также ходили и искали, но не нашли. А трупик начал уже пахнуть. Делать нечего, надо хоронить, а после пришлось хорошенько выпить. Пил за победу и пил за горе…»

6 марта 1932 года в американском журнале «The Sunday Morning Star» появилась большая статья под заголовком «Как живет американская колония в самом сердце Сибири». Автор статьи – журналистка Рут Кеннел. Она побывала на строительстве комбината и рассказала о своих впечатлениях... В день ее приезда на стройку погибло 22 человека. Временная строительная площадка не выдержала нагрузки в тот момент, когда на ней собрали более 100 человек для проведения митинга… Редкий день здесь проходит без травм. Были потери и у американцев: здоровяк Хилл, руководя разгрузкой, погиб под грудой металла, которую оператор крана по ошибке выгрузил прямо на него. Американцы здесь, как и в Москве, занимают привилегированное положение даже среди других иностранцев. Что касается жилья, то у американских специалистов в этом отношении все благополучно: одинокие мужчины живут в отдельных комнатах в доме-общежитии с собственной столовой и с магазином американских продуктов, называемом среди своих «American Hotel», а семейные – в отдельных 2-3 комнатных квартирах с собственным приусадебным участком и местом для барбекю. На трехразовое питание американцам выделяют 150 рублей в месяц, в то время как немцам, французам и высокопоставленным русским работникам – по 105 р. Питание высшей касты проходит в специальном ресторане «а ля карте». Дальнейшая иерархия ресторанов и столовых в Кузнецкстрое такова: есть еще привилегированный ресторан «а ля карте» для технических специалистов и инженеров, столовая для бригадиров, мастеров, чиновников и офисных работников, дорогая «коммерческая» столовая, где можно неплохо поесть за 75 копеек и, наконец, несколько столовых для рабочих, расположенных на территории завода с отдельно расположенными красиво оформленными столиками для ударников. Питание у большинства рядовых рабочих скудное... От недостатка калорий и общего дискомфорта, как обычно, рецепт один - водка…

Рут Кеннел и дети рабочих


В 1930 году «Кузнецкстрой» вступил в решающий период: завершалось строительство подсобных цехов, развернулось сооружение двух доменных печей, мартеновского и прокатного цехов, коксохимического завода и электростанции. Одновременно прокладывались шоссейные дороги, строились кирпичные заводы. В мае 1930 года руководителем «Кузнецкстроя» была назначен партиец с дореволюционным стажем, выпускник Политехнического института в Гренобле С.М.Франкфурт. Уже несложно догадаться, что в 1937 году он был обвинен в измене Родине, шпионаже, терроризме, после чего расстрелян.

В сентябре 1932 года была произведена первая плавка в мартеновском цехе, в ноябре вступил в строй блюминг, а 30 декабря в рельсобалочном цехе была прокатана первая партия рельс. В 1933-1935 годах Кузнецкий меткомбинат ввел в строй вторую очередь – две домны, мартеновский цех, новые коксовые батареи и прокатные станы. К концу второй пятилетки КМК был введен в строй полностью. Его мощности оценивались в 1,74 млн. тонн чугуна, 2,15 млн т стали и 1,7 млн т проката в год. По ним КМК практически не уступал Магнитогорскому меткомбинату – 2,15 млн т чугуна, 1,92 млн т стали и 1,64 млн т проката. Советское правительство дважды (в декабре 1934 года и в марте 1939 года) награждало орденами и медалями большие группы рабочих, инженеров и техников.

Наступил 1937 год. Бдительными «органами» на предприятии была вскрыта «глубоко законспирированная и широко разветвленная шпионско-диверсионная организация руководителей служб, отделов, цехов». Репрессирован 431 работник КМК. Жизнь комбината развивается типичным советским чередом: конкурирующие начальники ищут «вредителей» и пишут друг на друга доносы. В мае 1937 года, выступая на III городской партконференции, секретарь горкома заявил: «Мы с Вами сейчас являемся свидетелями такого факта, когда основная руководящая головка нашего комбината оказалась шпионами, агентами, японо-германскими агентами, вредителями». Расстрелян директор КМК профессиональный металлург К.И. Бутенко.

Несмотря на весь социально-бытовой ад, вал доносов и маразматическую борьбу со «шпионами, террористами и подрывным элементом» завод продолжал работать и развиваться. В 1939 году местные инженеры изобрели и запустили в производство машину непрерывного литья заготовки – одну из первых в мире.

Во время Великой Отечественной войны директором комбината был Роман Васильевич Белан. Из металла КМК было произведено 50 тыс. танков из 108 тыс. по СССР, самолетов 45 тыс. из 95 тыс. по СССР, снарядов 100 млн. из 220 млн. по СССР. На территории завода восстанавливали своё производство заводы, эвакуированные из Украины. В 1941-1942 годах с комбината было призвано в армию более 6000 человек, из которых 2180 погибли. Их заменяли подростки, женщины, призванные в военную промышленность жители села и горожане, а также заключеные, ссыльные и трудармейцы. К 1945 году на территории Кемеровской области располагались Сиблаг, Кемероволаг, Кузбасслаг, Севкузбасслаг, Южкузбасслаг, Араличевский, Камышлаг, ОИТК УМВД Кемеровской области, имевшие совокупное «население» в более чем 60 тыс. человек.

В настоящее время НКМК выступает в качестве генерального поставщика рельсовой продукции для ОАО «Российские железные дороги». Кроме того, на КМК выпускается сортовой прокат (круги, лемешная заготовка), заготовка для переката, швеллер, уголок, шары стальные мелющие, лист горячекатаный, коксохимическая продукция, трубная заготовка, а также судосталь. За рубеж продукция идет в страны Юго-Восточной Азии, Китай, Монголию, КНДР, страны СНГ и Прибалтики. На территории комбината работают целый ряд предприятий и организаций: вагоностроительный завод, завод ферросплавов и другие.

Комбинат в 2014г.


Источники:
Кузнецкий металлургический комбинат https://photochronograph.ru/2014/07/19/kuzneckij-metallurgicheskij-kombinat/
По следам статьи… http://www.leanok.ru/2016/05/ruth-kennel-sunday-morning-star-1931.html
Барачный «город-рай» https://matveychev-oleg.livejournal.com/3870506.html
Tags: гиганты_индустрии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments